Читать книгу “Нашествие. Мститель” онлайн

Повернулся и пошел прочь.
Наяр постоял несколько мгновений, соображая, потом бросился следом, перебежал площадь и кинулся к первому попавшемуся крюкеру:
— Беда! Мастер Галебус, глава Гильдии, пропал!
Очень скоро весь наличный состав клериков прочесывал город. Наяр не мог оставаться дома, тревога и радостное нетерпение гнали его на улицы. Он увязался за одним из отрядов. Клерики не возражали. Молчаливые, неулыбчивые, они искренне переживали за Галебуса. Как, в принципе, и Наяр. Только послушник надеялся найти труп, а клерики — живого мастера.
Город разбили на квадраты и тщательно прочёсывали, Наяр тоже кружил меж домами, лазал в развалины, ощупывал лучом фонаря замшелые камни. И вдруг псы на поводках взяли след и, повизгивая, понесли по городу. А потом заскулили, поджали хвосты и начали льнуть к сапогам.
— Дикие псы, — предположил командир отряда и указал на чернеющий переулок.
Он не ошибся: звери толпились у единственного подъезда трехэтажного каменного дома, заброшенного, с выбитыми стеклами. Увидев группу варханов, псы бросились врассыпную.
— Что-то они почуяли, — пробормотал командир отряда.
Фонари зашарили по мостовой. Наяр первым заметил клок ткани, втоптанный в грязь. Поднял. Без сомнений, это кусок рясы! Ладони взмокли, губы сами собой растянулись в ухмылке. Неужели?!
Клерики ворвались в дом. Первое, что они увидели, — тело магула, перегораживающее вход в здание. Кто-то застрелил его совсем недавно, но псы порядком потрудились над трупом. Растерзанные тела псов мешали пройти, все в подъезде было заляпано кровью.
Наяр задохнулся от радости: на полу валялся окровавленный плащ мастера Галебуса. Обыскали весь дом, но останки главы Гильдии так и не нашли. Клерики решили, что псы растащили его кости по углам. Пораженные, скорбные, стояли воины у двери, и предводитель держал бережно свернутый плащ.
— А остальная одежда где? — спросил кто-то.
— Да в норе какой-нибудь… Что псы, раздевать его будут, прежде чем сожрать? — ответили ему.
Сердце Наяра готово было выскочить из груди.
— Отведите меня к мастеру-комиссару Нектору бер᾿Грону, — приказал он, гордо распрямив плечи. — Мастер Галебус оставил письмо на случай своей смерти.

* * *

Обойдя свой участок, Ксандр топтался у столбов, гадая, куда запропастился Вацлав. Пора бы ему вернуться, за это время можно десять раз пожрать! Вон, уже горизонт светлеет. Ксандр замерз, и, казалось, все о нем забыли: ни смены, ни новых приказов, ничего.
Вскоре после ухода Галебуса Ксандр слышал стрельбу и пёсий вой. Или почудилось? Наверное, вон как река грохочет! Но на всякий случай он держал ухо востро: вдруг нагрянут звери? Он, конечно, отобьется, главное, чтобы врасплох не застали. Бред! Патрульный, который должен защищать мирных граждан, боится псов!
А Вацлав все не возвращался. Ксандр прекратил бездумное шатание вдоль реки, присел на парапет. Воду не разглядеть — рокочущая чернота, фонари не горят, только тот, что у Ксандра в руке, выхватывает куски ночного города: то угол дома, то столб, то ветви дерева. Как ни странно, Ксандр успокоился, давящее предчувствие оставило его.
Вернется Вацлав (хорошо, если догадается с собой поесть прихватить), совсем славно будет. Можно и костер организовать. А можно до казарм добраться, поймать Райана, спросить, сколько им вдвоем еще торчать в дозоре. Много власти на себя взял коротышка, Ксандр — такой же бер᾿Грон, ничуть не хуже остальных!
Кто-то бежал из города: луч света ослепил Ксандра, заплясал по набережной.
— Стой! — Ксандр поднял разрядник.
— Это я! — Вацлав задыхался.
Ну, наконец-то! Ксандр расслабился, опустил оружие. Ох, сейчас он Вацлаву скажет всё, что думает.
— Погаси фонарь! — Вацлав подбежал к Ксандру, выключил свой и замер, упершись руками в колени, — пытался отдышаться.
Озадаченный Ксандр послушался. Несколько минут в темноте раздавался только грохот реки да заполошное дыхание Вацлава. Потом Вацлав заговорил:
— Тебя ищут. Скоро тут будут. Я к казармам… Меня загребли, погнали кого-то искать. Нашли — не мы, другой отряд — чей-то труп. Я потом к Райану метнулся, хотел спросить, когда смена. А там всех построили и велят тебя живьем брать. Что натворил?
Ксандра будто окатило кипятком, щеки запылали, кровь набатом забилась в висках. Это означает лишь одно: Галебус-таки выболтал Нектору про Дамира. Надо спасаться.
— Уходим. Быстро. — Ксандр ухватил Вацлава за рукав. — Нужно спрятаться. Если тебя возьмут, тоже не уцелеешь. Потом объясню.
Вацлав не стал уточнять, поверил. Глаза привыкли к темноте, теперь Ксандр сквозь мглу различал очертания зданий. Туман работал на беглецов: влажный воздух лучше проводит звуки, погоню будет слышно издалека. Стараясь не шуметь, напарники нырнули в ближайший проулок, заспешили прочь от набережной. Фотографическая память Дамира не подвела: Ксандр прекрасно ориентировался в городе.
Поворот, еще поворот. Облаву еще не слышно, но Ксандр ее чувствует, подобно зверю, бегущему от охотника. Домой нельзя. Юлька… Сейчас ей ничем не помочь. Если Ксандра схватят, Юлька умрет. А так у нее есть шанс. Несколько дней при ней будет сиделка, да и Ягуп тоже… Нет, он — вряд ли. Первым делом обыщут квартиру, и молодого повстанца заберут.
Как там говорил Галебус? У землян — жадная совесть? Ксандр согласился с тёмником.
Где укрыться от погони, куда бежать? В канализацию? Нет, Ксандр больше не верил в надежность коридоров, да и тесновато может оказаться под землей, весь городской сброд, небось, там попрятался. Самое верное — идти туда, где не будут искать, в самое сердце города, к Центавросу.
Только что делать с патрулями? Перехватят же по дороге.
Ксандр остановился и прикрыл глаза, под веками проступила карта. Дамир, герой, берсер, куда бы бежал ты? На электростанцию? Нет. В Центаврос? Нет, безнадежно. Попробовал бы отсидеться в заброшенном доме? Найдут.
Неужели нет укрытия?
«На пепелище», — подсказал Дамир. В Дикий город. Гарь перебьет твой запах, и пусти они по следу псов, — ничего не выйдет. Там пусто и страшно. И переправиться сложно. Вода ледяная, лодки наверняка охраняются. Но ты же — не слабак!
— Ты умеешь плавать? — спросил Ксандр у Вацлава.
— Куда? Ты что?! Вода — градусов семь! Да ещё и течение… Нахрен, сдохнем! Я не морж!
— Единственный шанс уйти — скрыться в Диком городе. Мы переплывем реку в узком месте, спрячемся в развалинах. Там нас не найдут. А утром будем думать.
Ксандр не увидел — почувствовал, как дрожит Вацлав.
— Ладно. Как скажешь. Вообще я нормально плаваю. — Бритый храбрился. — Хорошо. Давай, веди.
Они вернулись к реке, постояли, прислушиваясь: похоже, облава уже побывала здесь, и они разминулись. Но варханы вернутся, они вовсе не глупы, они умеют загонять жертву. Ксандр разделся до штанов и поежился: он никогда не плавал в ледяной воде. Воздух обжигал, волосы на коже встали дыбом. Рядом почти беззвучно матерился Вацлав.
Ксандр связал одежду в тюк, оружие пристроил за спину — авось не испортится, револьвер завернул в плащ — вдруг повезет, не успеет промокнуть. Велел Вацлаву сделать так же. Дурное предчувствие подсказывало: нужно торопиться.
Положив тюки в воду, ступили в реку, у самого берега оказалось глубоко. Кожу будто ошпарило, дыхание перехватило. Ксандр вынырнул и поплыл, толкая тюк перед собой. Рядом бултыхался Вацлав, а другой берег тонул в тумане. Течение закручивало и тянуло ко дну. Ксандр с ужасом понимал, что не в силах с ним бороться, ему едва удавалось удерживать тюк с вещами.
Их волокло из города. Одежда с оружием пока плыли, но вот-вот отсыреют и утонут. Разрядник тянул ко дну. Ксандр пытался вспомнить, долго ли продержится человек при такой температуре, и начал паниковать.
Одернул себя: держись, греби, греби! Вскрикнул Вацлав, ушел под воду и тут же появился на поверхности, отчаянно молотя руками. Лицо его белело в темноте.
— Нога! — прохрипел Вацлав.
Ксандр ухватил его, выпустив вещи, — черт с ними! Держа Вацлава за ремень разрядника, Ксандр правой рукой нащупывал застежку — сбросить оружие, только бы удержать друга.
Берег Дикого города приблизился — серая трехметровая стена, изрытая трещинами.
«Вот и всё, — выбиваясь из сил, подумал Ксандр, — сейчас всё закончится. Юлька умрет. Но мне уже будет неважно. Меня рыбы сожрут». Вацлав пытался плыть, но получалось плохо.
Ксандр сдался, выпустил Вацлава, тот тут же ушел под воду. И встал. Ксандр не поверил своим глазам, распрямился, и его колени ударились о твердое. Отмель! По грудь в воде, стояли беглецы друг напротив друга — два светлых силуэта в туманной темноте.
Эйфория быстро прошла: до спасительного берега оставалось еще метров двадцать, а Ксандр замерз так, что не чувствовал ног. К тому же сейчас он заметил очевидное: набережная забрана в гранит, чтобы вода не размывала ее. Выбраться можно по лестнице, но есть ли она? Летом они бы поплыли вниз и вылезли уже за пределами Наргелиса.
Ранней весной так долго не продержаться.
— Поп-пробуем, — прошептал Ксандр, утешая скорее себя, чем Вацлава. Губы дрожали.
Ксандр с Вацлавом молча побрели вперед. Отмель кончилась так же внезапно, как началась: песок просто ушел из-под ног. Погребли к берегу, зло работая руками, благо, слабое течение в заводи не мешало плыть. Ксандр заметил, что ему тяжело двигаться, да и дышать — тоже. Всё тело горело.
Казалось, прошла вечность, прежде чем удалось достичь каменной стены берега. Вацлав вцепился в выщерблину и покачал головой — не могу, мол, больше.
— Двигайся, а то околеешь, — посоветовал Ксандр и погреб правее, туда, где ему мерещилась лестница.
— Лестница, — прохрипел Вацлав.
И Ксандр увидел ее.
Землянин не помнил восхождения по каменным ступеням. Его колотило, Вацлава — тоже. Поддерживая друг друга, они выползли на берег и на ватных ногах побрели к груде тлеющих углей. Надо же, еще не все сгорело. От углей шло живительное тепло.
Ксандр заставил Вацлава обогнуть груду, зайти глубже в пепелище. Они выбрали более-менее целый участок мостовой и рухнули в золу. Тело в тепле размякло, наполнилось сладкой негой. Теплый асфальт показался мягким, и беглецы быстро уснули.

* * *

Галебус очнулся в полной темноте. Сколько времени прошло? Раскалывалась голова, болела ушибленная спина. Он попытался подняться, но под ногами что-то с хлюпаньем лопнуло, мерзко завоняло. Значит, он лежит на груде гнилых овощей — по запаху понятно.