Читать книгу “Нашествие. Мститель” онлайн

Лицо худое, со впалыми щеками, глаза темные, чуть раскосые. Что-то среднее между семитом и монголоидом, волосы — очень прямые, черные. Остальные чужаки походили на него, как братья, — все черноволосые, и типаж тот же.
Двухполосочный пролаял непонятную Сане команду.
Подскочили помощники, принялись пинками сортировать пленных. Саню вместе с десятком молодых плечистых парней отогнали в сторону, заставили построиться. Саня косился на вооруженных конвоиров и прикидывал, не попробовать ли удрать? Вспоминались фильмы про концлагерь, где одних ждали каторжные работы и медленная смерть, а других — газовые камеры: смерть быстрая, и неизвестно еще, что хуже.
Казалось бы, элементарно: вот этот здоровяк, бритый налысо, с короткими черными усиками и шрамом на левой щеке, может вскочить, раскидать конвоиров и зигзагами кинуться прочь, уводя их. «Танчить» будет. Саня рванет следом, отберет, например, странную пушку у ближайшего, а потом… М-да. И как объяснить другим пленным порядок действий? Метки не расставишь, кинутся кто на кого, а нужно скопом наваливаться на одного врага, пока лысый уводит остальных.
Впрочем, здоровяка застрелят в спину. Это — не игра, напомнил себе Саня, конвоиры — не мобы.
Самое разумное — дождаться развития событий. Если сразу не прикончили, наверное, и дальше не убьют.
Конвоиры снова засуетились, «двухполосочный» отдал приказ, прибежал монах — не монах, но кто-то в просторной черной рясе, заспорил с командиром. Саня пытался уловить смысл разговора и злился на себя: совсем чужой язык. Тюркский? Вроде, нет. Латынь? Эсперанто? Нет. В словах угадывались славянские корни.
— Что они собираются делать? — давешний болтун попал в одну группу с Саней.
Саня обернулся и посмотрел на него: неприметный мужичок лет тридцати пяти, роста среднего, прическа «стригусь дешево в ближайшей парикмахерской». На подбородке — раздражение от бритья. Глаза выпучил, дышит часто, поверхностно. Подобных неадекватов Саня навидался в игре: врубит «эмо-мод» на полную, ноет, ноет, ноет, а потом на режим паники переключится и удерет, обязательно врубившись в кучу мобов и подохнув бесславным образом. В Санином клане таких не отхиливали и не поднимали.
— Они не имеют права, так ведь? Женевская конвенция… — Лупоглазый сделал жест, будто поправлял несуществующие очки.
Ах ты ботаник! Конвенция ему. Саня сжалился, объяснил:
— Да никто эту конвенцию не соблюдает! Ты еще «Декларацию прав человека» вспомни!
Лупоглазый дернул головой, будто Саня ему по морде дал, и пролепетал:
— Мы с вами на «ты» не переходили!
Бритоголовый заржал. Ботаник заткнулся. За диалогом с неодобрением наблюдал вооруженный конвоир — в маске, неотличимый от других. Саня счел за лучшее отвернуться от собеседника. Не хочет слушать — не нужно. Пусть себе дальше причитает и дергается.
«Монах» в черном, наконец, договорился с командиром. Саня вытянул шею — посмотреть, что они будут делать, но конвоиру надоело любопытство пленника, и он шагнул к Сане, закрывая обзор. Саня сделал вид, будто ему неинтересно.
Где сейчас Юлька? У тещи прячется? Лишь бы хватило мозгов не выходить на улицу. При воспоминании о жене голова заболела сильнее. Не успел, не отыскал ее! А теперь неизвестно, когда найдет, сможет ли выбраться.
Повинуясь резкому выкрику, конвоир шагнул вперед и принялся лупить пленников, заставляя лечь ничком на брусчатку. Саня послушно уткнулся носом в камень, успев заметить, что захватчики тоже падают. Что-то хлопнуло на грани слышимости, затрещало — такое чувство, что рвется материя мира, — и Саню будто начало затягивать в водоворот. Саня заметил, что зеленое свечение стало ярче. Приподнял голову: сильным ветром его тащило к изумрудному овалу «портала». Пятно расширялось и, достигнув метров двух в диаметре, стабилизировалось. Внутри воронки переливались зеленые тени.
Поднимаясь, конвоир рявкнул какую-то команду. Саня догадался, что от него хотят, встал. Ветер прекратился. Подгоняемый конвоиром Саня вместе с ботаником, лысым и другими людьми шагнул в зеленое пятно.

* * *

В первые минуты Саня ничего не понял: кружилась голова. Они стояли в полутемном огромном зале, гулком и пустом, и перед ним переливался поразительной красоты энергетический цветок. По-другому описать это сплетение синих плазменных нитей Саня не мог.
Конвоиры подогнали пленников ближе к цветку, и Саня увидел следующий портал — теперь понятно, что это он и есть. Как в игре. Шагаешь — и оказываешься в другом месте. Несколько метров до портала одолели почти бегом, бряцая цепями.
Снова — шаг в пустоту.
На этот раз переход дался Сане тяжело. Такое чувство, что резко сменилась погода: давило на голову, руки-ноги не слушались. Ботаник, до этого испуганно молчавший, застонал.
Вроде бы они остались в прежнем зале: та же гулкая пустота, потолка не видно… От «энергетического цветка» к пленникам и конвоирам спешил «монах» в черном, размахивал руками и кричал по-своему. Саня попытался уловить смысл, но понял лишь: жрец взволнован. Засуетились конвоиры. Ботаника рывком поставили на ноги. Пленников погнали к выходу: створки дверей распахнулись, впуская в зал солнечные лучи.
А ведь только что была ночь!
Саня задержался на пороге, получил тычок в спину и выскочил наружу.
Солнце ослепило его.
Под ногами шуршал очень мелкий светло-желтый песок. Метрах в двадцати синела полоска воды, довольно широкая, то ли река, то ли бухта. Пахло хвоей. Жужжали насекомые.
У Сани зазвенело в ушах, зачастило, сорвалось на бег сердце. Дышать стало трудно, ладони вспотели, зазнобило. Он пытался сделать хоть шаг — и не мог. Постарался сориентироваться — и это оказалось выше его сил. Все чувства схлынули, мысли ворочались вяло, цепляясь одна за другую: я — не в Москве. Похоже, не на Земле. Значит, захватчики — инопланетяне?!
Руки задрожали сильнее, колени подогнулись, Саня еле удерживался, чтобы не рухнуть на песок.
Рядом — Саня с трудом повернул голову — упал ботаник. Обморок.
— Что… Что за… — бормотал бритый усач.
Саня пытался ответить, но язык не повиновался. Плохо. Реакция на стресс. Возьми себя в руки. Дыши ровнее. Все нормально, это — выброс адреналина. Успокойся. Думай. Не теряй себя. Сейчас все наладится.
Конвоир за ноги волок ботаника к воде. Бритый, не переставая бормотать, двинул следом, и Сане ничего не оставалось, как в группе других брести за ними. Инопланетянин затащил ботаника в рощу туи и бросил там. Остальные стадом баранов столпились рядом.
Охранник что-то рявкнул и повелительно махнул рукой.
Саня опустился на горячий песок. В голове прояснилось. Местность напоминала одновременно Комаровский берег Финского залива под Питером и Черноморское побережье Северного Крыма: тепло, даже жарко, очень влажно. Эфирными маслами пахнет. Здание, из которого их вывели, — здоровенная пирамида, выстроенная из гранита и светлых блоков песчаника. Вокруг — всякие голосеменные: Саня узнал родственников лиственницы, кипариса, туи, сосны…
Он осторожно поднялся. Конвоиры оставили пленных в покое, совещались у пирамиды. Кандалы нагрелись на солнце, под них уже успел набиться песок, и теперь запястья натирало.
С высоты своего роста Саня разглядел на той стороне реки деревянные домики с крышами, крытыми соломой. Деревня походит на негритянскую. Тихо: ни шума двигателей, ни тарахтения моторных лодок, ни голосов. Ласковый ветер.
Дрожь в конечностях прошла, сердцебиение выровнялось. Нужно действовать, пока конвоиры не вернулись. Если удрать сейчас, найти укрытие, сбить кандалы — можно ночью пробраться в это здание, войти в портал и попасть обратно, на Землю.
Логика подсказывала, что план выполнимый. Саня огляделся: никто не обращал на него внимания, спутники до сих пор были словно пришиблены, даже бритый. Медленно, стараясь не звенеть цепями, Саня сместился так, чтобы туя заслонила его от конвоиров.
Куда бежать? Саня плавно двигался вдоль кромки берега, но цепи все равно бряцали. В соседней роще раздавались голоса. Саня замер, прислушался: женщины. Русские.
— Где мы? — хныкала какая-то девчонка. — Где мы? Где мы?..
— Прекрати ныть! — Эту интонацию, злую, на грани слез, этот голос Саня узнал бы из миллионов.
Юлька! Забыв обо всем на свете, Саня рванулся к ней. Упал. Юлька! Юлька тоже здесь! Ползти, раз встать не получается!
Над ним, заслоняя свет, вырос силуэт. Саня поднял голову. Захватчик в плаще смотрел на него, и ухмылка на худом лице не предвещала ничего доброго. Охранник поднял оружие. Направил на Саню. Последнее, что увидел пленник, — алая молния.

* * *

Он очнулся, привязанный к койке. Ремни обхватывали запястья и лодыжки, голова и тело были зафиксированы — Саня видел в кино, что раньше так обездвиживали буйных психов.
Метрах в трех темнел матерчатый сводчатый потолок, перекрещивались металлические балки опор, с них свисали светильники. Саня скосил глаза, но ни других коек, ни людей не увидел — только стену, тоже матерчатую.
Было прохладно. Саня обнаружил, что он наг и никаким одеялом не прикрыт. В поле зрения вошла молодая женщина в плаще коричневой кожи. Голова у женщины была обрита, только-только отросла в короткий светлый ежик. Женщина смотрела на Саню без выражения, с отсутствующим выражением лица идиотки, из уголка рта тянулась ниточка слюны. Обошла его, встала в изголовье.
Саня почувствовал, как дурной волной накатывается ужас.
— Кто вы?
Неужели это его голос, такой хриплый и жалкий?
Вместо ответа женщина сунула Сане в зубы полоску кожи. «Чтобы язык не прокусил, — догадался Саня. — Что они делать собираются? Трепанацию? Электрошоком пытать? Но я ничего не знаю! Ни тайн, ни секретов — мне даже под пытками нечего им рассказать!»
Саня не видел, были в палатке люди, кроме него и безумной женщины, или нет. Может, совсем рядом лежит столь же беспомощная, перепуганная Юлька? Он слышал ее голос там, на песчаном берегу, не почудилось же! Значит, Юлька — в их руках. И долг Сани как мужа, как мужика, в конце концов, — выручить ее… Но пойди, повоюй, когда шевелить можешь только пальцами и зрачками!
Новое движение: мимо Сани к женщине прошел жрец в черной рясе, за ним, на почтительном расстоянии, — полный светловолосый парень в синем лабораторном халате, на вид — совершенно обычном.

7). Отвлекать на себя внимание противника. Танк — персонаж, вызывающий на себя агрессию противника.

8). Саня имеет в виду, что паникеров не лечили и не воскрешали.