Читать книгу “Нашествие. Мститель” онлайн

— Сядь. Обрадуй меня, докажи, что не зря тебя из петли вытащил. Ты выяснил, где Камачек?
Галебус завидовал рабочему инструменту Проныры — переплетенным на коленях тонким, нежным пальцам. Сжать бы их тисками… Но нельзя, он ещё пригодится. Подбородок Проныры задрожал ощутимей, вор подергал себя за ухо и проговорил, глядя в сторону:
— Парень как в Бездну канул, клянусь. Шваль думает, он мертв. Его ищут повстанцы, которых он слил. Бер᾿Гроны тоже ищут, он их подставил. Я и по своим каналам проверил: как есть мертв, клянусь. Жена уже трахаля привела и нажитое добро спускает.
— При чем тут любовник?! — заорал Галебус.
Вор отодвинулся, от беды подальше, и ответил:
— А при том, что Камачек жуткий жмот… кхм… был. Узнай он, что жена шикует, с того света явился бы.
Галебус сжал глиняную чашку, с трудом подавляя желание подпортить холеную рожу вора. Или — схватить каминную кочергу и по темени его, по темени!
Проныра глядел в угол комнаты и не видел бури, бушующей в душе Галебуса, иначе бежал бы отсюда без оглядки.
— Поспрашивай знающих людей, — проговорил тёмник ласково. — Я отблагодарю, ты же знаешь.
— Знаю, — улыбнулся вор, во рту его не хватало двух зубов. — Я почапаю?
— Иди, иди уже. Не мозоль глаза.
Вора как ветром сдуло. Галебус сжал виски. Неужели и Камачек сдох раньше времени? Мысленно он перебрал всех своих информаторов — вряд ли кто-то из них располагает нужными сведениями. Остается единственное звено цепочки — светловолосый незнакомец, следивший за Дамиром.
Галебус ненавидел бессилие, а сейчас ощущал себя уязвимым, как никогда: добыча выскользнула из рук, Эйзикил играет в непонятные игры, а предчувствие скорой беды не дает покоя.
Одно ясно: нужно не спускать глаз с Ксандра. И, когда Дамир вернется, вытащить из него правду о Забвении.

* * *

Просыпались тут, как и в казарме, по сигналу. Под окном взревела труба, Ксандр вскочил, бросился к умывальнику. Юные, одинаковые, как братья, варханы тотчас освободили ему место. Умывшись, он, не дожидаясь Вацлава, двинулся к выходу. Варханы, попадающиеся навстречу, холодно здоровались друг с другом, а его игнорировали. Сначала Ксандр решил, что, в довершение всех бед, его поселили к зеленому молодняку, но теперь увидел ровесников и успокоился.
Ровесников? Им же лет по тридцать, а телу Ксандра — двадцать пять. Дамир был старше и Дамир брал все большую власть.
Варханы спешили в круглый дом-шайбу с колоннами, откуда тянуло сдобой и жареным мясом.
Ксандр отстоял небольшую очередь, получил от поварихи-терианки жестяную миску с кашей из непонятного злака и три куска жирного мяса, взял глиняную чашку то ли с компотом, то ли с чаем и остановился, выискивая свободное место.
Почти за всеми столами сидели по четверо бер᾿Гроны, сосредоточенно работающие ложками. Ни одного чужака, сплошь варханы.
Ксандр присмотрел столик у окна, где завтракали два молодых сержанта. Направился туда, поставил на белую матерчатую скатерть миску с кашей, компот и спросил, прежде чем сесть:
— Можно?
Варханы уставились на него. Если бы взгляды убивали, Ксандр был бы рассеян на атомы. Как по команде оба вархана встали, взяли свою еду и пересели.
Похоже, сержантское звание Ксандра, присвоенное ему родовое имя Гронов — пустые слова для варханов. А чем иначе объяснить пренебрежение «сослуживцев» и безразличие руководства?! Прошла ночь, а Ксандра и Вацлава так никому и не представили, у них не было обязанностей, взводов…
Рядом плюхнулся Вацлав:
— Придется мне тебя терпеть, хоть ты и подонок. Они нас ненавидят.
Ксандр молча поковырял кашу, не чувствуя вкуса, проглотил мясо. Кусок в горло не лез. Но ничего, он заставит себя уважать. Точнее, Дамир заставит.
Вскоре его надежды рассеялись.
Началось всё с представления капитану Райану — на плацу между домом и столовой. Это оказался премерзкий сухонький коротышка со скрипучим голосом. Пополнению своего отряда такими бойцами он не обрадовался, сразу отвернулся, забубнил будто про себя:
— У меня, тассказать, элитное подразделение, не нужен мне всякий сброд, да и бойцы будут отвлекаться, тассказать, нервничать.
Ксандр душил злость и старался выглядеть равнодушным, держаться с достоинством, даже приподнимал уголки губ, но с каждой минутой уверенности и задора оставалось все меньше и меньше.
В варханских войсках в конец строя ставили самых никчемных бойцов. Ксандра отнесли именно к таким — к никчемным. Никчемнее был только Вацлав. Напарник собой не владел совершенно, покусывал губу и яростно сопел. Ксандр с трудом сдерживал негодующего Дамира.
Печатая шаг, прошли на Радужную площадь, через нее — к Центавросу.
Райан смотрел на новичков подчеркнуто враждебно, кривился. Чтобы не слететь с катушек, Ксандр, выполняя команды, медитировал на энергетический цветок.
После был спарринг, где Ксандр надеялся доказать, что он лучший, но его предложение померяться силами никто из варханов не принял, и в соперники ему достался Вацлав.
Варханы не боялись его, нет: считали недостойным. Беленились, когда он смотрел им в глаза, а сделать ничего не могли.
Когда злость была задушена, пришли опустошение и понимание: варханы никогда не примут Ксандра. Даже если он заорет, что его настоящее имя — Дамир. Тогда ему, возможно, дадут взвод и потерпят некоторое время, но потом подчиненные прирежут его в подворотне. Вархан никогда не станет служить чужаку, это впитано с молоком матери. Ксандр оскорбляет их одним своим видом, и с этим ничего нельзя поделать. Или можно? Пока подходящих решений в голову не приходило.
На всех мечтах Ксандра, на всех его варханских стремлениях был поставлен крест. Его потолок — управление отрядом сброда и звание капитана к пятидесяти годам. Все. Выше головы не прыгнешь.
После спарринга никчемных бойцов распустили по домам.
Обедали Ксандр и Вацлав вдвоем за столиком. Хотя свободных мест не наблюдалось, варханы с ними не садились. Вацлав не выдержал, похлопал по стулу:
— Садитесь, мы не кусаемся!
— Лучше бы предупредил, что вы не заразные, — ответили из-за соседнего столика.
Зал взорвался хохотом. Побагровев, Вацлав вскочил и уже собрался ринуться на обидчика, но Ксандр схватил его за руку:
— Сядь. Их сотни, а ты один. Учись контролировать ярость. Пригодится.
Парень послушался, сел и с бешеной скоростью принялся поглощать пищу. Закончил, отшвырнул миску и вылетел из-за стола. Ксандр убрал за ним и вышел.
Вацлав мерял шагами площадь. «Кому из нас тяжелее?» — подумал Ксандр. В Вацлаве угадывался лидер. Наверняка он лупил детей в садике, потом в школе бил всем морды, возглавлял банду малолеток, в университете… В универе он не бил никого, потому что нет у него высшего образования, максимум какое-нибудь ПТУ. Тут же приходится терпеть пинки да затрещины, и ничего ведь не сделаешь!
Поразмыслив, Ксандр решил, что Вацлаву все-таки легче. Ксандр начал осознавать себя, нашел своё место… И понял, что те, кого он считал равными, никогда не примут его.
Зачем землян поселили к варханам? Тоже эксперимент? Все равно, что посадить белую ворону к черным и шарашить черных током каждый раз, когда те пытаются восстановить справедливость — заклевать тварь, недостойную жизни.
— Мы занимаем не своё место, — ответил он и себе, и Вацлаву.
— А где наше место?! Где?!
— У параши.
— И чё теперь делать? Назад проситься?
Вацлав напоминал побитого пса, был бы хвост — поджал бы. Пришла пора включать мозг, а пользоваться им Вацлав не умел, потому инстинктивно полагался на более умного товарища. Вот что-что, а инстинкты у Вацлава были дай боже.
— Просись. Поговори с мастером Фролом… — Ксандр представил, что останется один на один с варханами, и осекся. — Я не трус. Я остаюсь. Выход есть всегда. Мы заставим их себя уважать. Не силой, так доблестью.
Разумом Ксандра снова завладело Забвение. Если найти его, сделать то, что не сумел берсер, а потом признаться, что на самом деле он Дамир бер᾿Грон… Похоже, оружие Предтеч, восстановленное пеоном Омнием, единственный шанс добиться своего — по праву своего! — положения в обществе.
Ксандру нужно было подумать, в спокойной обстановке, вдали от недружелюбных взглядов. Правила Для офицеров и сержантов были мягче, чем для рядовых: служба окончена, делай, что хочешь. Если ты — никому не нужный землянин, чужак, с тебя никто не спросит, где был.
— Ты куда это направился? — не унимался Вацлав. — Наш дом теперь в другой стороне.
— Я буду ночевать у своей женщины, там хотя бы тепло. Кстати, я и тебе советую завести подругу, чтобы не тратиться на шлюх.
Вацлав скривился, вдохнул-выдохнул и смирился с тем, что ему придется терпеть варханов в одиночку.
— Не будь ты моим земляком, — покачал головой он, — я бы решил, что ты один из них.
— Я и есть один из них, — улыбнулся Ксандр и зашагал прочь.
Погода на Териане наладилась. Ксандр подставлял лицо лучам заходящего солнца, просыпалась память землянина и весеннее желание улыбаться прохожим. Шершавый асфальт подсох, черепица тоже, и дома не выглядели так уныло. С гор тянуло морозцем и свежестью.
Электростанцию все еще чинили — лязг, стук и грохот разносились по окрестностям, прорываясь сквозь мерный рокот реки. Железную тушу уже залатали, раскуроченные трансформаторы заменили, сейчас работы велись большей части внутри. Прианы на угловатой машине с лестницей цепляли провода на столбы.
Вон она, Юлькина хижина, — тянется парок из грубы. Ксандр ускорил шаг. Возле окна присел, заглянул внутрь: Юлька мыла жестяные миски в огромном тазу. Косынка съехала набок, светлые волосы растрепались. Сочные губы шевелились — Юлька напевала себе под нос.
Сердце часто забилось, Ксандр оббежал хижину, ворвался к Юльке, поднял её, сжал в объятиях и поцеловал. На пару секунд она окаменела, но, когда сообразила, что происходит, ответила на поцелуй и послушно легла на груду тряпья.
Слишком послушно. Излишне покорно. Но Ксандру не хотелось сейчас думать об этом…
Нежиться, обессилев, она не имела права, и после сразу же бросилась к недомытой посуде.