Читать книгу “Нашествие. Мститель” онлайн

— Ладно. Пойдем. Черт с тобой. Только учти: я не собираюсь гоняться за призраками. С меня хватит. Я жить хочу. На площадь — и валим из города, вспомнишь ты что или не вспомнишь. Согласен?
Ксандр кивнул.
Вацлав усмехнулся и двинулся вперед. И вдруг стена двухэтажного дома, казавшегося целым, рухнула, выплюнув облако обжигающего пепла. У Ксандра затрещали, сгорая, волосы на голове. Посыпались горячие кирпичи. Вацлав упал. Ксандр откатился в сторону.
Наверное, в катакомбах под площадью бушевал пожар — Дамир подсказывал, что там полно ходов и многие подземелья обитаемы, — и вот, по несчастливой случайности, вырвался на свободу.
Вацлав лежал ничком, не шевелясь. Закрывая лицо, Ксандр бросился к напарнику. От жара саднило кожу на плечах. От штанов Вацлава поднимался пар — то ли они до сих пор не просохли, то ли начали тлеть.
Последний рывок, и Ксандр рядом с Вацлавом. Ухватил за плечо, перевернул на спину. Светлые глаза простого русского скинхеда Вани, не мигая, смотрели в чужое небо. Чуть выше виска текла кровь.
— Что ж ты так, друг? — Ксандр опустил его веки. — Как нелепо…
И некому было подсказать Ксандру, вернулся ли Ваня на Землю, или же душа Вацлава перенеслась в варханский ад.
Ксандр механически вынул из рук мертвого друга разрядник и, пригибаясь, бросился через пустырь к выгоревшим и уже безопасным домам. И тут его настигло воспоминание.
— Дами-и-ир! — заорал Зармис. — Прикрывай!
Дамир высунулся из убежища и открыл огонь. Бежавшие к паромобилю попадали, но снайперов, целившихся из окопных проемов, он сдерживать не мог. Зармис бросился вперед, но тут же рухнул ничком, да так и остался лежать. Дамир стиснул зубы и принялся отстреливать отползающих врагов. Из-за града невозможно было рассмотреть их лица и сказать, кто это: варханы, терианцы или кто-то ещё…
Ксандр упал в угли — по счастью, остывшие, — зажмурился. Дамир бер᾿Грон заново увидел смерть брата и теперь оплакивал его — при жизни не успел. А потом, когда невидимые миру слезы иссякли, Дамир вспомнил остальное.
Теперь Ксандр знал, где искать Забвение.

* * *

Нет, домашний арест имел преимущества перед заточением в подземельях Центавроса. К тому же формально Галебус оставался главой Гильдии на Териане — не настолько достаточно влиятельных тёмников, чтобы его сместили. Но он понимал: на деле в этом мире один правитель — Нектор.
Если бы не случайность, комиссар никогда не переиграл бы Галебуса! Да и трусливый предатель Наяр внес свою лепту. И откуда они берутся, такие неблагодарные? Приютил, обогрел, учил жизни, а он… О, с каким удовольствием Галебус уединился бы с ним в подвале! Но послушник носа не казал в резиденцию наставника. И крюкеры, не клерики, сторожили входную дверь с той стороны.
Единственной живой душой, с которой общался Галебус, был Куцык, безмерно радовавшийся возвращению хозяина. Люди — предатели, пёс никогда не предаст.
«Мы обыскали твой дом, мастер Галебус, — говорил Нектор, морща тонкий нос, — от Галебуса воняло тухлыми овощами. — Только ради того, чтобы убедиться: больше никаких секретов ты не унес в могилу. Знаешь, что поразило меня больше прочего? Даже не подвал. И не твой уродливый пес. А мясо в холодном шкафу. На филейной части сохранилась кожа и, представь себе, Галебус, фрагмент татуировки. Я не видел похожих узоров на шкуре скота. Зато не раз наблюдал за женщинами, украсившими себя так. Ты — людоед, милый мой враг. И теперь ты у меня в руках. Но я тебя не трону, живи. Только извини, Галебус, делиться с тобой Забвением я не собираюсь. Ступай к себе и помойся, видит Бурзбарос, ты нестерпимо смердишь».
И осталось Галебусу брести к себе и нервно хохотать, представляя перекошенную физиономию Нектора после прочтения письма. Грязь он смыл, но позор остался и теперь разъедал душу. Так глупо проиграть!
Галебус жахнул кулаком по столу, спугнув Куцыка. Многое отдал бы тёмник, чтобы отомстить и доказать всем: он — лучший!

* * *

Ксандру нужно было в Наргелис: без снаряжения в горах делать нечего, а он почти гол и безоружен. И единственный способ попасть высоко в скалы, к Забвению, — прилететь туда.
Беглец нырнул под защиту покосившейся стены — прямо над ним пролетел гранч. Ксандр задумчиво посмотрел на самолет: скорость движения у него относительно реактивных истребителей Земли не ахти. И вообще техника не самая надежная: винты эти, крылья этажеркой. Тридцатые годы двадцатого века, даже не Вторая мировая. Гранч шел пустой: не было в крепежах бочонков с отравляющим газом или зажигательной смесью. Ищут Ксандра, ведут разведку с воздуха.
Но сколь ни был гранч несовершенен, в горы на нем подняться можно. Куда реальней, чем играть в Сталлоне: полуголым прыгать по скалам.
Ксандр никогда не управлял самолетом и не знал, где здесь аэродром. Но Дамир — помнил. После смерти Вацлава пробудивший память берсер отступил было в глубину подсознания, теперь же он воспрял.
Перед внутренним взором Ксандра разворачивалась карта. Наргелис. Площадь. Центаврос. На верхнем ярусе пирамиды — взлетные полосы, ангары… Гранчи. Бер᾿Гроны — пилоты, в отличие от бер᾿Махов. Самолеты ждут своего часа, и где-то там — Сокол, новое приобретение Нектора, вершина пеонской мысли.
А ведь когда-то Предтечи строили не только гранчи! Они изобрели Сибы, они открывали порталы, они покоряли миры, объединяя их в кольцо. Возможно, строили межпланетные корабли — Ксандр не представлял развитую цивилизацию без покорения космоса.
Все кончается. Варханы уничтожили Предтеч, обратили их в слуг. Тёмники наложили монополию на науку и в конце концов придумали технику переноса сознания, оживив Дамира в теле Сани. Породили Ксандра.
Что ж.
Варханы — наследники Предтеч. Нынешний мир — следствие прошлого, привет тебе, Бурзбарос, ты укусил свой хвост. И, по логике вещей, Ксандр имеет полное право разрушить цивилизацию варханов. Или, по крайней мере, спасти Юльку. Если получится и то и другое — вообще славно.
Дамир не возражал. То ли посмертие его оказалось не столь сладким, то ли ошибался Ксандр, приписывая чужой памяти умение чувствовать.
Всё стало простым и понятным, как во время учебного боя: вот — твой противник. Неважно, насколько он хорош, и неважно, что он умеет. Сейчас ты должен победить.
Ксандр успокоился. Его не ограничивают ни аппаратные возможности, ни программный код. Он — не пиксели на экране, мир вокруг — не многопользовательский интерфейс, и нет над ним админов и гейм мастеров. Каждый — сам себе бог и сам себе черт, и даже ад, ох, избитая мысль, ты носишь в себе.
Ксандр улыбнулся — встреться ему бер᾿Грон, отшатнулся бы, узрев призрак Дамира, — поудобнее перехватил разрядник и двинулся к реке: босиком по остывшим углям.

* * *

Он выглянул из-за груды почерневших кирпичей: само здание рассыпалось, цемент не выдержал высоких температур. Мирно несла свои воды река, бурная (в горах прошли дожди), мутная, торжествующе-праздничная в солнечном свете. Дымка уже закрыла небо легкой вуалью: от нагретой земли там, за городом, поднимается пар, и природа празднует возрождение.
Есть ли на Териане леса? Снег еще лежит на тропках и под елями, но стал пористым, осел, и его ковром покрыты иглы, мелкие веточки, шелуха от почек. И слышна в лесу победоносная песнь: заливается ранняя пичуга.
То ли без куртки, в одних брюках, не уж так и холодно, то ли Ксандр просто не позволял себе мерзнуть.
Вот у переправы, официальной, хорошо охраняемой, вахтенный вархан — в куртке, ботинках и брюках. Не спешит разоблачаться. Хорошо, если под одеждой доспехи мягкого металла.
Вархан, конечно, знает: на территории Дикого города скрываются двое преступников, вооруженных и опасных. Но уверен в собственной неуязвимости. А тут еще и первый по-настоящему солнечный денек, и начальство далеко, а напарник отсыпается в караулке после напряженной ночи.
Жизнь хороша и жить хорошо!
Ксандру мерещилось, что он слышит мысли караульного. Юнец — один из Гронов, с которыми земляне недолго делили общагу. Темные волосы острижены очень коротко, почти под ноль. Нос — фамильный, лицо — острое, хищное. Глаза с прищуром. Грозное впечатление портит возраст: парню лет шестнадцать, не больше; на подбородке — крупный алый прыщ и порезы от бритвы. Вархан закинул разрядник (надо же, всех вооружили «по последнему слову техники») за спину, расстегнул куртку. Присел, прислонившись плечом к опоре моста. Запрокинул голову, подставил лицо солнечным лучам и улыбнулся.
О чем он думает? О смазливой девчонке, о поцелуях и объятиях?
Нет, он же — вархан. Он думает об убийствах и войне. Он мечтает поймать Ксандра и, конечно же, победить его: чистокровный бер᾿Грон одной левой поборет жалкого землянина.
И нечего жалеть юнца. Он — враг.
Метательных ножей у Ксандра не было, палить из разрядника — привлечь внимание. Но в развалинах он отыскал много полезного, например, стальную пластину, которую заточил о камень, придав нужную форму.
Беззащитное горло звало: давай же, испытай оружие, метни пластину! Но Ксандр сдержался. Подобрал камень, бросил чуть в сторону. Юнец проснулся, вскочил. Будет звать подмогу? Да как же! Вархан, герой! Схватил разрядник и шаг за шагом — прямо в ловушку.
Дамир никогда не был столь предсказуемым. И все-таки его убили. А этого-то… Ксандр смотрел, как мальчишка, озираясь, заходит в развалины. Головой юный вархан вертел исправно, но вымазанного в саже Ксандра, прячущегося в тени за стенкой, не обнаружил. Землянину бы не поздоровилось, укройся он за нагромождением камней и покореженных кровельных листов, которое вархан углядел издали: заметить караульного практически невозможно, а движется он бесшумно. Ксандр шел за ним шаг-в-шаг.
Надо отдать вархану должное: он что-то почувствовал, начал оборачиваться, и тут Ксандр со всей силы ударил его камнем, не по затылку, как рассчитывал, а в висок. Хрустнула тонкая кость. Юнец всхлипнул и рухнул на землю: Ксандр поддержал тело, чтобы не выпачкать форму. Вархан был еще жив, даже в сознании, по крайней мере, смотрел на Ксандра, пока тот раздевал жертву. Губы караульного шевелились, но слов было не разобрать, да Ксандр и не прислушивался.
Больше всего Ксандр боялся, что будут жать ботинки: плохая обувь снизит его боеспособность. К счастью, нога у юнца оказалась на размер больше. Ксандр не побрезговал ни портянками, ни нижней рубахой, свои штаны скомкал и выкинул. Вот так. Правда, доспеха на мальчишке не было, но Ксандру для осуществления плана хватало и формы.