Читать книгу “Нашествие. Мститель” онлайн

Дамир лелеял свою боль. И Дамира не было. Его память — да. Его жажда мести — да. И навыки великого берсера.
Не было Дамира. Был Саня-Ксандр, бегущий со всех ног. Спешащий к своей жене. К своей Юльке, которую он уже один раз бросил в беде.

* * *

Вот и металлическая туша электростанции — блестящие заплатки на ржавом теле, роботы-трансформаторы, опутанные проводами. Никого. Терианцы попрятались по домам, бросив строительные леса и технику. Наплевав на обязанности, устремились к своим любимым. А вот сторожа остались. Ксандр подождал, когда они свернут за угол, огибая территорию, и кинулся к Юлькиному дому.
— Юля! — позвал Ксандр. — Юлька, отзовись!
Тишина. Кровь молотом ударяет в виски, воет ветер, хлопает открытой дверью. Вдалеке бахают выстрелы, доносятся крики. А Юлька молчит.
Ксандр застыл, дожидаясь ответа. Вот сейчас она выйдет, виновато улыбнется и скажет, что спала. Но — никого. И дверь хлопает. Неужели?..
Захотелось развернуться и бежать прочь от осознания, вырвать боль вместе с сердцем, вместе с памятью. Где ты, Дамир, почему не приходишь, когда нужен, не обезболиваешь равнодушием?
Сжать кулаки, шагнуть в неизвестность и достойно выдержать удар судьбы. Ксандр слишком часто терял и боялся потерять снова.
В прихожей — никого. Котел с едой на прогоревшей печи. Застеленная полотенцем лавочка, где обычно сидела Юлька, протирая вымытые тарелки. Два тазика: один — с грязной посудой, утонувшей в воде, второй — с пятью чистыми мисками. Раз нет тела, значит, Юлька жива. Или в спальне?!
С замирающим сердцем он отодвинул выцветшую тряпку, заменяющую дверь, переступил порог: кровать застелена, зато валяются вывернутые из стола ящики, их содержимое разбросано по полу. Бутылка перевернута, в лужице наливки — оба стакана.
Ксандр облегченно выдохнул. Значит, Юля просто испугалась бури. Он поднял её белый носовой платок, вытер пот. Куда она побежала? Почему ящики на полу? Это похоже на обыск. И где её вещи? Сам он нажил здесь лишь зубную щетку, но Юля ведь женщина! У неё должно быть хотя бы сменное платье.
Холщовый мешок с вещами обнаружился под кроватью. Отлично, значит, Юлька скоро вернется. Странно, что она ничего не написала, могла бы догадаться, что её будут искать.
Или не могла? Он ведь ни разу не спросил, как ей тут живется, слова доброго не сказал! Придет, повалит на кровать… А у неё кожа на руках огрубела и потрескалась, глаза потускнели… Раньше они были другими. Сначала — искристыми, потом — печальными, глубокими, как бездна. В последнее время стали злыми, безразличными.
Ксандр мотнул головой. Юлька вернется, обязательно вернется, и он изменится. Она столько пережила, а он и в той, и в этой жизни вел себя, как скотина.
— А ну, выходи! — донеслось с улицы. — Ворье проклятое!
Ксандр направился к выходу, едва не цепляя потолок головой, переступил порог: в него целились из скорчев двое пожилых терианцев, одетых в одинаковые коричневые куртки. На рукавах красовались молнии. Сотрудники электростанции, догадался Ксандр и протянул руки ладонями вверх.
— Я пришел к поварихе, — объяснил он, кивнул на дверь. — Где она, не знаете?
— А кто ты быть ей? — спросил тот, что справа, прищуриваясь.
Тот, что слева, сжал челюсти и проворчал себе под нос ругательство, сплюнул и не дал Ксандру ответить:
— Мы справедливо тебя пристелить. Вражье племя стрелять, вас жизнь нет. Сам жизнь нет, и наша жизнь пёс. — Его палец задрожал на спусковом крючке.
Ксандр приготовился к бегству в хижину.
— Я — Ксандр бер᾿Грон. Что случилось?
Услышав это, сторожа одновременно опустили скорчи и вытаращили глаза. Первый, теперь Ксандр рассмотрел его лучше, был блондином с трехдневной щетиной и ясными синими глазами, второй — черноглазым узколицым крепышом, чуть раскосым, с высокими скулами и губами, яркими до неприличия. Над его появлением на свет определенно потрудился вархан. Блондин потеребил складку над переносицей, развел руками и проговорил виновато:
— Этот женщина змеюка, от ней беда пошла. Дырки пошли и вспышки зеленые. За ней пришел черный вархан, пять штук, и увел. Их надо наказать за то, что был. У нас три человек упал, два погиб!
Сначала Ксандр ничего не понял. Какая змея? Какой черный вархан? Какие дырки?
— Женщина где? Юля?
Терианцы переглянулись, теперь заговорил смуглый:
— Женщин твоя — змея. Приходил пять черный вархан, тут, — ткнул на рукав, туда, где была нашита молния, — череп, и женщин увел. Вархан говорил, что они сделать беда, и теперь их наказать.
Ксандр разинул рот от негодования. Клерики увели Юлю? Куда? За что?! Это какая-то ошибка! Она ничего плохого не сделала!
Вспомнился Галебус, допрашивавший Камачека. Это как-то связано. Вестницы убили Дамира, они — корень зла, но при чем тут Юля? Недоразумение какое-то.
— Скорее всего, — как можно спокойнее проговорил он, — произошла ошибка. Эта женщина ни в чем не виновата, я все выясню.
Охранники ничего не ответили, их лица приобрели скучающее выражение. Ксандр попятился, все ещё не решаясь открыть спину. Развернулся и сорвался на бег.
Как они посмели тронуть его женщину?! Он добыл главного врага клана, притащил прямо к ним, а они…
Нахлынула ярость. Варханская ярость. В последнее время Ксандр научился различать злость Сани, Ксандра и Дамира. Удивительно, но Дамир гневался легче. Если все они чувствуют так же, то знаменитая варханская холодность дается им с большим трудом.
Интересно, с какой же силой вархан любит?
Скрытый от посторонних глаз стенами домов, Ксандр побежал быстрее. Нужно явиться прямо к Галебусу и заявить свои права на Юльку. Или, когда выяснилось, насколько вестницы опасны, идет их отлов? Тогда понятно.
Из раздумий Ксандра вырвали выстрелы. Стреляли из скорчев, на соседней улице. Кто-то вскрикнул, забормотали по-териански, Ксандр не разобрал слов. Выяснять, кто кого пристрелил, у него не было желания. Он перешел на шаг, выглянул в проулок, куда собирался свернуть, и, убедившись, что там никого нет, побежал дальше.
В мрачной подворотне он едва не споткнулся о труп старика. Погиб бедняга естественной смертью: посинел, выпучил глаза, его изуродованные артритом пальцы скрутила судорога.
А вот молодая женщина, лежащая на соседней улице, была застрелена. Ограбили её, что ли? Едва варханские патрули покинули улицы, начался беспредел. Понимая, что завтра-послезавтра снова воцарится порядок, засуетились мародеры. Но ничего, недолго им праздновать!
Ближе к центру стали попадаться вооруженные отряды — клерики и бер᾿Гроны. Несколько раз Ксандра остановили, но бумажка срабатывала безотказно.
Куда дели Юльку? Бросили в темницу? Поселили в концентрационный лагерь? Один раз она уже пережила такое, Ксандр ничем ей не помог, теперь — должен. Да и как они смели прикасаться к его женщине? Теперь он имеет полное право требовать её себе, пусть только попробуют отказать!
Площадь возле Центавроса обезлюдела, зато вход в пирамиду охраняли не крюкеры, а бер᾿Гроны, и было их минимум пятьдесят. Будь Ксандр командующим, основные силы он сосредоточил бы возле Сиба.
Сейчас путь Ксандра лежал к Галебусу, почему-то казалось, тёмник обязан быть дома. Потоптавшись у порога, Ксандр постучал. За дверью тявкнул пёс, кто-то замычал — наверное, манкурат. Донеслись торопливые шаги, высунулся печальный парнишка в бурой рясе, моргнул и приоткрыл рот.
— Мастера Галебуса зови, — велел Ксандр. — Он мне срочно нужен.
— Его нет, — виновато ответил юнец, почесал малиновый прыщ на щеке. — Он в Центавросе, руководит допросами.
Ксандр скрипнул зубами. Руководит, значит. Стало быть, подобраться к нему непросто. Но он обязан попробовать.
— Что ему передать? — донеслось вдогонку, но Ксандр не обернулся, чтобы удостоить парня ответом. Он торопился в Центаврос.
На входе его, естественно, остановили, обыскали и бумаге не поверили. Пришлось долго рассказывать, кто он, хвастаться заслугами. Благо, слухи об отважном землянине, который стал варханом, уже передавались бер᾿Гронами из уст в уста. Его просили подождать, пока гонец уточнит у Райана, правда ли Ксандр тот, за кого себя выдаёт.
Ксандр стоял прямо и гордо, окруженный варханами. Во взглядах одних читалось уважение, другие же по-прежнему смотрели с брезгливостью, даже губы кривили. Никто ничего не спрашивал, но именно сейчас Ксандр ощутил, что сможет стать частью клана. Не сразу, с боем, но сможет. У него множество недоброжелателей, но рано или поздно доблесть победит. Если разобраться, даже внутри клана нет взаимовыручки: вархан вархану пёс, они живут, как пауки в банке, и сплачиваются, только когда появляется внешняя угроза.
Наконец строй расступился, и Ксандр шагнул в ворота. Как он и предполагал, Центаврос напоминал огромный потревоженный муравейник. Муравьи в нем обитали двух видов: черные и буро-полосатые. Буро-полосатые волокли поверженных противников такого же цвета, черные им помогали.
Внутри пирамиды чего-то не хватало, и вскоре Ксандр понял — энергетического цветка! Остановилось сердце Центавроса.
Проталкиваясь к лестнице — память Дамира подсказала, где искать Галебуса, — Ксандр вспоминал Ангулем, огромный город с домами-стенами. Интересно, там Гроны тоже подняли мятеж? Почему все так спешат? Ответ пришел не сразу. Контрудар! Махи планировали расквитаться с непокорными конкурентами, а те их переиграли.
События обрушились волной и понесли в неизвестность. И не разобрать уже, где верх, где низ, где друг, а где враг. Сплошная муть. Сошедший сель, который может как погрести под тоннами жижи, так и вынести на благодатную равнину.
На втором ярусе было поменьше варханов, но все равно они двигались навстречу сплошным потоком, взъерошенные и настороженные. Зыркали исподлобья, но больше не останавливали.
Возле каждой двери замерли охранники с разрядниками. Все без исключения — Гроны. Ксандр обратился к совсем молодому, высокому, с него ростом, вархану:
— Скажи, где мне искать тёмника Галебуса?
Вархан округлил глаза и спросил у седовласого напарника:
— Что это за Галебус такой, ты знаешь?
— Вроде, новый глава Гильдии тёмников… А тебя, рожа терианская, кто сюда пустил?!
Ксандр одарил дерзкого вархана презрительной улыбкой и медленно произнес:
— Запомни: меня зовут Ксандр бер᾿Грон, это я доставил Сморта. Вопросы есть?
Ярость в глазах седого угасла, и он ответил:
— Галебус, вероятно, в пыточной тёмников. Это на первом ярусе возле складов, там спросишь.
Не поблагодарив, Ксандр отправился вниз. В голове роились вопросы, порождающие сотни предположений. С каждой секундой крепла уверенность, что события начали раскручиваться с момента поимки Камачека.