Читать книгу “Нашествие. Мститель” онлайн

Ничего нового, в общем, не прибавила.
Нектор мрачнел и мрачнел, и вот он уже не хлопает перчаткой по ладони — сжимает перчатку и губы сжимает. Под кожей катаются желваки.
— Пожри их Бездна, — шепнул он и зашагал к выходу.
— Что вы намерены делать?! — крикнул Галебус.
Нектор аж вздрогнул:
— Ловите вестниц, но допрашивать их будем мы. Тёмники ведь соблюдают нейтралитет? И нам понадобятся виновные, так что некоторые мерзавки должны оставаться живыми. Понял меня?
Галебус, конечно же, понял: Нектор хотел устроить показательную казнь, чтобы обратить праведный гнев народа против преступников. Вестниц.
Агайра судорожно вздохнула. Куда её теперь? Отстегнуть и пусть валяется?
Брезгливо скривившись, он отсоединил обруч — мышцы женщины тотчас обмякли. Галебус велел:
— Агайра, а ну встать!
Подниматься она не думала. Согнув ноги в коленях, таращилась в потолок.
— Дежурный! — Галебус вышел из пыточной, и к нему подбежал пожилой клерик с печальным лицом. — Бабу — в камеру.

* * *

Возле дома Галебуса ждал рядовой клерик, быстроглазый и верткий. Как и положено патрульному, в черном костюме с черепом на рукаве. Едва завидев начальника, рванул навстречу и затрещал:
— Мы ждали-ждали, вас нет и нет, а манкурат в дом не пускает. Здоровенный! Все ушли, я остался стеречь, — кивнул он на кучу мусора у стены.
Приглядевшись, Галебус опознал связанную по рукам и ногам Мамочку Злату. Клерик все не замолкал:
— Остальных в тюрьму, в отдельную камеру, а эту, я помню, вы домой хотели. Вот она, я выполнил обещанное, так что…
— Молодец. Свободен. Мио!!!
Здоровяк вылетел с грохотом, едва не сорвал с петель дверь, замер на пороге, вертя головой. Заметил клерика, шагнул к нему — подумал, будто этот сморчок обижает хозяина. Патрульный попятился. Следом выскочил Куцык и принялся, потявкивая, носиться вокруг Галебуса.
— Мио, это друг, все хорошо. Подними пленного, — указал он на сводницу.
Здоровяк без труда перекинул грузное тело через плечо и понес в дом.
— Спасибо, — сказал Галебус оторопевшему клерику. — Как тебя зовут?
Клерик выпятил грудку, представился, воображая, что его потом поощрят. Галебус многозначительно кивнул и тотчас забыл его имя.
Из дома еще не выветрилась вонь, которую принес Ксандр. Или чудится? Нужно приказать все вычистить. Галебус потер веки и впервые направился в подвал с неохотой. Перед глазами все время возникало прекрасное лицо Агайры, её разведенные в стороны стройные ноги, яркие губы… Испортили! Уж он бы допросил её по высшему разряду! Ему же предстоит выуживать сведения из старой развалины. Несправедливо.
Старая развалина мычала, пытаясь вытолкнуть изо рта кляп, и вращала глазами, но сделать ничего не могла — обручи держали прочно. Галебус оперся о подлокотник кресла, вынул изо рта Мамочки Златы грязную тряпку, поднес стакан воды. Пила бандерша жадно, толстые щеки тряслись, струйки бежали по подбородку и расползались на сером платье темными пятнами. Напоив пленницу, Галебус заботливо вытер её лицо носовым платком и проговорил:
— Злата, думаю, ты понимаешь, почему очутилась здесь.
— Понятия не имею, — прохрипела она, без страха рассматривая инструменты на стене. — Если вы из-за девочек, то мы с Нектором все обговорили.
— Мы кое-что выяснили… Теперь Нектор против, очень даже против. Думаю, скоро он сложит костер для твоих сестер.
— Не понимаю!.. — голос Златы сорвался, морщины вокруг глаз разгладились, взгляд налился свинцом.
— Чем быстрее ты расскажешь, тем меньше будешь страдать. Я и так все знаю, от тебя мне нужно подтверждение и имена.
Цокая когтями по бетону, спустился Куцык, уселся напротив кресла и облизнулся.
— Итак, сестра Злата… так ведь к тебе обращаются? Что тебе известно о смерти Дамира бер᾿Грона?
Сначала Злата артачилась, а потом все выложила как миленькая. Солидный получился список. Галебус пробежал взглядом по именам, потер воспаленные глаза, зевнул и отправился со списком в Центаврос. Вестницы, которые прикидываются шлюхами, очень удивятся, когда к ним утром явятся варханы в черном, с черепами на рукавах. Почему-то именно клериков боялись больше всех.

ГЛАВА 18
ОБЛАВА

Оглушенный новостями, которые вывалил на него Галебус, Ксандр во влажной после стирки одежде, с мокрыми волосами, зато чистый и не вонючий, шагал к дому, где разместили их с Вацлавом. Улицы Наргелиса опустели. Конечно, уже ночь, но где патрули? Это напоминало затишье перед бурей: ветра нет, дождя, вроде, тоже, но давит на голову — вот-вот ливанет, и обрушится шквал.
Безразличные чужие звезды перемигивались в небе.
Ксандр ускорил шаг. Галебус выдал ему бумагу, позволяющую ходить по городу после комендантского часа, но нарываться на проверку все равно не стоило.
Значит, вестницы? Как говорили французы на далекой родине Ксандра, «ищите женщину». Все беды от них, от баб.
Ксандр на цыпочках проследовал в свою комнату и мгновенно вырубился под храп Вацлава.
Ему снился бой, небо, затянутое дымом пожарищ, он метался от дома к дому, кого-то искал, но не мог найти. Завывала сирена, слепили прожектора…
— Вставай, мать твою! — заорали на ухо.
Ксандр разлепил веки и шарахнулся от перекошенной рожи Вацлава, но быстро взял себя в руки, вскочил, натягивая влажные штаны. За окнами — ночь. Что происходит? Учения? Тревога? Этого не хватало!
Ксандр поспешил во двор. Там суетились варханы, орал оружейник, надрывался низкорослый мастер Райан.
— Что случилось? — спросил Ксандр у Вацлава, занимая место в строю.
— А мы не знаем. То есть, я не знаю. Остальные, наверное, в курсе. Велено быстро разобрать оружие и построиться. Пойдем, что ли. А то все расхватают, будем воевать голыми руками.
Под ненавидящими взглядами варханов земляне пробились в оружейку, получили маски (Ксандр придирчиво проверил фильтр), патроны к револьверам и винтовки. Разрядники сержантам не полагались по рангу.
— Стройсь! — рявкнул Райан.
Ксандр с Вацлавом рванули на свои места в «хвосте» строя. Воцарилась такая тишина, что слышно было, как кто-то переводил дыхание. Райан оглядывал отряд, сунув руки в карманы куртки и вытянув тонкую шейку. Недоросль.
— Так. — Тон мастера не предвещал ничего хорошего. — Бер᾿Гроны! — Взгляд его задержался на землянах. — Нашему клану угрожает смертельная опасность. Она исходит сразу от бер᾿Махов и вестниц, пожри их Бездна. Развратники и бабы — вот наши враги! Лучшие из вас пойдут за мной в Центаврос, к Сибу. Худшие… Вам дают шанс доказать верность бер Гронам, чужаки. Вацлав. Ксандр. Вас поведет мастер Фрол бер᾿Грон. Ступайте к нему. Бегом!
Земляне переглянулись и сорвались с места, вслед донеслись смешки.
— Ты что-нибудь понимаешь? — спросил Вацлав на бегу.
Ксандр затряс головой. Почему снова — мастер Фрол? Конечно, капитан — хороший руководитель, но отсылать землян обратно… Что за дела такие у Гронов?
По сравнению с тем, что творилось у казарм, во дворе дома Гронов было тихо и безлюдно. Мешанина из землян, сайдонцев и манкуратов, мастер Фрол надсаживается, размахивает руками:
— Тупицы! Идиоты! В строй! В стро-ой! — Обернулся, увидел Ксандра и Вацлава. — Вот! Помощь!
Мастер выглядел скверно: бледный, осунувшийся, в глазах безнадега — иди и вешайся. Такое выражение лица подошло бы командиру роты шахидов, уже напяливших пояса. Причем — у подневольного командира.
— Ксандр и Вацлав бер᾿Гроны, — вымучил улыбку мастер Фрол. — Вы мне поможете. Хорошо, что вы здесь. Сброд — и на важное задание… Комиссар Нектор слишком хорошего мнения о наших возможностях. Каждый из вас получит под командование по полусотне безмозглых идиотов. Сайдонцев я уже выбрал. Вам — земляне.
— А что делать-то? — непочтительно перебил Вацлав.
Фрол бер᾿Грон потер грудь, поморщившись. И еще сильнее побледнел. Свет прожекторов делал его лицо зеленым. Ксандр забеспокоился: а ну как инфаркт? Но капитан взял себя в руки.
— Штурмовать дворец коменданта Терианы Сморта бер᾿Маха.
Вацлав протяжно присвистнул. Мастер Фрол наградил его злобным взглядом.
— Да. Нам с этим сбродом, не умеющим даже с ножами обращаться, придется прорываться сквозь охрану Махов. Я дам вам разрядники…
— Сколько охраны? План здания? — В Ксандре проснулся Дамир.
— Пойдем ко мне в кабинет. Время еще есть. Немного, но нам хватит.

* * *

Улицы темны. Окна домов закрыты ставнями. Предрассветный ветер гонит мелкий мусор, хрустящий под ногами. Ранняя весна, предутренний мороз, ожидание чуда.
Шли быстро и тихо. Вацлав замыкал, Ксандр возглавлял отряд из сотни землян. Рядом, с трудом подстраиваясь под шаг, пыхтел Фрол бер᾿Грон. Капитану нездоровилось, Ксандр даже предложил ему остаться в штабе, но получил отпор. Оскорбленный обреченным на провал заданием, осознающий, что из его отряда мало кто выживет, Фрол бер᾿Грон решил остаться со своими людьми до конца. Ксандр понимал его.
Другое дело, Ксандра не волновала судьба земляков — никчемных идиотов и слюнтяев. Полягут — так им и надо. За то, что не пустили в сознание личность вархана, цеплялись за жалкое свое «я» и выпячивали убогое эго. Они напоминали нищих, гордящихся увечьями и коростой.
Сморт бер᾿Мах жил не в Центавросе, и резиденция его располагалась не на центральной площади, как у большинства варханов, а на набережной и напоминала особняки земных олигархов. Тут тебе и вид на горы, и частные пляжи. Дом также был окружен трехметровой стеной, и охраняли его терианские псы — как двуногие, так и четвероногие.