Читать книгу “Нашествие. Мститель” онлайн

Миновали шкуродер, очутились в штреке, где можно перемещаться на четвереньках. «Добыча» с протяжным стоном опустилась на пол, вытерла пот с лица.
— Вы там скоро? — проговорил кто-то незнакомый.
— Мне нужно отдышаться, — простонал пленник. — Жди здесь.
Ярость вскипела в Ксандре — бешеная, чужеродная. Предатель ещё смеет командовать! Ксандр подполз к нему, схватил за грудки, приложил о стену и сказал всё, что думает. Точнее, не он сказал, а Дамир, который все это время спал и вдруг проснулся. Слова вылетали, как гильзы из автомата.
— Ах ты падаль сайдонская! Крысоед, семя Проклятых! Ты поговори мне! Глаза выколоть тебе мало!
Пленник захрипел. Ксандр сообразил, что вот-вот его задушит, и ослабил хватку. Ярость схлынула, оставив опустошение. Отплевавшись, Мах исчез в лазе, Ксандр последовал за ним с выключенным фонарем. До слуха донеслось:
— Я — Рейно бер᾿Мах… Свет убери, пёс… Ах ты трупоед!
Ксандр чуть-чуть не успел к началу представления, но о происходящем догадался по обрывкам фраз. Вацлав посветил в лицо Маху, бросил колкость, и это переполнило чашу терпения вархана, он кинулся на противника, не разбираясь, кто перед ним. Против бер᾿Маха был Вацлав и подоспевший на подмогу тёмник, но это не остановило Рейно. Когда Ксандр вылез, предатель разбил налобник Вацлава, и мир погрузился во тьму.
Самое время инсценировать попытку к бегству, пусть думают, что бер᾿Мах собрался всех перебить и смыться. Так… Конфискованной у предателя заточкой ударить тёмника в область плеча — хорошо, без труда вошла. Последовал сдавленный крик. Теперь — вынуть её…
В этот момент тёмник включил фонарь. Ксандр скользнул к предателю, нанизанному на нож Вацлава (молодец, соклан, вовремя ты его!), вложил заточку в судорожно сжатые пальцы бер᾿Маха. А что, сцена выглядит вполне правдоподобно.
«Добыча» упала к ногам растерянного Вацлава. С ножа капала кровь, под предателем растекалась темная лужа, бока его то вздымались, то опадали — значит, жив. Тёмник склонился над бер᾿Махом.
Ксандр похолодел и покрылся липким потом. Если предатель выкарабкается, можно прощаться с жизнью.
Тёмник поднял выбитый фонарь, свет скользнул по лицу Ксандра, ослепляя. Ксандр закрыл глаза рукой. Тёмник присел над раненым, скрутившимся калачиком, проверил пульс и скомандовал:
— В машину его. Живо. Только аккуратно — не трясите.
Вацлав ухватил вархана за руки, Ксандр — за ноги. Пыхтя, двинулись узким коридором. Тёмник шел позади и светил под ноги постоянно оглядывающемуся Вацлаву, Ксандр подстраивался под их шаг, думая, как бы ускорить путешествие бер᾿Маха на Прародину.
Ситуация разрешилась сама собой: у поворота Вацлав оступился и с грохотом рухнул, уронив ношу. Ксандр незаметно пару раз ударил Маха в живот, в рану, делая вид, будто помогает Вацлаву подняться.
Когда предателя вынесли в зал, он кончался: закатил глаза, посинел, в уголках губ пузырилась розовая пена. Тёмник с бородкой склонился над ним, пощупал шею, качнул головой и в упор посмотрел на Ксандра. Тот отвел взгляд.
Из соседнего поворота вырулила штурмовая группа во главе с мастером Фролом, остановилась на почтительном расстоянии.
— Это я нашел его, — проговорил Ксандр, не дожидаясь вопроса. — Он убегал, я погнался следом, настиг, ударил. Он сказал, что вархан, разведчик, я поверил, но все равно обыскал. Я не думал, что он нападет. Выходит, врал?
Ксандр сделал растерянное лицо. Главный тёмник вскинул бровь, подергал бородку, глядя на коллегу.
— Он говорит правду, — подтвердил пострадавший, зажимая плечо.
Если бы можно было, Ксандр бы вздохнул с облегчением — топор, нависший над его шеей, опустился и воткнулся в пень, в стороны разлетелись щепки, а не брызги крови.
— Жаль, теперь его не допросить, — равнодушно пророкотал седобородый тёмник. Закрыл глаза скончавшемуся пленнику, оглядел зал и велел замершим воинам: — Отнесите тело в машину.
— По машинам! — скомандовал мастер Фрол.
Десятки ног подняли белесую пыль, тотчас осевшую на рясу тёмника. Как же его зовут? Странное такое имя, что-то среднее между глобусом и троллейбусом…
Галебус.
Ксандр двинулся за своим отрядом. Он кожей чувствовал чужое внимание и почему-то был уверен, что заинтересовался им Галебус.
На улице, где обзор лучше, он следил за тёмником боковым зрением и отмечал, что Галебус наблюдает за ним и Вацлавом. С чем это связано? Неужели он, не желая того, прикоснулся к чужой тайне? Как узнать? Интуиция подсказывала, что тайна эта пахнет смертью и лучше пока скрывать свои догадки.
Ксандр занял место в машине. Он ощущал себя мухой под колпаком. И тёмник Галебус, и теперь вот мастер Фрол поедали его глазами.
Ксандр мучился сомнениями всю дорогу и не замечал ни тряски, ни вони отработанного топлива.
Выйдя из кабины, он замешкался и спросил:
— Мастер Фрол, я не понимаю, что произошло? Откуда в подземелье взялся вархан?
Только сейчас он заметил, что глаза мастера смеются. С трудом сдерживая злорадство, Фрол проговорил:
— Бер᾿Махи предупредили повстанцев о зачистке и сорвали операцию. Мы и раньше думали, что они используют любые средства, чтобы расшатать и без того зыбкое положение комиссара Нектора, а на его место поставить бер᾿Маха… Ты сделал хорошее дело, Ксандр. У нас есть доказательство их вины. Клан перед тобой в долгу не останется.
— Мне не нужна благодарность, — сказал Ксандр. — Мне достаточно того, что я могу быть собой в полной мере.

* * *

По пути домой Галебус не мог избавиться от чувства, что землянин Ксандр — по-настоящему опасная сильная личность. Он разделался с Рейно бер᾿Махом — сам, без приказов, да еще обставил это как несчастный случай — не придерешься. Правда, бритоголовый ему помог, подыграл… Эти двое отличались от основной массы землян. Честно говоря, остальные больше походили на манкуратов, чем на варханов: пустые глаза, заторможенность, тупое повиновение приказам. Значит, стоит сосредоточиться на Ксандре и Вацлаве. Интуиция и разум хором подсказывали Галебусу: Дамир в ком-то из них. Только бы он осознал себя и вспомнил Забвение! Тогда Галебус достанет информацию под пытками. А что, имеет право — подопытные собственность тёмников, а не бер᾿Гронов.
У дверей дома Галебуса, ковыряя отстающую синюю краску, мерз дерзкий послушник Наяр. Полы бурой рясы, как всегда, были грязны.
— Мастер Галебус, — обозначил поклон юноша, — мастер казначей послал меня к вам. Он сказал, что вы слишком много потратили на одежду в этом месяце и…
— Зато ты, Наяр, — пророкотал Галебус, — потратил слишком мало. На что ты спускаешь жалование? На девочек из заведения Мамочки Златы? Ох, Наяр, Наяр… Все мы были молоды, но гильдиец блюдет свое тело в чистоте, равно как и свои помыслы.
Потеснив растерянного послушника, Галебус отпер дверь и зашел, поманив юношу за собой. Наяр оставил на половике грязные следы.
— Ты дерзишь, Наяр, — с неподдельной скорбью в голосе продолжил Галебус. — И я, дружок, буду учить тебя смирению.
— Я не…
Галебус жестом остановил его. Молодость допускает ошибки, и обязанность зрелости — предупредить их, направить юношу на путь истинный. Галебус осенил Наяра Священным кругом. Послушник приоткрыл рот. О, с каким удовольствием Галебус ударил бы его, превратив розовые детские губы в кровавую кашу! Галебус сжал кулаки и скрипнул зубами, пережидая порыв. Нельзя.
— Наяр, твоя дерзость больно ранила меня. Я понял, что за ней скрывается скверна. — Послушник мялся у двери и не знал, что делать, по яркому румянцу, проступившему на не знавших бритвы щеках, Галебус понял: юноша вспомнил свою ошибку. — Но я великодушен. Я не отправился к твоему наставнику, хотя кое-что узнал… Ты догадываешься, Наяр?
Послушник вздрогнул, взгляд его заметался по прихожей. Наивный глупец, он думал, Мамочка Злата сохраняет имена клиентов в тайне! Бандерша — прожженная дрянь, прекрасно знает, о чем стоит молчать, а о чем лучше рассказать… На беду Наяра, его нельзя было назвать полезным или влиятельным. Похождения юнца Мамочка Злата прикрывать не собиралась.
— Девочки… — Галебус вздохнул, шагнул вперед и положил ладонь на плечо послушника. Парень мелко дрожал. — Плоть следует смирять, Наяр! Сначала я думал покарать тебя за дерзость — а ты разговариваешь со мной слишком нагло в последнее время, — отправив чистить уборные… Но, узнав о твоей беде, решил помочь! Запомни, Наяр, ничто так не очищает помыслы, как истязание плоти. Тёмники древности добровольно секли себя плетьми, но куда тебе до них! Я помогу тебе, Наяр. Начнем с пятнадцати ударов хлыстом.
К удовольствию Галебуса, Наяр мелко закивал. Подчинился. Сломался. Галебус улыбнулся послушнику тепло и открыто.

ГЛАВА 11
ВЕТЕР ПЕРЕМЕН

Капитан Фрол бер᾿Грон нервничал, насколько может нервничать вархан: подрагивали ноздри, губы то и дело кривились в неуверенной полуулыбке, руки оглаживали кожаную куртку. Ксандр с Вацлавом стояли навытяжку посреди его кабинета и ждали, что скажет мастер.
— Мастер-комиссар Нектор бер᾿Грон ждет нас в Центавросе, — Фрол хлопнул ладонью по столешнице, — погиб бер᾿Мах… Для нас, бер᾿Гронов, смерть предателя — благо, но мастер-комендант Сморт бер᾿Мах в ярости. Он-то не считает молодого Рейно перебежчиком. Хотя ничего не может доказать. Сейчас мы с вами отправимся в Центаврос, к комиссару. Вы должны понимать: на разбирательстве будут и тёмники, и бер᾿Махи, сам Сморт, думаю. Вы расскажете всё. Как оно было на самом деле: Рейно накинулся на вас и был ранен, а погиб из-за несчастного случая.
Фрол облизнул тонкие губы. Ксандр вспомнил, что капитан похвалил его там, в каменоломне, но сейчас, похоже, струсил. Это удивительно: разве может берсер испугаться каких-то политических интриг? Значит, может. Фрол бер᾿Грон — всего лишь солдафон. И в высоких играх не силен. Если посмотреть на грядущее разбирательство с другой стороны, всё хорошо: Ксандр познакомится с комиссаром и получит его, пусть и негласное, одобрение и покровительство.
Они втроем вышли из здания, погрузились в тачанку и поехали в центр города. Пирамида Центавроса приближалась, мастер Фрол хранил молчание, Вацлав окаменел лицом, будто заправский берсер. Тяжело далось бритому подземелье: не может простить себе страха перед низким потолком. И Ксандру — свидетелю своего позора — простить не может.