Читать книгу “Провалившийся в прошлое” онлайн

Всё, вопрос с солью был улажен, и удовлетворённый охотник решил отправиться в обратный путь, а поскольку управился очень быстро, то поехал не назад, а вперёд, чтобы, проехав по верхотуре, спуститься к Кубани перед Недреманным хребтом, а затем подняться вверх по реке до станицы Барсуковской и уже оттуда спокойно сплавляться до Белой. Передвигаясь по реке, он мог хорошенько изучить её берега, и вообще Митяя одолел новый зуд – построить большую самоходную баржу, установить на неё запасной движок от Шишиги, назвать Решишигой – Речной Шишигой – и плавать по всем рекам региона вплоть до Азовского моря и как-нибудь подняться вверх по Дону и затариться там каменным углем, чтобы не переводить зря лес, выплавляя чугун и сталь.
До Барсуковской он доехал всего за день и в месте слияния Кубани и реки Барсучки обнаружил такой шикарный галечник, что застрял на нём на три дня и даже хотел выбросить половину соли, так как нашёл на нём галенит, свинцовую руду, графит, а также серебро и даже самородок золота. Хотя глаза у Митяя больше всего загорелись как раз при виде свинцового блеска и графита, он всё равно тут же изготовил промывочный лоток и целый день стоял в воде раком, как заправский золотоискатель где-нибудь на Клондайке. Надо сказать, не зря, так как намыл граммов тридцать золотого песка, но что самое смешное, просто разгуливая по галечнику, обильно засыпанному почти белым кварцевым песком, нашёл ещё четыре золотых самородка, и в итоге у него лежало в замшевом мешочке добрых триста граммов самородного золота. Взяв себя в руки, Митяй затащил в будку четыре графитовые булыги, общим весом килограммов триста, представив, какой здоровенной каждая из них была изначально, и въехал в реку. Понтон погрузился в воду больше чем наполовину, и судоводитель решил не перегружать Шишигу, а то та, чего доброго, пойдёт на дно.
После этого Митяй поплыл по середине реки почти без руля и без ветрил, но с опущенным в воду гребным колесом. По большей части он загорал, сидя на крыше будки, куда затащил и Крафта, с биноклем в руках, а потому время от времени приставал то к одному, то к другому берегу, чтобы осмотреть галечники, словно витрины в супермаркете. Каждый вечер он брал в руки спиннинг и потому был всегда с рыбой и даже засолил с полсотни крупных лососей и вывесил их на будке вялиться, попутно мечтая о пиве.
В один прекрасный день Митяй доплыл до того места, где оставил свой подарок даргам, и у него глаза на лоб вылезли. Там, где он сложил в пирамиду их копья, стояла куда более внушительная пирамида из длинных шестов, украшенная головой пещерного льва, а под ней лежал какой-то большой тюк. Наверняка это была не хитроумная мина-ловушка. Неандертальцы до этого вряд ли опустились. Охотник за солью немедленно направился к берегу и вскоре увидел, что дарги оставили в дар Шишиге полтора десятка пусть и плохо, но выделанных оленьих шкур, три шкуры шерстистого носорога, большой мешок с вяленым мясом, который он, едва заглянув внутрь, тотчас утопил в реке, вложив в него несколько камней, а также небольшой свёрток. Развернув его, он ахнул от изумления. В нём лежало несколько самородков золота. Таким образом дарги решили отблагодарить Шишигу и извиниться за то, что они малость попортили ей своими копьями чёрную, хорошо просмолённую шкуру.
Немного подумав, Митяй забрал всё, включая голову пещерного льва, та была хорошо высушена и почти не воняла, а на деревянные колья нахлобучил голову махайрода и положил на траву топор, большой кинжал и охотничий нож поменьше. А через полтора часа, стоя на крыше Шишиги, одетый как на парад, проплыл вдоль стойбища даргов, держа в руках видеокамеру и снимая, как его встречали. Стойбище было большое, за тысячу душ, и дарги увидели Шишигу, плывущую по реке, загодя, а потому высыпали из шатров, крытых шкурами, на берег. Дальше произошло нечто вообще из ряда вон выходящее. Всё племя упало на колени и, вскинув руки вверх, с громкими криками принялось кланяться проплывавшему сооружению до земли, и Митяй, весьма обрадованный таким приёмом, громко заорал по-аларски:
– Дарги, я скоро снова приеду в ваше стойбище с большой добычей! Этой зимой вы не будете голодать!
Неандертальцы, похоже, прекрасно поняли его, вскочили на ноги и радостно завопили, потрясая руками:
– Мы будем ждать, добрый дух реки! Мы будем тебя ждать!
Да, низкорослые. Да, коренастые. Да, не красавцы, но дарги ему всё же понравились своим простодушием, но больше всего Митяя удивило то, что в племени даргов женщин было чуть ли не вдвое больше, чем мужчин, и тем не менее среди них он увидел аларок со светлыми волосами, которые были на голову, а то и полторы, выше каштанововолосых даргов. Правда, один дарг и вовсе поразил воображение Митяя: высокий, широченный, как шкаф, мужик лет сорока пяти – древние охотники, в отличие от ранних земледельцев, жили в среднем вдвое дольше, – с довольно светлыми волосами вопил и бесновался громче всех. Наверное, это он оторвал голову пещерному льву, чтобы умилостивить Шишигу. Этот парень явно был полукровка, как и большинство женщин племени. От неандертальцев им достались более грубые черты лица и тёмные волосы вкупе с карими глазами, а от аларов – высокий рост и более стройные фигуры.
Медленно проплыв мимо стойбища даргов, Митяй сел на будку и принялся рассматривать заснятые кадры. Из всего увиденного вырисовывалась весьма странная картина. Насколько он знал из обрывочных рассказов Тани и некоторых её замечаний, в её племени царил самый махровый матриархат, а это прямо говорило, что в нём женщин рождалось меньше, чем у даргов, и каждая имела по два, три, а то и больше мужчин. Какая политическая система установилась в племени даргов, он точно не знал, скорее всё-таки равноправие, так как женщины весьма решительно расталкивали мужиков, подбегая к берегу. Зато тем точно приходилось ублажать по ночам не одну красотку. При этом береговое племя явно какое-то время назад завоевало небольшое племя аларов, так как Митяй увидел десятка три весьма пожилых и довольно толстых аларок, вопивших высокими голосами, а также добрых две сотни их дочерей от даргов и всего с полсотни мужчин метисов-полукровок. Чистокровных даргов-мужиков он увидел всё же больше, но никаких следов расовой дискриминации не заметил. Все дарги примчались к берегу реки без оружия и никакой враждебности по отношению к нему не проявляли. Помимо этого Митяй успел увидеть, что на кольях, вбитых в землю, сушится десятка полтора свежих шкур гигантских оленей и шерстистых носорогов, а это означало, что охотники дарги успели хорошо поработать новыми копьями.
Припомнив, с какой дистанции дарги метали копья в Шишигу, Митяй невольно усмехнулся. Пожалуй, через шерстистого носорога его копья с острыми наконечниками, выкованными из отличной стали, смогут пройти навылет, пробив этот четвероногий танк насквозь. Правда, оставалось неясным одно: как эти парни умудрялись догонять гигантских оленей, ведь те бегали очень быстро. Однако всё это были мелочи по сравнению с тем, о чём думал в эти минуты Митяй, а думал он вот о чём: «Интересный коленкор получается. В одном племени дефицит мужиков, а в другом баб, и оба племени никак не могут помириться, и потому алары считают даргов своими непримиримыми врагами. Не думаю, что дарги относительно них иного мнения и количество мужиков у даргов сокращается не только оттого, что те гибнут на охоте. Думаю, что алары тоже приложили к этому руку. Но при этом тут, вероятно, имеется ещё и какой-то чисто генетический вывих. Если дарги так охочи до аларок, это неспроста. Скорее всего, у даргиек часто случаются выкидыши, но ещё чаще у них рождаются всякие там уроды и дауны. Всё правильно, так и должно быть. Старая кровь, близкородственные браки, а это полный трындец». Ботаник даже и не подозревал, насколько заблуждался в своих предположениях в силу недостатка достоверной информации, но это было вполне простительно.
Думая о таких вещах, лейтенант-эколог принялся вынашивать план грандиозной аферы: «Нет, Митька, тебе нельзя оставаться в стороне. Тебе нужно подольститься к Таньке, если та не сделала ноги, и не мытьём, так катаньем добиться от неё главного – поездки с гостинцами в её родные пенаты. Ну а там тебе нужно так обработать Шашембу, чтобы та разогнала всех своих самцов и взяла в мужья того здоровенного дарга-полукровку и они все вместе поселились в Апшеронске. Для этого тебе нужно запрячь в работу Таньку и наковать как можно больше железного инструмента, а также обработать шкур, налепить горшков и наделать всяких там бус. Да, ещё желательно хорошенько отмыть от грязи всех молодых аларок-полукровок и нашить им красивых нарядов, чтобы те смогли быстро найти себе мужей из числа аларов. Тогда и дарги, и аларки смогут немного отойти от секса, а то ведь что одних, что других трахают каждый день. Однако самое главное при этом узнать, что такое аларское ведловство и могут ли ведлать дарги. Про это, Дмитрий Олегович, ты не должен забывать ни на секунду. Это твоя самая главная задача. Если древние люди действительно обладают паранормальными способностями и могут учить этим методикам друг друга, то ты будешь последним идиотом, если не сумеешь вывести их на качественно новый уровень».
Будучи всего лишь экологом по профессии и самым отъявленным куркулём-скопидомом по натуре, Митяй тем не менее живо интересовался знаниями из самых различных областей и в этом плане мог даже поспорить с Леонардо да Винчи в том смысле, что ему тоже хотелось засунуть свой курносый нос во все имеющиеся дыры, щели и щёлочки. Именно поэтому он и взял с собой такую большую коллекцию DVD-дисков с самыми различными электронными энциклопедиями, справочниками и учебниками. У него имелись на DVD-дисках и трёх дисках внешней памяти электронные учебники чуть ли не всех наук, начиная от алгебры и заканчивая философией. А в Африке он, будучи сыном врача-гинеколога – его мать работала в роддоме – и поэтому до службы теоретически зная тонкости акушерства, даже несколько раз в натуре принимал роды у чернокожих мадонн. Да, вот таким он был, Крейзи Шутер, который ещё умел здорово веселить народ и пить совершенно не хмелея. Комбат по этому поводу даже говорил, что ему бы в разведчики пойти, там такое качество – пить и не терять головы – очень приветствуется.
Когда Митяй был ещё студентом, то закачивал в свой КПК, чтобы читать в троллейбусе не фантастику и фэнтези, а электронные справочники с различных сайтов Интернета вроде «Технологии, секреты, секреты…» и, читая рецепты, приведённые в них, мысленно изготавливал в домашних условиях искусственный каучук из рапса, который, кстати, он тоже выращивал здесь, варил лаки, мыло, сталь и бронзу. Теперь у него имелась реальная возможность попробовать сделать всё это на практике. Пока что он достиг немногого, но уже собирался создать маленькую химическую мануфактуру и многие другие мануфактуры тоже. Однако вместе с этим Митяй, большой поклонник генетики и не её одной, после встречи с даргами всерьёз задумался о том, чтобы стать большим гуру двух племён и породить на свет великий народ и потому с огромным нетерпением мечтал поскорее вернуться домой и начать трудиться с удвоенной силой. Правда, в первую очередь ему нужно было так припахать Таньку, если та не сбежала к своим самцам, чтобы умудриться втайне от неё наклепать подарунков даргам и обязательно стать для них единственным светом в окошечке. С этим он надеялся справиться влёгкую, лишь бы Таня не свинтила вместе со своими соплеменниками и не оставила его на бобах.
Чтобы не портить картину своей трудной и опасной соляной охоты, Митяй попридержал лошадей и не спеша обследовал галечник за галечником по обе стороны Кубани, отмечая на карте всё интересное остро заточенным карандашом. При этом он ещё и размышлял о будущем своего народа, отцом которого собирался стать во что бы то ни стало. Ведлание и особенно управление мёртвой материей, а как иначе назвать то, что ведлы заставляли камни двигаться, а возможно, они умели делать не только это, он ставил во главу угла и сразу же решил, что все технологии нужно развивать по минимуму, в объёме не больше необходимого, сливаться с природой, выходить на экологически чистый бензин в смеси с метаном, не губить понапрасну леса и как можно скорее прекратить охоту и не превращать все не заросшие лесами земли в пастбища и пашни, чтобы не устроить экологической катастрофы в грядущем будущем, но самое главное, обязательно сохранить мегафауну как самую высокопродуктивную.
В мыслях эколог-путешественник уже плыл на большом корабле по Марии к Кубани, затем по ней в Азовское море, в Чёрное, затем в Средиземное и прямиком в Сахару. Его народ как можно скорее должен добраться до неё и не допустить вырубки лесов, чтобы не дать зародиться там пустыне. Да, леса – это главное богатство планеты Земля и их нужно сохранять. Если их вырубить, то очень быстро наступит большой экологический кирдык.