Читать книгу “Провалившийся в прошлое” онлайн

Для встречи с вождём даргов Митяй не поленился вырядиться в свой армейский камуфляж, даже нацепил наголову офицерскую фуражку, наград у него, увы, не было, а то он и их бы нацепил. И как только вождь, замотанный в шкуру пещерного льва, приблизился, лейтенант выбрался из Шишиги, вышел чуть ли не строевым шагом на нос понтона и там остановился. Ещё загодя, километрах в двадцати от стойбища, он ненадолго остановился, чтобы достойным образом подготовиться к встрече, и на всякий случай вложил в специальные крепления, приделанные к решетке радиатора, «ремингтон» и «тигр», так что в случае чего, увернувшись от копья, мог быстро схватить оба уже взведённых ствола и начать пальбу. Однако вождь, взмахами рук велев охотникам с новыми копьями, сопровождающим его, остановиться, дальше пошёл один и без оружия.
Подойдя метров на пять, он остановился и пристально посмотрел на повелителя Шишиги. Митяй дружелюбно улыбнулся ему и сказал по-аларски так, как, со слов Тани, обычно приветствуют друг друга охотники при встрече:
– Моё копьё лежит на земле, брат. У меня сегодня была славная охота, поднимайся ко мне, мы поедим вкусного мяса и поговорим, как добрые соседи.
В принципе Митяю приходилось по большей части импровизировать, ведь он практически ничего не знал о нормах общения, принятых среди туземцев. Но, похоже, что угадал, раз широкоплечий, косая сажень в плечах, мужчина ростом даже немного выше Митяя, но точно гораздо шире, тут же широко заулыбался, стукнул себя трижды кулаком в грудь и довольным голосом ответил на аларском же языке, хотя и с довольно сильным то ли акцентом, то ли неправильным выговором:
– Моё копьё тоже мирно спит, брат, и я съем мясо твоей охоты, ведь мы с тобой добрые соседи.
Он шагнул вперёд, подпрыгнул практически без разбега и поднялся на понтон. Митяй жестом предложил ему пройти к лесенке, ведущей на крышу, где решил накрыть вождю поляну, в будку ведь было не просунуться. Помпарь и карабин он забросил в кабину, в кармане брюк у него лежал «макарыч», переделанный под стрельбу боевыми патронами, и это был не туфтовый ствол из старой кочерги, а отличная оружейная сталь, способная прослужить пару десятков лет, и вслед за гостем поднялся наверх. На этот раз хозяин установил на будке невысокое ограждение и лёгкую деревянную платформу, положил на неё пару тюфяков, покрыл их выделанными волчьими шкурами, посередине поставил низенький деревянный стол, а со своей стороны большой ящик с продуктами. Сначала он хотел выставить пузырь коньяка, но потом передумал. Фиг его знает, что начнёт вытворять этот бугай в львиной шкуре, хватив пару стаканов. Между прочим, лейтенант-эколог сразу обратил внимание, что от вождя не несло тухлятиной и вонью немытого тела. Его волосы и борода были чисто вымыты и расчёсаны, да и шкура явно не валялась на грязном полу, перед тем как он надел её на себя.
Ужин начался с двух больших кружек супа-харчо из мяса носорога, не сильно сдобренного перцем, и лепёшки, испечённой из муки, которую Митяй демонстративно переломил на глазах гостя и, прижав руку к сердцу, передал ему. Харчо они умяли на раз. Со свистом, громким хлюпаньем и чавканьем, причём кружечки были нехилые, восьмисотграммовые, и очень красивые, с ручками, вылепленными в виде стилизованных туров с большими рогами, украшенные прихотливым орнаментом. Свою кружку дарг просто поедал глазами, – так та ему понравилась. Потом наступил черёд шашлыка из оленины на длинных стальных шампурах, пожаренных рано утром и недавно разогретых. С малосольными огурчиками, чесночком и перчиком, свежими помидорами и болгарским перцем, а также тузлуком и аджикой, ну и, разумеется, ещё одной лепёшкой. По физиономии вождя Митяй сразу же понял, что такой поляны ему никто ещё не накрывал. После шашлыка они съели ещё и по лососю, зажаренному до хруста, и, наконец, приступили к десерту, бисквитному торту с варёной сгущёнкой, к которому был подан горячий сладкий чай, и только потом, протянув вождю салфетку, чтобы тот утёр ею руки и губы, Митяй, наливая себе и ему ещё по кружке крепкого чая, представился:– Моё имя Митяй, великий охотник, я умелый и могущественный ведл и пришёл к тебе с добрыми намерениями.
Вождь кивнул и степенно представился в ответ:
– Меня зовут Денго Большой Камень, Митяй, я вождь охотников красноголовых даргсу и горных аларов. Наши племена породнились очень давно, ещё при жизни деда моего деда. Я самый великий охотник красноголовых даргсу и мало-мало ведлаю. Наша великая мать уже стара и потому много спит и редко ведлает. Поэтому я почти не хожу на охоту и занимаюсь ещё и женскими делами. Мои охотники самые сильные и отважные. Они хорошо ведлают на охоте и никогда не возвращаются без добычи. Поэтому они и напали на тебя. Они думали, что встретили нового зверя, и раз он такой быстрый, то и мясо у него вкусное. Потом, когда этот зверь ушёл в воды Великой реки, оставив на их копьях огнём свои знаки, они поняли, что это дух Великой реки и что его оседлал какой-то могущественный ведл, оставив им после себя знак, что он очень велик. А ещё он подарил им своё удивительное оружие, с которым так удобно охотиться.
Митяй улыбнулся и спросил:
– Как твоим охотникам понравилось это оружие, Денго, которое вонзается в тело любого зверя, даже курла, как палка в песок на берегу реки? Они остались им довольны?
– Очень много понравилось, Митяй, – степенно кивнув, ответил двойной начальник из каменного века. – Мои охотники набили им столько дичи, что зимой у нас будет много еды, олроды твоими сверкающими иглами начали сшивать шкуры совсем по-другому, и уже ни у кого зимой не отмёрзнут пальцы. Да и рыбы твоими крючками наши женщины наловили и насушили столько, что ею можно будет топить шатры.
Широко улыбнувшись, Митяй откинул шкуру с ящика, установленного на крыше, и принялся вручать Денго оружие, изготовленное специально для него: длинное копьё с метровой длины наконечником, стальную секиру, форменный меч вместо охотничьего кинжала с ножнами, поясом и портупеей, к нему ещё два охотничьих ножа, последний охотничий лук с колчаном со стрелами и кожаную сумку с рыболовными принадлежностями и даже леской, после чего сказал:
– Моя Шишига стоит здесь, Денго, и я не гость красноголовых даргсу и горных аларов. Я ваш добрый сосед, а это отдаю тебе за право в любой день проезжать на Шишиге через твои охотничьи угодья. На твоей земле я буду охотиться без твоего разрешения и в твоё стойбище стану входить тогда, когда захочу. Ты разрешишь мне быть твоим соседом, Денго?
Вождь, обомлев от щедрых подарков, которые рассматривал в свете электрического фонаря, поспешил сказать:
– Красноголовые даргсу и горные алары будут рады соседству с Шишигой, духом Великой реки, и Митяем, ездящим на её широкой и гостеприимной спине.
– Моя Шишига ещё и щедрая, Денго, – сказал Митяй и подтянул к себе второй ящик. – Поэтому мы тебя сейчас приоденем.
Пока они ужинали в лучах заходящего солнца и затем при свете большого электрического фонаря с мощным аккумулятором, он успел заметить, что размер ноги у вождя даже поменьше, чем у него самого, а потому тот мог спокойно сменить свои меховые онучи, перевязанные сыромятными ремнями, на новые армейские кирзачи сорок шестого размера из его запасов, а потому выделил Денго три пары носков, связанных из шерсти носорога, на диво прочной, а также вязаные подштанники и тонкий пуловер козьего пуха, просторные штаны и свою самую широкую рубаху из оленьей замши. Вождь переоделся очень охотно, даже с каким-то азартом, словно собирался к кому-то посвататься и искал себе обновку, после чего всё равно натянул на себя львиную шкуру и сказал:
– Никто, кроме меня, не может носить такую шкуру. Я убил великого годла на честной охоте, без охотничьего ведлания.
Митяй кивнул и сказал, протягивая ему роскошный удобный треух, пошитый из шкуры махайрода:
– Правильно, Денго, генеральская шинель есть генеральская шинель, и нечего простым солдатам даже пытаться рядиться в неё. А теперь, брат, разбегаемся. Я лягу спать здесь, в Шишиге, а ты иди к своим людям и скажи, чтобы завтра они все приходили сюда. У Шишиги и для них имеется кое-что нужное.
На следующее утро всё стойбище, включая малых детей, собралось возле Шишиги, и Митяй принялся раздавать свои подарки, словно Дед Мороз, но не стал заявлять, что это подарки. Первыми получили копья, топоры и большие охотничьи кинжалы тридцать охотников, отчего сразу же стали проявлять явные признаки нетерпения и поглядывать в степь. После этого новый сосед племени стал одаривать женщин и девушек, но сделал это по-хитрому, поставив перед старой Каньшей большой стопятидесятилитровый котёл и вывалив в него весь шурум-бурум, включая ножницы и бусы, и попросив мудрую женщину всё распределить. Та усмехнулась и недобрым взглядом глянула на некоторых особ помоложе неё, отчего те мигом сникли.
Митяй поставил перед велдой ещё одиннадцать котлов, пять больших и шесть средних, столитровых, и принялся доставать из некоторых по две глубокие миски, одну побольше, для супа, вторую поменьше, для чая и прочих напитков, и раздавать их по две штуки в руки. Увы, но хватило только примерно на треть племени. Он успел изготовить только четыреста двадцать семь комплектов столовой посуды, хотя и крутил её из очень густой глины лекалом по форме, как на фабрике. Последние два комплекта – миска и чашка с ручками ручной работы с затейливым красивым процарапанным рисунком, а также изящные костяные ложки и вилки – он вручил вождю и старой ведле.
Наконец наступил черёд олродов, мастеров племени, мужчин, не способных к охоте, но зато обеспечивающих охотников инструментом и всем прочим инвентарём, ат акже выделывающим шкуры и строящим шатры. Олроды было приуныли, но когда Митяй вызвал их, к недоумению вождя и ведлы, то радостно заулыбались, а увидев, какой инструмент он им привёз, начиная от кирок и лопат и заканчивая стамесками, завопили во весь голос и запрыгали, словно пацаны. Ну а Митяй, успокоив их жестами, довольно властным голосом попросил:
– Денго Большой Камень, вели половине своих охотников отправиться в степь и к полудню убить пару оленей или лосей. Если они не смогут их притащить в стойбище, не страшно, пусть несколько парней останется стеречь мясо, и тогда я приеду к ним на Шишиге, заберу и их, и мясо. Шишига бегает очень быстро. А я сейчас отправлюсь с олродами на другую, деревянную охоту, ничуть не менее важную и нужную для твоего племени.
Митяй сказал Тане, что может и задержаться на соляной охоте на пару недель и поскольку сразу же закорешевал с Денго, глядящим на него преданными глазами, то решил деньков за десять научить его работников кое-чему полезному. Олроды – их насчитывалось человек шестьдесят обоего вида, красноголовых и блондинистых, между прочим, опрятно одетые и весьма хомячистые на вид, – вовсе не выглядели париями этого большого, за тысячу двести душ, племени, хотя Таня отзывалась об олродах чуть ли не как о трутнях.
После своего вступительного слова Митяй выступил с короткой программной речью и сказал, что научит олродов, охотников и женщин очень важным вещам, и попросил Денго проводить его на центральную площадь доисторического городка, стоящего в полукилометре от Кубани на возвышенности. Ещё он сказал, что Шишига отвезёт туда котлы. Два десятка охотников уже сорвались с места и помчались в степь таким галопом, что было даже странно, как это они тогда не догнали Шишигу. Вождь немедленно взобрался на понтон и с гордым видом встал перед капотом. Туда же подняли и усадили крупную, толстую бабку лет шестидесяти пяти, ведлу Каньшу, с большим котлом, наполненным подарками для женщин. Та уже успела разобраться с ножницами и отдала их олродам. Ей наверняка было виднее, и мастер не стал спорить с мудрой женщиной по такому пустяковому поводу.
Олроды быстро поставили котлы на понтоны, Митяй сел за руль и медленно въехал в городок, посреди которого действительно имелась большая ровная поляна. Там он и остановился. Сначала он постелил на землю толстый тюфяк из замши, набитый сухими кукурузными листьями, велел осторожно снять и усадить на него ведлу, пересыпал все дамские цацки из котла в деревянный ящик, а затем распорядился поставить справа и слева от Каньши большие сосуды с крупами и коричневым, приятно пахнущим арбузным сиропом, уваренным до густоты патоки. Затем он приказал олродам взять котлы и топать с ними к реке, а женщинам велел прихватить с собой куски шкур, после чего показал, как нужно с помощью песка доводить до зеркального блеска внутреннюю поверхность чугунного котла.