Читать книгу “Нашествие. Мститель” онлайн

— давало надежду не только подчинить, но и быстро расправиться с наглецом. Нет, Нектору парня он не отдаст. Пусть Ксандр отомстит, пусть перебьет хоть всех Гронов — на здоровье.
А потом уже, для настоящих целей, Забвение заберет Галебус. На Ангулеме оно пригодится. Но ведь нет гарантии, что землянин не прикидывается простаком. Проведет его Галебус к гранчам, а тот его — чирк по горлу!..
— Вот. — Ножи с лязгом посыпались на низкий стол красного дерева. — Смотри.
Проснувшийся Ксандр дернулся, потянулся к оружию. Возился довольно долго, прикидывал по руке. Отобрал три штуки. О, Дамир славился техникой ножевого боя! И «грязных штук» вроде удара сзади не гнушался. Вот и славно, а то без Мио Галебус будто голый.
Гость переоделся и превратился в тёмника. Подумав, Галебус выбрил ему виски и черной тушью нанес «татуировку» — двузубец. Клерикам в голову не придет, что символ Гильдии можно подделать. Святотатство же! Глупцы, кругом глупцы. Светлые волосы Ксандра Галебус тоже подкрасил тушью, потом усадил его в кресло и, вооружившись гримом, «подправил» лицо. Сам Галебус нередко использовал все эти краски-кисточки, румяна и пудру, если хотел хорошо выглядеть после бессонной ночи.
Умеючи, совсем нетрудно сделать лицо острее, нос — тоньше, глаза — темнее (тут пригодятся тени). Конечно, ярким днем только слепой не заметит, что Ксандр загримирован. Но лицо его будет скрыто тенью капюшона, и самый зоркий из клериков увидит то, что ожидает увидеть: молодого вархана, послушника, слугу мастера Галебуса.
Куцык понял, что хозяин уходит, заскулил. Галебус присел на корточки, почесал пса за ушами. Хороший мальчик Куцык! Ничего, Галебус вернется. И тогда у Куцыка будет вдоволь мяса, а хозяин купит нового манкурата — работы в подвале станет невпроворот.
— Ни с кем не заговаривай, — не поднимаясь, велел Галебус Ксандру. — Держись почтительно. Сутулься. Предоставь все мне. Когда достигнем взлетного поля, действуй. Ты знаешь, как отличить заправленный гранч от пустого?
— Разберусь. Пойдем, Галебус.
Они вышли из дома, Галебус прикрыл за собой дверь и рявкнул на охрану:
— По срочному делу к мастеру-комиссару!
Как он и предполагал, остановить его не решились. Скорее всего, Нектор никому не рассказал, в чем повинен Галебус, и весь Наргелис считал: в столь неспокойное время комиссар просто приставил охрану к главе Гильдии. Прозорливый Галебус себя обезопасил, если при входе в Центаврос его обыщут, он скажется заложником. К счастью, Ксандр согласился идти следом, спрятав скорч в рукаве. В случае провала землянин обещал убить Галебуса, а потом застрелиться. Лучше так, чем остаток дней пускать слюни, как Агайра. Хотелось ещё немного пожить. Совсем чуть-чуть! Галебус глянул в синее небо. Руки дрожали, и он сцепил их за спиной. Ксандр плелся за ним, приняв вид почтительный и смиренный, свободная ряса скрывала разрядник.
— Авантюра, — бубнил себе под нос Галебус. — Если в Центаврос не пустят, считай, все пропало! Меня казнят!
Тело обессилело от страха, ноги отказывались нести к Центавросу, но Галебус пересилил себя и уверенным шагом направился к главным воротам. Чем ближе он подходил, тем громче кровь колотилась в висках.
Ворота караулили бер᾿Гроны. Окинули Галебуса равнодушными взглядами.
— Пускать не велено, — проговорил охранник, что справа.
— Как не велено?! — возмутился Галебус, входя в роль обиженного. — Он сам за мной послал!..
— Это правда, — бесцветным голосом проговорил Ксандр. — Я должен провести главу Гильдии к мастеру-комиссару. Если не верите, можете спросить его самого…
Охранники переглянулись, и тот, что слева, махнул рукой, давая добро.
Галебус еле сдержался, чтобы не выдохнуть. Похоже, о его опале и правда никто не знал. Или Нектору просто не до того, он списал Галебуса как неопасного. А зря. О нем ещё заговорят!
Без труда минули плац, где царило оживление. Никто даже не глянул на тёмников. Еще бы! Забвение — единственное, что способно удержать Нектора у власти.
— Если люк на крышу закрыт, — шептал Галебус, поднимаясь по лестнице, — то нам конец, сами мы его не откроем, а если попытаемся — привлечем внимание.
Ксандр молчал, ступал беззвучно. Он превратился в ожидание, в тень, волочащуюся за Галебусом. В хищную и коварную тень, которая, стоит расслабиться, обретет плоть и постарается перерезать глотку. Надо с ним держать ухо востро.
Закончилась лестница узким мраморным коридором, оттуда открывались люки на крышу, где находились ангары с гранчами. Здесь тоже суетились. Галебус снова ощутил дрожь и мыслями вознёсся к Бурзбаросу, в которого неожиданно уверовал.
— Да пребудет с нами удача, — проговорил Галебус траурным голосом, осенил себя священным кругом, собрался было лезть в люк, но отодвинулся в сторону, пропуская Ксандра. — Иди, нам пока везет.
Сам он последовал за Ксандром, решив, что его жизнь драгоценна и преступно рисковать ею почем зря.
Завидев тёмников, варханы даже не подумали проявить почтение, но и нападать не спешили. Слаба вера в воинах, прав был покойный Эйзикил. Воспользовавшись их замешательством, Галебус с царственным видом зашагал к взлетным полосам, где стояли гранчи, штук десять, в том числе и «Сокол» Нектора бер᾿Грона.
— Наш — первый, — приказал Ксандр голосом Дамира и рванул вперед.
Галебус едва успевал за ним. Варханы, пораженные такой наглостью, наконец сообразили: дело неладно. Двое, что суетились у гранча (наверное, экипаж), выхватили скорчи, но, захрипев, упали, схватившись за шеи, откуда торчали рукояти ножей. Сзади затрещали скорчи, стрекотнул разрядник, — Галебус едва успел уклониться, упал, перекатился, с ужасом отмечая, что Ксандр уже карабкается в кабину. Все кончено, сейчас землянин улетит и бросит Галебуса здесь, на растерзание берсерам.
Но нет: Ксандр достал скорч и открыл стрельбу по бер᾿Гронам. Прикрывает! Петляя из стороны в сторону, Галебус покрыл оставшееся расстояние и рыбкой нырнул в салон, ткнулся в ноги Ксандра, отчаянно работающего рычагами.

* * *

Дамир не любил летать. Умел, но не любил. Поэтому не был уверен, что справится с пилотированием последней модели, и выбрал крайний грани, биплан с тридцатиметровым верхним крылом.
Ксандра самолет не впечатлил. Похожими пользовались в Первую мировую: четыре винта, двигатели — между верхним и нижним крыльями, нос — квадратный, да и весь фюзеляж будто рубленый, никакой обтекаемой плавности современных истребителей. Стекла в кабине выпуклые, вся конструкция соединена железными трубами и выглядит ненадежной. И выкрашен самолет серой, местами облупившейся эмалью.
Ксандр отметил, что бомб на нем нет, а вот пулемет установлен.
Марш-бросок под пулями — и он в кабине, а вот Галебус отстал. Похоже, хана Галебусу… Нет, шевелится. А пусть подыхает, подумал Ксандр, заводя моторы, все равно его нужно будет прикончить, пока не ударил первым. Но Дамир подсказал, что в воздушном бою исход сражения зачастую решает пулеметчик, и Ксандр открыл огонь по варханам, давая Галебусу шанс. Тёмник сумел им воспользоваться и влетел в салон.
Ксандр молча указал Галебусу на пулемет, и тёмник понял. В идеале еще бы третьего в экипаж, но ничего, и так сойдет. Дамир утверждал, что стрелка и пилота достаточно, если пилот — с головой, а пулеметчик — с руками. И еще Дамир советовал идти на пределе высоты, в трёх с половиной километрах над землей. Топлива хватит, если пересчитать на земную систему мер, часов на пять, не больше. При скорости да ста пятидесяти километров в час — нормально.
— Поехали! — крикнул Ксандр и вывел гранч на взлетную полосу.
Трясло неимоверно, двигатели ревели, как десяток «Уралов» без глушителя. Ксандр нашел шлем и натянул — полегчало. Галебус последовал его примеру. Выглядел тёмник — краем глаза заметил Ксандр — не лучшим образом. Бледный, в сиденье вцепился не только руками, но, похоже, и задницей.
Гранч набрал скорость, Ксандр предоставил Дамиру контроль над телом. Последнее, что он сделал осознанно, — потянул рычаг на себя. Самолет подпрыгнул и оторвался от земли. Что-то ударило о корпус, будто горсть гороха. А ведь стреляют!
Поднялись, пожалуй, излишне круто — навстречу неслось синее небо и легкие облака. Достигнув нужной высоты, Ксандр заложил вираж, и внизу, на скошенном горизонте, мелькнули крыши города и горы. Гранч лег на курс и полетел к горам.
— Выгляни! — крикнул Ксандр Галебусу. — Высунься в люк. Если догоняют — стреляй!
— Не могу! — в голосе тёмника слышалась паника, Галебус заметно побледнел.
Неужели высоты боится?
— Надо! Собьют — высоко падать!
Галебус побледнел еще сильнее, но повиновался: выбрался из кресла, открыл верхний люк, через несколько мгновений вернулся:
— Никого пока. Ох и высота!
— Будет выше. Нам в горы надо. Хорошо, там плато под посадку.
Ксандр поглядывал под ноги в нижнее обзорное окно. Похоже, через него и стрелять можно. Пока что чисто. Но вот снова чиркнуло по обшивке, самолет дернулся, и под собой, метрах в пятидесяти, Ксандр увидел более быстрый и мощный гранч бер᾿Гронов.
Аппарат противника обогнал гранч Ксандра и зашел справа-спереди, оказавшись выше.
— Галебус! — заорал Ксандр. — Огонь!
Тёмник без промедления распахнул люк, впустив холодный воздух. Ксандр всем телом ощутил вибрацию — заработал пулемет. Дамир, перехвативший руль у Ксандра, маневрировал. Неожиданно вражеский гранч накренился и винтом устремился к земле. От него валил дым.
Галебус на секунду сунулся в кабину:
— Сзади еще один! Сзади-сверху!
На этот раз их гранчу досталось: повредили правый крайний двигатель, — слаженный шум винтов сбился с ритма. Снова попали. «Пробили бензопровод», — отметил Дамир и перекрыл подачу топлива к правым двигателям. Ксандр похолодел: он был уверен, что гранч перекосит, на одних-то левых, но самолет выровнялся. Правда, скорость снизилась.
Галебус перестал стрелять, и Ксандр в ужасе обернулся, ожидая увидеть труп. Но тёмник, забывший о страхе высоты, сидел на полу кабины и улыбался.
— Холодно там! Сейчас, Ксандр, отдышусь — и обратно. За нами еще третий был. Нас серьезно подбили?
— Пришлось отключить правые двигатели.
— Взлетим потом?
— Я не знаю. Дамир думает — взлетим. Только бы больше ничего не повредили.
Накликал. Ксандр даже не понял, что произошло: треснуло стекло нижнего люка, и боль пронзила левую ногу. Он даже выпустил на миг штурвал, но сосредоточился и крикнул Галебусу:
— На пост!
Тёмник, схватив разрядник Ксандра, снова кинулся к люку.
Третий заходил снизу. Ксандр пытался выжать из гранча все возможное, но мощности не хватало. Приходилось вести аппарат, не обращая внимания на боль в лодыжке и кровь, хлюпающую в ботинке. Молния разрядника настигла вражеский гранч, когда тот, повторяя маневр первого, обогнал Ксандра и развернулся. Такого не ожидал даже Дамир: видно, сдетонировало топливо в баках, гранч взорвался, аппарат Ксандра ударило воздушной волной.
Галебус с грохотом свалился на пол кабины. Самолет закрутило в «штопор», и Ксандр успел попрощаться с этим миром, глядя на приближающуюся землю, но на помощь пришел Дамир. Стиснув несуществующие зубы, мертвый берсер спасал чужую жизнь. Гранч выровнялся и, набирая высоту, полетел к горам.
— Галебус… — Ксандр не узнал свой голос, хриплый и слабый. — Во имя Бурзбароса, перевяжи меня!