Читать книгу “Нашествие. Мститель” онлайн

— Мастер, вы настолько невысокого мнения обо мне?
Эйзикил промолчал и продолжил допрос, но самое интересное было позади. Агайра назвала всех агентов-женщин, Галебус записал. Потом открыла пару неинтересных ему тайн бер᾿Махов, рассказала то, о чем он и так догадывался: бер᾿Гроны старательно делают вид, будто на Териане идет война, обманывают Ставку, убеждают бер᾿Хана в своей значительности.
Эйзикил прохаживался взад-вперед и потирал ладони. Галебус рассматривал ноги Агайры и мечтал о пытках. Он предпочитал старые добрые методы, они честнее, и жалел, что от ярости вестницы, будоражащей кровь, ничего не останется, когда отключат обруч. От неё вообще уже ничего не осталось, она превратилась в безвольную куклу.
Одновременно он пытался просчитать Эйзикила. Скорее всего, старик побежит предупреждать бер᾿Гронов, те — своих братьев в других мирах. Что это даст ему, Галебусу? То, что у Дамира будет больше свободы. Пока Махи с Гронами крошат друг друга, можно заняться поисками Забвения, направляя Дамира. А направляться он будет — никуда не денется. А потом… Потом Галебус убьет это существо, завладеет Забвением, и место бер᾿Хана впервые займет тёмник.
Остался один вопрос: как подвинуть Эйзикила?
— Что вы планируете делать, мастер Эйзикил? — поинтересовался он.
— Отдохну. У меня глаза слипаются… И вот еще, — он поднял трясущиеся руки.
В голове Галебуса зрел план. Тёмник никогда не был баловнем судьбы, всего добивался упорным трудом и завидовал тем, кто не боится рисковать и играет по-крупному. Сейчас ему представилась возможность поставить на кон все и — победить. Или погибнуть. Если не рисковать, он будет гнить на своем месте и до старости останется на побегушках. Когда помрет Эйзикил, найдется кто-то другой, кто не побоится риска…
Галебус представил, что ему предстоит сделать, и у него закружилась голова. Пройтись по кромке над бездной. На его стороне — внезапность и надежда на то, что Эйзикил всем надоел своими нотациями, в том числе Нектору бер᾿Грону. Конечно, надоел, это видно. Один старик не замечает факта. Ничего, сегодня все изменится.
Звезд почти не было видно из-за освещения с Центавроса. Галебус зевнул, прикрыв рот рукой, и проговорил:
— Пойду домой, с Мамочкой Златой побеседую. Думаю, Гронам на ближайшее время занятие есть.
Эйзикил потянулся к обручу на голове Агайры, но снимать его передумал — решил оставить женщину как живое доказательство. Галебуса он демонстративно не замечал.
Выйдя из пыточной, Галебус направился к лестнице. Кровь пульсировала в висках, ладони вспотели. Определив цель, тёмник двигался к ней. Подсознание предупреждало об опасности, хотелось развернуться и рвануть домой, он даже остановился на втором ярусе, потоптался, но пересилил страх и двинулся наверх. В опочивальню Нектора бер᾿Грона.
У входа дежурили двое Гронов: молодой громила и невысокий мужчина в летах. Старший товарищ остановил Галебуса и прошептал:
— Комиссар спит, вы по какому вопросу?
— По вопросу жизненной важности, — отчеканил Галебус и уставился на дверь. — Удалось добыть чрезвычайно важную информацию. Повторяю: чрез-вычай-но.
Как Галебус и предполагал, низкорослый был главным. Обернувшись к громиле, он проговорил:
— Буди комиссара. Тут, понимаешь, дело. А ты, тёмник, соображаешь хоть, какой важности должно быть твое дело?
Громила потянулся и нырнул за дверь. Галебус нервно улыбался, его зубы отбивали дробь, но держался он нагло и уверенно:
— Ты выполняй свою работу и не мешай, хорошо?
Что делал громила и как отреагировал Нектор, Галебус не имел понятия: из спальни не просочилось ни звука. Время текло непозволительно медленно, Галебус занервничал и принялся мерить шагами коридор, то и дело поглядывая на плац: а вдруг сюда ковыляет Эйзикил?
Чем дольше он торчал под дверью, тем сильнее его сковывал страх. А вот и Эйзикил — фигура в рясе, почти неразличимая на фоне темного пола. Захлопнул дверь в пыточную и пополз к лестнице. Не стоило спешить, надо было дождаться, когда старикан запрется у себя в «зале».
Скрипнули петли, Галебус вздрогнул.
— Заходи. — Громила жестом пригласил его в покои.
Галебус переступил порог, и ноги его утонули в высоком ворсе ковра. Второй раз за сутки он врывается среди ночи в покои комиссара, отметил тёмник, снимая сапоги. Ворс приятно массировал стопы. Охранник шел следом. Роскошь в покоях Нектора граничила с аскетизмом: мебель была изящная, но строгая, никаких излишеств в виде рюшей на шторах и лепнины на потолке.
Нектор бер᾿Грон сидел в спальне, закинув ногу за ногу, лицо его было печально. Как обычно, выглядел он безупречно: кожаный жилет поверх белой рубахи, кожаные же штаны и мокасины. Даже успел расчесать волосы и заправить кровать. Вот почему Галебус так долго торчал под дверью! Комиссар изволил приводить себя в порядок.
— Что за спешка? — спросил он, указывая Галебусу на стул с высокой спинкой.
— Спасибо. Я постою, — отказался он, решив, что, нервничая, будет ёрзать. — Ночью я в сопровождении отряда клериков… Я взял любовницу комиссара Сайдона. Он, если вы помните, бер᾿Мах. Эта женщина, Агайра, подозревалась в… Во многом это подтвердилось, и выяснилось кое-что ещё… Велите охраннику уйти. Это информация не для посторонних ушей.
Нектор махнул своему верному псу, и тот беззвучно исчез.
— Никого не впускать, — распорядился Галебус ему вдогонку.
Тяжело вздохнув, Нектор подпер голову рукой и приготовился внимать. Галебус набрал в грудь побольше воздуха и начал:
— Вестницы подкладывают под влиятельных варханов своих самых красивых девок, те опаивали покровителей каким-то порошком и выманивали нужные сведения. Понятное дело, Агайру мы допрашивали, она и сейчас в пыточной… Не забыли любовницу Ильмара бер᾿Грона? Так вот это она. И убила его она.
Брови Нектора взлетели на лоб — вспомнил! Но быстро изобразил на лице скуку.
— Ну и?
Галебус не спешил, растягивал предвкушение, воображая, как насладится смятением комиссара.
— Завтра на рассвете все главы клана бер᾿Гронов будут убиты. Бер᾿Хан это начинание поддерживает, мол, Гроны провалили Нашествие на Землю, пусть отвечают. И ещё, — Галебус перешел на шепот, — он знает, почему на Териане до сих пор война.
Нектор оставался спокойным, лишь сжал кулаки так, что побелели костяшки.
— Мы сейчас ловим вестниц-агентов, может, еще что интересное всплывет.
— А что случилось с Эйзикилом? Почему пришел не он, а ты? — сменил тему Нектор.
— Я поступил так, как считаю правильным. — Галебус выдержал взгляд Нектора и продолжил: — Не знаю, что он собирается делать, возможно, молчать… Вестница в пыточной, если не верите, можно её… допросить повторно.
— Понятно, — Нектор потер скулу и глянул на Галебуса в упор. — Мы ожидали, что это случится, но не думали, что так скоро. Грядет время больших перемен, да, Галебус? Эйзикил совсем одряхлел, раз позволил себя переиграть. Ты ведь справишься с Гильдией? Или помочь?
— Думаю, никто и не заметит, что старик не у дел… На фоне предстоящих событий.
— Так, раз ты просишься к нам в лодку, значит, она не такая уж и тонущая… — Нектор оценивающе осмотрел Галебуса и продолжил: — Значит, план действия таков. Первое… это тебе знать не обязательно.
— Предупреждаем соклановцев, — снисходительно улыбнулся Галебус.
— Я не сомневаюсь, что ты умный, — отмахнулся Нектор. — Нам предстоит несколько раз совершить невозможное: взять под стражу Махов. Отключить Сиб. А потом нам нужно будет получить от Махов подтверждение, что заговор имел место. Это я возьму на себя.
— Вы же не станете возражать, если тёмники займутся вестницами? — вкрадчиво проговорил Галебус.
— Нет. Хотя… на вестницу Агайру я посмотрел бы прямо сейчас. — Нектор поднялся. — Идем.
Галебуса прошиб холодный пот: что если Эйзикил сейчас под дверью, рвется поговорить с Нектором? Как комиссар себя поведет? Ноги не слушались. Галебус с трудом встал, помогая себе руками, и заковылял за Нектором.
Хозяин покоев толчком отворил дверь. Галебус на миг зажмурился, разлепил веки и вздохнул с облегчением: никого, кроме охранников. Видимо, Эйзикилу и правда нездоровится.
Спускаясь по лестнице, Нектор очень торопился, с трудом сдерживался, чтобы не перейти на бег. Галебус позавидовал его гордой стати и пообещал себе совершенствовать тело, а то, мыслимо ли, одышка начала мучать!
На втором ярусе Нектор ухмыльнулся и обратился к страже:
— Арестовать мастера Эйзикила! Пора уже показать тёмникам, кто здесь главный. Он обвиняется в… попытке государственного переворота. Ты ведь этого от меня ждал так алчно, а, Галебус?
Галебус собрался возмутиться, но его опередил низкорослый охранник:
— Вы отправляете нас обоих? Вы уверены?
Склонив голову набок, Нектор подумал и сказал:
— Пожалуй, нет. Ты идешь с нами. Насчет остального я уверен. Знаешь, Галебус, — продолжил он на ходу, — даже хорошо, что все так случилось. Я устал ждать нож в спину. Теперь у нас есть возможность нанести удар первыми, я тебе благодарен. Если твои слова подтвердятся… Да что там говорить, я, видимо, теряю форму: ещё не проверил, но уже взял старика под стражу.
Пока пересекали гигантский плац, Галебус смотрел на светящийся Сиб. Если его отключить, будет буря — нарушится связь между мирами… Неизвестно ещё, с какой силой шарахнет. Но ничего, перемены — это не всегда плохо.
Пыточную Эйзикил не запер. Галебус отворил двери, пропуская Нектора и его телохранителя. Комиссар с удивлением осмотрел убранство пыточной, коснулся оббитой бархатом стены.
— Надо же, я иначе представлял себе это место.
— Работать должно быть приятно, — объяснил Галебус.
— Приятно? — Заложив руки за спину, Нектор с отвращением поглядел на Агайру, зафиксированную на кресле-кушетке. — Такую красоту испортили!
— У этого метода есть одно важное преимущество: пытуемый не может лгать. Спрашивайте.
— Я наслышан. Агайра… тебя ведь так зовут?
— Да, — ответила женщина.
— Скажи-ка, дорогая, не делали ли тебе тёмники подсадку памяти? Не внушали ли чего?
— Нет.
— Как ты здесь оказалась? — ласково интересовался Нектор, похлопывая перчаткой по ладони.
Агайра рассказала. Потом она рассказала о вестницах, притворяющихся легкомысленными девушками и втирающихся в доверие к высокопоставленным варханам, о порошке, развязывающем язык, о том, что она обвела вокруг пальца комиссара Сайдона и узнала, что планируется передел власти, а вестницы решили сохранять нейтралитет.