Читать книгу “Провалившийся в прошлое” онлайн

Ты нашёл то, Митяй, чего они действительно боятся – движущийся на них огонь. Если бы ты толкал тех трёх огненных великанов, то чёрные дарги тебя не испугались бы, но Шишига убегала от них в озеро, а из земли поднялся живой огонь и медленно пошёл на них.
Таня рассказывала всё, что знала, таким уверенным менторским тоном, что Митяй чуть не рассмеялся, глядя на её сосредоточенное личико, а когда она объяснила ему, в чём он оказался прав, не выдержал и всё же сказал девушке:
– Именно так я всё и спланировал, Танюха. Когда ты мне рассказала о даргах и я встретился с ними, то сначала принял их за неандертальцев, очень уж те охотники были невысоки ростом. Но потом, уже позднее, внимательно изучив их следы и рассмотрев несколько снимков, которые сделал раньше, понял, что они не те дарги, о которых я сначала подумал. Они стоят гораздо выше них на эволюционной ступени. Мне сдаётся, что даргсу – предки аларов. Тогда я решил, что мне нужно хорошо подготовиться к встрече с ними, если она произойдёт на Солёном озере, и изготовил деревянные куклы, двигающиеся на салазках. Чёрные дарги, конечно, не слишком умные ребята, но они и не дураки, и, если бы толкал огненных великанов я, сразу бы это просекли, а убивать их я не хочу и никогда не стану. Их нужно учить жить по-другому, приучать к земляной охоте. Таня, я рассказал тебе о том, где побывал этим летом, а теперь послушай, кто такой на самом деле твой Митяй. Думаю, что ты многое сможешь понять. Во всяком случае, многое из того, что я расскажу.
Митяй устроился на кровати поудобнее и рассказал своей подруге из каменного века о том, кем он был раньше, куда отправился однажды рано утром и куда в результате приехал. Разумеется, он не рассказал жене очень многого, в том числе что был офицером и воевал в Африке с сомалийскими пиратами, как и о том, что такое охотхозяйство. Зато рассказал о своей учёбе в университете и о том, что он профессиональный защитник природы, рассказал о своей семье, о которой часто думал, особенно в последние месяцы. Для родителей, родственников и друзей он пропал без вести, и ему иногда было очень тягостно, что он не мог послать им весточку из столь далёкого прошлого. Он скучал по ним, но, понимая, что не может ничего изменить, старался сдерживать свои чувства. Теперь, когда рядом с ним была такая чудесная девушка, ему стало жить намного легче. Ему было приятно рассказывать, и эколог показал ей на экране ноутбука фотографии родных. На них Таня смотрела без особого интереса, зато рассказ слушала очень внимательно и, когда Митяй замолк, восторженно воскликнула:
– Всё правильно! Я так и думала, Митяй, что ты великий ведл, который призван защитить Мать-Землю. Всё так и есть! Значит, великий ведл желтоголовых даргов был прав, когда сказал нашим предкам, что дух Огненной реки не просто так зажег воду. Это было знамение, и с тех пор никто не переплывал через Марию и не поднимался на этот холм, где ты построил свой дом, Митяй. Тот желтоголовый ведл говорил, что чёрные дарги придут и уйдут. Их прогонит великий мороз, но ещё раньше к нам придёт дух Огненной реки и приведёт с собой великого ведла. Значит, ты и есть тот самый великий ведл нашей Матери-Земли, которого привёл к нам дух Огненной реки. А я твоя жена.
Митяй улыбнулся, поцеловал восторженную ведлу и, глядя на неё с улыбкой, спросил:– Таня, расскажи мне о желтоголовых даргах. Какие они?
Та пожала плечами и ответила:
– Митяй, я их никогда не видела. Может, они уже ушли из наших земель навсегда, они ведь очень мудрые и осторожные. Когда я была маленькая, то слушала рассказы старых, мудрых женщин и могу пересказать некоторые, но и они не видели желтоголовых, а только слушали в детстве рассказы о них, как и я сама. – Таня с улыбкой посмотрела на Митяя, и он кивнул ей, предлагая продолжать. Девушка сразу же сделала серьёзное выражение и стала рассказывать: – Желтоголовые дарги пришли в эти земли намного раньше аларов и хорошо здесь всё изучили. Они очень мудрые, Митяй, но всё равно живут точно так же, как и мы. Среди них меньше ведлов, чем среди аларов, особенно среди их женщин, но у них очень могущественные ведлы. Это желтоголовые умеют заставлять камни двигаться, но делают это очень редко. У них очень много всяких запретов. Желтоголовые хорошо знают, что можно делать, а что нельзя, и ещё они очень сильные, как и все дарги. У каждого племени желтоголовых даргов есть свой главный дух и очень много других духов, которых они слушаются, и духи им всегда помогают. Их никогда нельзя застать врасплох, как бы ты ни старался подкрасться к ним незаметно. А ещё они добрые и очень весёлые. Любят собираться вечером у костра и петь громкие песни. Говорят, что тогда к ним приходят все духи и им становится очень весело от этого.
Чувствуя, что девушке нечего больше сказать, Митяй улыбнулся и наконец задал ей главный вопрос:
– Таня, Шашемба ведь специально послала тебя ко мне? Расскажи мне всё о своём племени и о себе.
Девушка вздохнула и нехотя призналась:
– Да, Митяй, это Шашемба послала меня к тебе. Она верит, что ты сможешь вывести наше племя из того ущелья, в котором мы живём. Не знаю, уйдут ли чёрные дарги из долины, что лежит внизу, но я боюсь, как бы онине нашли тайную тропу в горах и не поднялись по ней. В нашем племени много мужчин, но мало охотников, и потому мы не можем уйти жить на другие земли. Если мы попытаемся уйти, то погибнет очень много олродов и детей. Про стариков я уже не говорю. Они всегда готовы умереть в пути или остаться в брошенном стойбище и умереть там.
Таня рассказывала долго, и временами это казался очень печальный рассказ хотя бы потому, что у неё, оказывается, был старший брат, который хотел стать вождём охоты. Хуже всего было то, что Алаур, как только стало известно, что на берегу Огненной реки появился не то дух, не то великий ведл, сразу же возненавидел его и подговаривал охотников его убить. Правда, Шашемба запретила даже думать об этом и послала нескольких охотников наблюдать за пришельцем издалека. Потом она поведловала однажды ночью и послала Таню к великому ведлу на разведку, думая, что тому понравится такая отважная охотница и он научит её нужному и очень полезному ведловству.
Внимательно выслушав рассказ жены, Митяй успокоил её:
– Не волнуйся, всё будет хорошо. Из твоего рассказа я уже понял, где находится твой дом. Это ущелье находится за Псебаем, под Ахмед-горой, по нему протекает в моём времени Большая Лаба. Я там бывал несколько раз и знаю, как туда можно проехать. Как только выпадет первый снег, мы поедем туда и сначала заберём маленьких детей и стариков, а потом, уже весной, я перевезу на большой лодке всех остальных. Сначала олродов, а потом охотников и женщин. Ну, а что касается твоего брата и его отношения ко мне, то поверь, как раз его-то я совершенно не боюсь, что бы он ни говорил обо мне. Мне и не таких дурней приходилось в чувство приводить. И каким бы мордоворотом ни был твой брат Алаур, он у меня шёлковым станет. Мозги ему вышибать я не стану, но в чувство приведу обязательно.

Глава 12
Неожиданные трудности на ровном месте

Утром следующего дня Митяй поднял народ в шесть часов. Мог бы и раньше, но доить пока что всё равно было некого. Веданы проснулись быстро, как только прозвучала команда «Подъём!». Пока Таня вместе с двумя помощниками готовила сытный завтрак, о котором никто из работников после лёгкого ужина и не мечтал, Митяй вместе с остальными парнями задал корму животным, и они вычистили скотный двор чуть ли не до зеркального блеска, после чего помылись, кое-кого даже пришлось выстирать, и пришли на кухню. Там, позавтракав, он принялся втолковывать своим ученикам прописные истины и начал с того, что показал им на двадцатипятидюймовом экране своего телевизора небольшой видеоролик эротического содержания – купание девушек в большом деревянном корыте. Разумеется, не просто так, а в воспитательных целях, и, посмотрев на то, как распустили слюни его ученики, назидательно сказал:
– Парни, чтобы спать с такими девушками, нужно учиться на одни только пятёрки. Их в племени моего друга, как у Шашембы олродов, если не больше, и все мечтают стать подругами умелых ведлов-мастеров, способных их одеть, обуть, обвешать с ног до головы украшениями, умастить тела благовониями, да ещё вкусно накормить, сладко напоить и уложить спать на пушистые, мягкие кровати в тёплом, сухом доме. Понятно?
Парням и в самом деле сразу же всё стало понятно. После такой вводной части Митяй повёл их на экскурсию. Пошла с ними и Таня, которую очень беспокоил такой вопрос, хватит ли в племени Денго девушек на всех охотников их племени. На это Митяй вполне резонно ответил:
– Девушек-то хватит, Танюша, только знаешь, они у Денго все очень разборчивые и на редкость вредные. Им обязательно подай в постель не абы кого, а умелых олродов. Над охотниками они иногда даже смеются и не каждого подпускают к себе, хотя тем и есть из кого выбирать. Поэтому вашим охотникам нужно будет обязательно переквалифицироваться в мастеров.
Тут Митяй конечно же врал, и врал беззастенчиво. Единственное, чего женщинам даргаларов больше всего не хватало в жизни, так это как раз мужской ласки, а точнее, самого банального, простого и незатейливого, как угол дома, секса. Увы, мужики-даргалары вовсе не были ни Казановами, ни Гришками Распутиными. Обычные, нормальные мужчины, такие же, как и он сам, а не секс-машины. Ботаник не понимал, почему в племени Тани рождалось так мало девочек, но зато прекрасно знал, что племя Денго потеряло в стычках с даргами за последние двадцать пять лет больше четырёхсот охотников. Чёрные дарги, как и банды махайродов, убивали всех, кто не их крови, ради еды, но не брезговали чужим оружием и шкурами. Поэтому Митяй знал, что Денго охотно последует за ним, переберётся на новое место жительства и с радостью объединится и породнится с любым племенем, но только в том случае, если станет вождём охотников. В Танином племени такой должности не было, оно полностью подчинялось большой матери Шашембе, но её во что бы то ни стало стремился ввести и занять старший брат Тани и племянник Шашембы – Алаур, по её словам, верзила даже выше, чем Митяй, прекрасный охотник, отличный ведл охоты, но очень свирепого нрава человек, одержимый мыслями о власти, да только к ней его никто и близко допускать не собирался, а заявить свои права на неё во весь голос этот тип не решался: боялся Шашембы.
Впрочем, Алаур боялся не столько самой Шашембы, сколько её семерых бойфрендов, а также бойфрендов нескольких близких подруг большой матери. Как это часто бывает при такой форме моногамии, у одной женщины было от пяти до семи преданных ей кавалеров, а у тех по несколько друзей, с которыми они изредка делились своей дамой. Шашемба с подругами образовывала эдакий женсовет племени, вместе же со своими мужчинами они составляли отряд в полторы сотни копий и подчинялись своей командирше Шашембе беспрекословно, так как хорошо знали силу её ведловского взгляда. У братца же Тани, любовничка её подруги, имелся под рукой отряд охотников всего из двадцати семи человек и прямая поддержка старшей сестры, тоже постоянно пытавшейся свалить Шашембу и занять её место, и плюс к этому высоченный рост – Алаур вымахал на голову выше любого другого охотника, – огромная физическая сила и совершенно неописуемая ведловская сила, правда всего лишь охотничья и мало распространяющаяся на людей. К тому же его отряд не получил ни одной единицы митяевского оружия со стальными наконечниками, тем более луков и стрел, которые очень быстро оценили охотники, но в первую очередь как оружие против чёрных даргов. Однако братец Тани вовсе не смирился и продолжал разглагольствовать о том, что теперь, когда у охотников Шашембы есть новое оружие, они должны спуститься вниз и перебить всех даргов. Ранее он предрекал смерть сестры в лапах злого духа, сумевшего обрести человеческое тело, но обломался.
Алаур вообще оказался на редкость беспокойным хлопцем, постоянно ищущим себе на задницу приключения. Точнее, на задницу всем остальным охотникам племени. Сам он редко покидал ущелье, а если и отправлялся на охоту, то не дальше Псебая, мотивируя это тем, что должен находиться рядом с матерью, сестрами и родной тёткой, чтобы вовремя защитить их, как будто они его об этом хоть раз попросили. Когда небольшой охотничий отряд, как-то раз поднявшись на холмы, лежащие по другую сторону Марии, увидел внизу огни, а затем то, как Митяй строил большой дом и вообще рассекал по своей латифундии то на Шишиге, то на Ижике, то немедленно помчался обратно и рассказал обо всём большой матери. Алаур предложил Шашембе отправить туда большой отряд охотников и убить злого духа. Раз он вошёл в чьё-то тело, то, значит, стал уязвимым и потому смертным.