Читать книгу “Провалившийся в прошлое” онлайн


Тот, подумав, решил поручить охрану города своему старшему сыну, двух младших он ещё раньше отправил с Митяем, и объяснил это тем, что хочет поскорее договориться об объединении двух племён с Шашембой. Он не хотел прийти в Дмитроград в качестве примака, но был готов принять в своём доме Шашембу сразу после того, как та найдёт говорящие камни. Что же, Митяй счёл его действия правильными. Когда он показал охотникам, что такое взрывпакет, зашвырнув его со стены вниз с невысокого холма, Денис сразу же сказал, что после такой встречи чёрные дарги скорее утопятся в проруби, чем отважатся напасть на его город. Хотя Митяй и предупредил всех несколько раз, что сейчас будет большой бум-бум, кое-кто из охотников всё же обмочился с перепугу.
Даргаларам приглянулось новое место, но больше всего им понравились кирпичные дома с печами, которые не нужно топить дровами. И снова Митяй поразился тому, как быстро люди каменного века проникали мыслью в суть новых для них вещей и понятий. Вероятнее всего, сказывалась их врождённая способность к ведловству.
Двадцать второго декабря ударили морозы. Внезапно и очень сильные. Сначала подул ветер, а потом столбик ртутного термометра опустился до минус тридцати девяти градусов всего лишь за какие-то сутки, и ртуть замёрзла, но спиртовый градусник показал температуру в минус сорок три. Реки моментально сковало льдом, но снега не выпало ни крупинки. Даже инея и того не было. Правда, через два дня немного потеплело, и температура поднялась до минус тридцати четырёх градусов, только хрен редьки не слаще. Однако это нисколько не повлияло на настроение людей. В домах было тепло, всех детей собрали в одном доме, где несколько опытных мамаш за ними присматривали, а все остальные дмитроградцы спокойно занимались своими делами. Охотники ухаживали за скотиной, мастера работали в мастерских, многие учили своему ремеслу жен, и всем жилось весело и сытно. Несмотря на мороз, каменщики принялись строить ещё два дома, возведя над стройплощадкой шатры из шкур, которые передвигали с места на место. Так что никто не скучал, да и особой скученности не было. Зато теперь чуть ли не каждый день топили баню. Всем очень понравилось париться.
Митяй сразу после нового года смотался вместе с Денисом в Новокубанск на разведку. В этом городке все также переносили зиму без особых трудностей. Охотники даже ходили на охоту. Но ведл приехал не просто так. Кубань встала и её покрыло льдом чуть ли не метровой толщины, а потому Митяй, надев на колёса Шишиги цепи, – понтон на зиму он с неё снял, – взяв восемь охотников, поехал через реку на ту сторону, чтобы произвести на холмах разведку. После двух дней блуждания по степи они нашли стойбище чёрных даргов. В принципе его можно было назвать брошенным, ведь эти до омерзения свирепые и злобные неандертальцы, возвращаясь на юг, спасаясь от морозов, бросили посреди вымороженной степи умирать от холода практически голыми всех стариков, довольно большое число старух и десятка полтора самых маленьких детей, всего душ семьдесят. Митяй поехал по их следам, и менее чем через сотню километров охотники увидели скорбную картину: почти три с половиной сотни насмерть окоченевших чёрных даргов, сбившихся в кучу в небольшой котловине, чтобы укрыться от пронизывающего северного ветра. Помотавшись по степи три дня, поисковый отряд нашёл ещё два замёрзших племени даргов, не сумевших прижиться в этих краях. Желтоголовые дарги оказались правы, пришла суровая зима и все расставила по своим местам, каждому воздала по заслугам.
Сочувствия эти косматые, жутковатые на вид, широкоплечие и мощные, хотя и низкорослые, даже ниже красноголовых даргсу люди, тела которых уже начали обгрызать волки, лисы, шакалы и гиены, ни у кого не вызвали. Кроме одного Митяя, но и тот горевал недолго, поскольку прекрасно понимал, что его вины в этой страшной трагедии точно нет. Он при всём своём желании не мог их спасти от такой страшной участи.
Охотники доехали до Солёного озера, наколупали там кирками и лопатами полторы тонны соли, вернулись в Новокубанск, а Митяй с Денисом поехали обратно в Дмитроград.
Снег пошёл только двенадцатого января, и ненадолго немного потеплело, но потом снова ударили морозы. Митяй стал собираться в дорогу, хотя что там было собирать, он подготовился к выезду ещё в середине декабря и только ждал, когда выпадет снег. Плотники построили два отличных деревянных дома длиной в десять метров и шириной в четыре с половиной, поставленных на широкие полозья, обитые сталью, а Митяй в очередной раз поразил всех своим неожиданным и весьма оригинальным решением.
Став ещё и ведлом-охотником, Митяй частенько отправлялся в лес и лесостепь на Ижике, но вовсе не на охоту, а для того, чтобы проверить свой ведловской взгляд. Вернувшись из Новокубанска во второй раз, отчебучил совсем уж неожиданный номер: собрав толоку, отгородил неподалёку от Северных ворот большой загон с загородкой от ветра и навесом от дождя и снега, построил в нём громадные ясли и привёл двух здоровенных шерстистых носорогов – могучего молодого самца тонны под четыре весом и самку ему под стать. Более того, он не поленился изготовить для них легко надевающиеся стальные трёхпалые шипованные башмаки с мягкими стельками и велел ведлам хорошенько с ними подружиться. Кормить же их он приказал как на убой, преимущественно силосом из топинамбура, щедро сдобренным сладкими клубнями. Да, как выяснилось, охотничье ведловство – мощная сила. Это африканские носороги были подслеповатыми. Шерстистые же, наоборот, обладали отличным зрением и имели куда большую резвость. Сила у них была такова, что превзойти их могли одни только мамонты. Сытный харч и уютное укрытие обоим носорогам понравились. От гиподинамии они не страдали, поскольку им было где размяться в загоне, он всё-таки имел размеры полтора на два километра. Самое же главное, что благодаря ведловскому внушению и кормушке, в которой всегда лежал корм, они не ссорились. Нужны были носороги Митяю в качестве тягловой силы.
Один дом он собирался буксировать на Шишиге, а второй предстояло тащить носорогам, для которых он изготовил деревянное ярмо, как для волов, с козлами для ведла-кучера. Желающих порулить набралось много, но первым водителем носорога стал Олег, средний сын Дениса, такой же здоровенный лоб, как и его папенька, да и ведлать он умел знатно, и потому носороги слушались его беспрекословно. Восемнадцатого января Митяй, Таня, князь Денис, княжичи Олег и Михаил, ещё трое охотников и трое мастеров-аларов тронулись в путь.
Первыми ехали на снегоходе Митяй и Таня, выискивая удобную и безопасную дорогу. За ними Олег, сидя на вынесенных вперёд козлах, расположенных между голов носорогов на ярме. Ведл-погонщик постоянно находился в ведловском контакте с носорогами, чтобы те бежали куда нужно, а позади него Игнат на Шишиге, очень довольный тем, что его пустили за руль. Все остальные ехали, сидя в будке и двух домиках, и следили, чтобы не погасли горелки. Груза они с собой взяли немного, но кое-что всё же везли. Носороги, способные нестись со скоростью хорошей лошади, двигались бодрой рысью, преодолевая за час километров пятнадцать, и потому Шишига еле плелась за ними на первой скорости.
Чтобы объехать предгорья, Митяй решил дать большой крюк, и они спустились по Марии, покрытой льдом, почти до будущего Белореченска и от него взяли курс на Лабинск, который ещё не начали обживать люди, а потом поехали по Лабе вверх по течению и через пять дней добрались по льду Малой Лабы, оказавшейся даже шире Большой Лабы, до Псебая, также пока не существующего, и стали подниматься вверх по довольно полноводному Андрюку, проехали километров пять и свернули налево, на тропу, ведущую к стойбищу племени Гремящей Воды.
В полдень шестого дня они добрались по льду озера до места. Их обоз сородичи Тани заметили издалека, и почти всё племя спустилось на лёд. Подъезжая к стойбищу, стоящему на высоком берегу, Митяй с удовлетворением отметил, что там тоже построили деревянные дома и даже возвели частокол.
Радости от этой встречи, казалось, не будет предела. Под обрывом нашлось место, где можно было поставить Шишигу не на льду, а также соорудить небольшой загон для проголодавшихся Карла и Клары. Носорогам первым делом задали корма, и, пока они трескали силос, местные плотники под руководством Игната сколачивали основательный загон и кормушку.
Митяй отправил наверх Таню и Дениса с остальными даргаларами, а сам пригласил Шашембу внутрь Шишиги, где для него и его жены была устроена уютная спальня-кабинет с откидной кроватью. Танина тётка оказалась высокой, симпатичной молодой женщиной с роскошными формами, ей даже оказались немного тесноваты наряды племянницы, улыбчивой и очень радушной. В отличие от Танши в момент их первой встречи её тётка благоухала лавандой, и не было даже намёка на запах немытого тела и давно не стиранной одежды. Шашемба была настроена настолько радушно, что чуть было не начала немедленно раздеваться, но Митяй остановил её жестом и предложил сначала поговорить обо всём, как это полагается взрослым людям, и уже потом переходить к делу. Неизвестно почему, но сразу три ведлы – Каньша, Таня и Шашемба – почему-то решили, что Митяй непременно должен стать отцом дочери большой матери аларов и племени Гремящей Воды. Танина тётка, немного подумав, согласилась, но всё же спросила:
– Митяй, а может быть, мы сначала… Митяй перебил её:
– Нет, Шашемба, сначала разговор. – И сразу перевёл беседу в серьёзное русло: – Ты обратила внимание на светловолосого парня, что стоял рядом со мной, на князя Дениса? Так вот, Шашемба, он вождь охотников очень большого племени, даже большего, чем твоё, и у него в племени всё наоборот. Много молодых и сильных женщин, очень мало мужчин. Вот я и думаю: а не соединить ли два ваших племени вместе? Ты станешь в новом большом племени княгиней и большой матерью, а он будет его князем и твоим мужем. Зато у всех твоих охотников тогда будет по женщине, вы спуститесь вниз, переедете в мой город и станете жить совсем по-другому. Охотникам не нужно будет уходить на много дней из дому, и тебе не придётся волноваться за них, а у каждой женщины будет только один мужчина, она станет жить с ним в тепле, и ей даже за водой ходить не придётся. Вода сама прибежит к ней в дом. Про всё остальное я уж молчу.
Шашемба мигом всё просекла и спросила:
– Ты хочешь сказать, Митяй, что мы будем править нашим большим племенем вдвоём с Денисом? Того же самого хочет и Алаур, хотя мне нельзя иметь от него детей. Алаур сразу начнёт кричать, что я плохая большая мать и совсем не забочусь о племени. Он давно уже так говорит. Мне нужно его наказать, но он не виноват. Его подговаривает Сомнала.
Когда Митяй ещё только начал изучать язык аларов, он сначала очень удивился, а потом обрадовался, что в этом языке есть два разных, хотя и весьма созвучных слова, относящиеся к двум весьма близким понятиям: «велару» – править, повелевать племенем и «дилару» – возглавлять, вести, направлять людей на что-то. Они происходили от слов «велар» – даже не вождь, а куда выше, повелитель и «дилар» – практически тот же вождь, но всего лишь ведущий людей на охоту. Большая мать не была веларом. Им в племени Гремящей Воды являлся женсовет. Такое чёткое разграничение двух довольно близких понятий позволяло ему сделать очень важное заявление и быть правильно понятым.
– Шашемба, в новом большом племени, как и прежде, веларом будет совет самых мудрых ведлов, но это будут как женщины, так и мужчины. А я, как самый знающий, стану его диларом и буду к тому же большим ведаром, научу ведлов очень многому и обязательно сделаю так, чтобы как можно больше ведлов нашли свои говорящие камни. Танша уже нашла свои говорящие камни, но не брала их в руки. Она построила над ними прочный каменный дом и будет ждать, когда ты с моей помощью найдёшь свои говорящие камни. Твой будущий муж Денис, Шашемба, – а вы можете объединить два племени только так, поженившись и начав жить под одной крышей, чтобы принадлежать лишь друг другу, – могущественный ведл охоты и вообще самый храбрый охотник, которого я знаю. Он отважился выйти один на один против громадного пещерного льва с копьём. Я, наверное, в такой ситуации точно наделал бы в штаны, а он завалил эту зверюгу. Его я тоже сделаю всеведающим ведлом и помогу ему найти говорящие камни. Тогда вы станете князем и княгиней, диларом и диларой и станете направлять людей на нужные и полезные дела, разбирать их споры, утихомиривать крикунов и даже наказывать провинившихся. В этом и будет заключаться ваше княжение, а опираться вы будете на волю велара, и если поведёте себя правильно, то все решения ведлы будут принимать таким образом, чтобы вам было легче управлять людьми. С Алауром же нам нужно будет разобраться тихо, по-семейному.
Шашемба выслушала его, печально вздохнула и сказала:– Чёрные дарги покинули наши охотничьи угодья, но ушли недалеко. Они все замерзли за Гремящей Водой. Теперь Алаур говорит, что нашему племени не нужна твоя помощь, Митяй, и что тебя нужно прогнать. Он говорит, что ты хочешь отвести наше племя злому духу Огненной реки, и многие ему верят, потому что Сомнала, сестра Танши и Алаура, утверждает, что она нашла свои говорящие камни, но ты не даёшь ей их забрать.