Читать книгу “Нашествие. Мститель” онлайн

С замирающим сердцем Ксандр шагнул навстречу своей судьбе. Он предчувствовал, что изменится, когда увидит имя Дамира. И мир вокруг изменится. Не хватало единственной детали, крохотного штриха…
Незнакомые имена бежали в три столбца, четвертый пустовал — ждал своих героев. Последние были увековечены внизу, почти под самым постаментом, и Ксандру пришлось сесть на корточки.
Дамир бер᾿Грон, Зармис бер᾿Грон и днем позже — Ильмар бер᾿Грон. Младший брат Дамира мертв?
Ксандр отшатнулся от камня, принялся расхаживать вдоль стены Центавроса и по дурной земной привычке грызть ноготь. Что случилось с Ильмаром? Отравили? Он погиб во время зачистки или его подкараулили в подворотне?
Зачем уничтожили братьев? Дамир, Зармис, Ильмар. Ксандр споткнулся. Остановился, уставившись под ноги.
Забвение может разрушать миры и создавать их, дарить и стирать память. Забвение — миф, но предатель Омний создал его. Кто владеет им — тот владеет миром.
Дамир искал легендарное оружие. И что же получается, Дамир его… нашел?
От бессилия Ксандр заскрипел зубами. Нельзя признаваться, что в нем просыпается Дамир, тогда его сделают футбольным мячом, который гоняют туда-сюда по футбольному полю. Вытащат память, убьют как опасного свидетеля, наизнанку вывернут…
Ксандр ощутил, что ему неприятно здесь находиться, как если бы он очутился на своей могиле.
— Эй, бер᾿Грон, ты, никак, помирать собрался! — Ксандр вздрогнул. К нему, размахивая руками, шагал Вацлав. — Давай, ноги в руки, нам на квартиру пора!
Захотелось рассказать Вацлаву все. Выложить, сбросить груз. Потому что в одиночку его нести невыносимо. Едва Ксандр открыл рот, как на выручку пришел Дамир.
— Ты никогда не думал, благодаря кому ты стал Вацлавом? — Ксандр указал на Камень славы. — Не задумывался, кем был погибший вархан, который в тебе? Если разобраться, мы носим в себе частичку смерти.
— Эк тебя… — Вацлав обошел Ксандра, внимательно осмотрел его. — Ты головой не прикладывался? Нет?.. Да у тебя мания величия! Неужели ты думаешь, что тебе подсадили героя? На погребальное место сходи, почитай, кто помер, авось торкнет.
Ксандр схватил его за грудки, встряхнул:
— В тебе — свинопас. Или сержантишка. И сдохнешь ты манкуратом!
— Полегче! — Вацлав вскинулся, сбросил руки Ксандра.
Ярость схлынула, Ксандр отдышался и направился в новый дом, оставив Вацлава наедине с унижением и негодованием. Ощутив смутную угрозу, Ксандр обернулся, почти уверенный, что Вацлав спешит следом, но, похоже, тот пошел другой дорогой. Повинуясь шестому чувству, Ксандр задрал голову и посмотрел на второй ярус пирамиды. Оттуда, почти неразличимые на темном фоне, за ним наблюдали два человека в черных рясах. Значит, они видели, что Ксандр изучал Камень славы. И могли заподозрить в нем Дамира. Сжались кулаки. Все переживания схлынули, оставив опустошение. И что теперь? Пожалуют в гости?
Или это правда мания величия? Никто за ним не следил, тёмники просто проветриваются, погода-то славная. Весна!
О хорошем не думалось. Поселилось скверное предчувствие. Тишина эта — передышка перед грозой, но что делать и от чего спасаться, Ксандр ещё не придумал.

* * *

Жилье им выделили в самом центре Наргелиса, в узком трехэтажном доме, имевшем форму трапеции. Вацлав нагнал Ксандра перед дверью.
Пригнувшись, Ксандр переступил порог и очутился в скудно освещенном помещении. Комендант — пожилой вархан с культей вместо левой кисти — сидел в застекленной будке-аквариуме и безучастно рассматривал новеньких. Рядом притулился разрядник, на столике лежал скорч. Вскинув седые брови, комендант пробурчал:
— Не думаю, что селить сюда чужаков — хорошая идея.
— Мы были бер᾿Гронами, — отрезал Ксандр. — И мы стали бер᾿Гронами! Вам разве не рассказали об эксперименте?
— Мне-то рассказали… — Кожа на лбу коменданта собралась гармошкой. — Но вам придется объяснять это остальным. Кулаками объяснять.
— Да уж разберемся, — заверил Вацлав. — Куда нам идти?
Старик указал культей влево:
— Седьмая квартира, вторая комната.
Ксандр и Вацлав переглянулись. Наверное, Вацлав тоже подумал: «Надо же, и у Варханов есть коммуналки».
— Все, я своё дело сделал, — по-отечески улыбнулся Фрол. — Служите достойно.
Он развернулся и зашагал к выходу. Ксандр проговорил ему в спину:
— Спасибо, будем стараться.
Вацлав толкнул Ксандра в бок:
— Пойдем уже. А скажи, — обратился он к коменданту, — ключи нам полагаются?
— Зачем? — удивился однорукий.
Теперь Ксандр ударил в бок Вацлава, ощутимо, тот аж ахнул, и прошипел ему на ухо:
— Идём, ты ещё не понял? Соклан соклану глаз не выклюет.
Половицы скрипели под ногами. Ксандр втягивал ноздрями воздух, и в голове вертелись ассоциации: школьный спортзал, военкомат — в общем, казенщина. Даже в самых захудалых общежитиях запах другой.
Вацлав толкнул деревянную дверь с номером семь. Приятель почти загораживал проход, но Ксандр разглядел примус, сбоку от него — умывальник. Молодой вархан, совсем еще мальчишка, бросал дрова в печь, примыкающую к стене первой комнаты. Значит, во второй — сыро и холодно.
При виде гостей вархан отложил дрова, встал, одернул куртку и осклабился:
— Наконец-то. Следите за печкой, манкураты. — Взялся за ручку двери и собрался уйти.
— А ну стоять! — рявкнул Ксандр, отодвигая Вацлава. — Щенок!
Парень замер. Его длинное лицо вытянулось ещё больше, а узкие глазки вылезли из орбит. Некоторое время хозяин территории не мог шевельнуться — у бедняги в голове не укладывалось, как раб посмел смотреть в глаза и командовать. Пока он не вышел из ступора, Ксандр навис над ним и прошептал:
— Тебе говорили, кто я? Я был бер᾿Гроном. Капитаном. Я отдал своё тело и вернулся не для того, чтобы ты мне указывал, что делать. Сегодня твое дежурство. Выполняй свои обязанности. Ясно?
Вархан сглотнул. Похоже, когнитивный диссонанс: глаза остекленели, он кивнул, попятился и исчез за дверью. На плите булькала похлебка. Вацлав поднял крышку — запахло кашей, он скривился и прокомментировал:
— Растущие, блин, организмы.
— А вот дедовщину устраивать не позволю, — проговорил Ксандр. — Оставь еду. Идем к себе.
— Ну ты и сволочь! — с чувством проговорил Вацлав, харкнул под ноги, растер плевок.
Комната оказалась небольшой. Дальний угол потемнел от сырости, над полом прямо на стене произрастало белесое нечто — то ли мох, то ли грибок, то ли плесень. Окно заканчивались на уровне подбородка Ксандра, чтобы выглянуть на улицу, приходилось наклоняться.
Две кровати, похожие на панцирные, две тумбочки, криво сбитые полки и пузатый шкаф с бруском вместо ножки. Занавеска, белая, почти больничная, лежала на кровати рядом с бельем.
Уныло, подумал Ксандр. Зато не с толпой «земляков». Правда, холодно, но ничего, скоро лето, а там можно выслужиться и перебраться в более уютную комнату — понятно же, что наплевательский прием — даже Райану не представили! — и самая гнилая комната предназначены специально для чужаков. И всех благ придется добиваться.
Ксандр рухнул на кровать, накрылся колючим одеялом и сразу же уснул.

* * *

Город Галебус знал отлично и представлял маршрут, которым пошел Ксандр. Интересно, думал он, Дамир подозревает, что его раскусили? И… сколько Дамира в синтетической личности, что осталось от его памяти?
В безлюдных переулках Галебус держался осторожно. А вот и сюрприз! Впереди брел тип в плаще, поднятый воротник скрывал его лицо до середины носа, из-под меховой шапки выбивались светлые волосы. Как и Галебус, он таился: подолгу топтался на месте, выглядывал в проулки и двигался дальше. Шел он тем же путем, что и Галебус, и не оборачивался: его интересовал шагающий впереди.
За Дамиром хвост? Неужели он уже умудрился наследить, даже в этом теле? Или кажется? Нет, блондин однозначно следит за Дамиром. Галебус возрадовался, что у него с собой парализатор. Вот кого хорошо бы оглушить и допросить. Хотя Галебус руку бы отдал за то, чтобы покопаться в памяти Ксандра. Но, пока чужак не вспомнит все, что знал Дамир, — бесполезно. Действовать наудачу — не в привычках Галебуса, а вытащить можно только отчетливые воспоминания.
Споткнувшись, горе-шпион нагнулся, глянул назад, но на тёмника, похоже, не обратил внимания и продолжил слежку.
Сердце билось гулко, кожу покалывало от избытка адреналина. Галебус обожал чувствовать себя хищником перед прыжком. Каждая мышца напряжена. Р-раз! И у жертвы хрустит сломанный хребет.
Сейчас, он помнил, будет очень удобная для атаки улица: шпион пойдет по основной дороге, а Галебус — окольными путями. И перехватит его у перекрестка. Нужно успокоиться. Тише, Галебус, аккуратнее. Дыши беззвучно, скользи бесшумно. Учитывая, как движется жертва, она вот-вот достигнет перекрестка. Сейчас самое время выхватить парализатор. Вот он, проулок, поворот, навести парализатор на цель…
Шарахнулась перепуганная девушка, уронила тазик с выстиранным бельем. Играющая у колодца малышня с визгом разбежалась. Жертвы поблизости не наблюдалось. Ушел!!!
Галебус пророкотал во всю силу своего голоса:
— Пожри вас всех Бездна!
Улица опустела. О том, что здесь были люди, говорил лишь перевернутый тазик.
Куда делся шпион?
Галебус на всякий случай оббежал окрестности, расспросил местных: никто никого не видел. Так они и скажут, ага. Варханов все ненавидят, но, завидев, делают елейные лица. В пыточную бы их! Там быстро расколются. Но всех не запытаешь, да и смысл?
С Дамира надо не спускать глаз, охрану к нему приставить, вдруг этот блондинчик — наемный убийца? А если нет, если он — Дамиров информатор? Донесет еще о Галебусе.
Галебус сжал голову руками. Все, шанс упущен, нужно домой, где дожидается своего часа вор Проныра, подопечный Галебуса, знающий все ходы и выходы. Если и он не в курсе, где прячется Камачек, то никогда не выяснить, кто заказал Дамира.
Домой Галебус вернулся злой, громко хлопнул дверью. Проныра — молодой, гладко выбритый мужчина в кожаных сапогах — аж пригнулся. Потом вскочил, изогнул перечеркнутую шрамом бровь, склонился в приветствии, придержал зеленую треуголку. Его квадратный подбородок подрагивал.