Читать книгу “Поверь и полюби” онлайн


Он поджал губы и, в свою очередь, смерил Софи пренебрежительным взглядом с головы до ног. В отличие от светских львов, расплывавшихся в улыбке при виде ее, на этого слугу все очарование Софи, видимо, не произвело ни малейшего впечатления. Подняв глаза к небу, он буркнул:
– Его сиятельство вечно занят чьими то личными делами.
Софи пропустила мимо ушей эту ехидную шпильку мажордома. Она была до глубины души возмущена грубым невниманием какого то слуги к своей персоне и подумала, что первым делом выгонит этого нахала из дома, как только станет виконтессой Оксли. Вслух же холодно сказала:
– Передайте его сиятельству, что я здесь. Быстро!
– Прошу вашу визитную карточку, мисс, – все тем же далеким от учтивости тоном ответил мажордом.
Одарив его испепеляющим взглядом, Софи открыла ридикюль и вынула оттуда обрамленную золотой каймой визитную карточку. Протягивая ее мажордому, она еще раз дала себе слово непременно уволить этого хама, подумав: «Нет, я не стану ждать, когда мы с Юлианом поженимся! Надо настоять, чтобы лорд Оксли прогнал его из дома сегодня же!»
Тем временем мажордом, видимо еще не подозревавший об уготованной ему страшной участи, с выражением величайшего презрения и недовольства взял двумя пальцами карточку Софи. Прочитав ее имя и фамилию, он произнес нараспев:
– Я сейчас узнаю, принимает ли сегодня его сиятельство.
И, не удостоив гостью даже взглядом, закрыл перед ней дверь, оставив Софи стоять на ступеньках, как незадачливого торговца негодным товаром.
Софи смотрела на висевший у двери молоток с таким негодованием, какого, ей казалось, не испытывала еще никогда в жизни.
«Старый дурак! Выживший из ума кретин! Наглец! – такими эпитетами награждала про себя Софи скрывшегося за дверьми мажордома. – Как он посмел так со мной обращаться? Сначала задержал на пороге, допрашивая, как преступницу. Потом захлопнул перед носом дверь! Нет, это уж слишком! Особенно после всего, что пришлось пережить!»
Да, Софи действительно страдала! Особенно когда ехала в том мерзком экипаже. Это было ее первое и, как она надеялась, последнее путешествие таким способом. Раньше Софи даже не подозревала, насколько убогими и неудобными бывают наемные колымаги. А в этом экипаже к тому же чем то отвратительно пахло…
Переминаясь от нетерпения с ноги на ногу, Софи уже стала подумывать о том, чтобы спуститься со ступенек, снова нанять какой нибудь гадкий фиакр и уехать. Но она вспомнила, зачем сюда приехала, и все мысли об отступлении сейчас же исчезли.
Да, она приехала, чтобы стать женой Юлиана!
И разве не стоило потерпеть час или два ради того, чтобы всю оставшуюся жизнь быть рядом с ним?
Устыдившись своей минутной слабости, Софи осмотрелась, дабы убедиться, что поблизости никого нет и ничей глаз за ней не наблюдает…
В том, что Юлиан сам не открыл дверь, она уже не видела ничего особенного. В конце концов, он был виконтом, лордом и имел мажордома…
Однако этот мажордом, похоже, совсем забыл о ней! Софи только хотела снова постучать, как услышала шаги за дверью. Теперь это мог быть только Юлиан! Софи вообразила, как через какое то мгновение бросится ему в объятия, и даже отступила на шаг для разбега…
Однако, к ее глубочайшей досаде, на пороге вновь появился мажордом. Причем выглядел он еще более строгим и неумолимым, нежели несколько минут назад.
– Его сиятельство сейчас вас примет, – процедил сквозь зубы несносный слуга, пропуская непрошеную гостью в холл.
Первое, что бросилось в глаза Софи, было полное отсутствие там каких либо украшений. Лишь серые стены, вдоль которых не стояло ни одного стула. Отсутствовал и традиционный для лондонских особняков круглый стол с серебряной вазочкой для визитных карточек. На полу не было даже элементарного ковра.
Мажордом знаком приказал Софи следовать за ним. Она покорно подчинилась. Они взобрались по очень крутой лестнице на второй этаж и очутились в длинном коридоре с высоким потолком. Про себя Софи попутно делала заметки, что постарается изменить, как только станет виконтессой Оксли.
Наконец мажордом остановился перед полуоткрытой дверью и выразительно посмотрел на гостью. Софи поняла, что сейчас увидит Юлиана.
Лорд Юлиан Оксли сидел в кресле, развалившись и вытянув ноги. Судя по пижаме небесно голубого цвета и растрепанным золотистым волосам, он только что поднялся с постели.
Софи широко распахнула дверь.
– Юлиан!
Увидев возлюбленную, Юлиан вскочил на ноги и бросился ей навстречу с распростертыми объятиями.
– Софи, дорогая! Вот неожиданный сюрприз!
Не обращая внимания на его неряшливый и более чем домашний вид, Софи повисла на шее у Юлиана и ответила на его страстный поцелуй не менее горячим.
– Боже, Юлиан! Извини, что врываюсь без приглашения! Но мне необходимо тебя срочно видеть! Случилось нечто ужасное!
– Что такое?! – с тревогой в голосе воскликнул Юлиан.
Софи, боясь разрыдаться, утвердительно кивнула и прошептала:
– Право, не знаю, как тебе и сказать!
– Даже так?! Ну, не поверю! А если уж действительно произошло что то очень неприятное, то расскажи. Уверен, что я легко разрешу любую твою проблему! Ну, успокойся и говори, что случилось?
Не в силах побороть отчаянного желания поскорее переложить свалившийся на нее непосильный груз на плечи возлюбленного, Софи начала рассказывать о происшедшем. Но объяснения получались какие то путаные и бессвязные. Юлиан вновь обнял ее и прошептал:
– Не волнуйся, любимая! Ведь я сделаю все, чтобы помочь тебе в любом несчастье. Ты же это знаешь! Но надо сначала знать, что случилось. Говори.
– Юлиан, это до того мерзко… Но право, у меня не было другого выхода!.. Понимаешь… Лорд Линдхерст… Моя тетушка и кузен настаивают, чтобы я вышла за него замуж! Наша свадьба должна состояться через две недели. Понимаешь, уже через две недели!
Голос Софи задрожал и сорвался.
– Так так… – прищелкнул языком Юлиан. – Вот оно что! Ну, не отчаивайся! Я думаю, что все не так уж страшно.
– Не так уж страшно? Более чем страшно! Это… это… – Софи закрутила головой, подбирая нужное слово. – Это просто невыносимо, Юлиан! – с трудом выговорила она, наконец. – Мои кровь и плоть такого просто не смогут вытерпеть! Подумай: выйти замуж за человека, один вид лица которого несносен! Когда я думаю о том, что придется всю оставшуюся жизнь видеть его ужасный шарм на щеке, то…
Софи задрожала всем телом и замолчала. На несколько мгновений в комнате воцарилась тишина. Потом справа от Софи раздался чей то негромкий смешок:
– Меня самого этот шрам всегда ужасал. Но признаться, дитя мое, вы первая, кто высказался о нем вслух и так откровенно! – Снова смешок. – Или же вы – единственная женщина, которая осмелилась честно высказать свое мнение о внешности моего ближайшего родственника.
Софи быстро обернулась и увидела лорда Квентина Сомервилла – брата Николаса, поднимавшегося со стоявшей в темном углу софы. В руке у него был наполовину наполненный стакан виски. Девушка почувствовала, что готова умереть на месте.
– О… о… – забормотала Софи, не зная, что сказать. Квентин выпрямился и рассмеялся. Потом поднес к губам стакан, допил виски и сказал, растягивая слова:
– Не бойтесь, мисс Баррингтон. Уверяю вас, что столь категоричная оценка, высказанная вами в адрес моего брата, лично меня совсем не обидела. Не знаю, слышали вы или нет, но наши отношения с лордом Линдхерстом никогда не были очень уж сердечными.
Усмехнувшись, Квентин поставил пустой стакан на стол и сладко потянулся, словно сытый и довольный кот.
– Должен сказать, Оксли, – добавил он, обернувшись к Юлиану и тяжело вздохнув, – что целую ночь проспать на этой ужасной софе было трудным испытанием.
– Целую ночь? Да ты все время рвался к Гарриетам! Файзелл даже пытался привязать тебя к кровати, но не сумел. Ему, видите ли, было неудобно на софе! Ха!
Квентин скорчил болезненную гримасу.
– К Гарриетам? Да, я это помню. Ведь я обещал навестить ночью хозяйку дома. Она, конечно, очень рассердилась, что я обманул ее ожидания.
Он развернул свою куртку, которую использовал вместо подушки, и накинул на плечи.
– Ну ничего! Я преподнесу мадам Гарриет очаровательный брелок от фирмы «Рандел энд Бридж». Она быстро сменит гнев на милость.
Квентин повернулся к Софи и театрально ей поклонился.
– Если не возражаете, мисс Баррингтон, я подарю вам клетку с прекрасным попугайчиком. Эта умненькая птичка, надеюсь, сможет скрасить беспросветный ад вашей будущей супружеской жизни с моим братцем!
Когда дверь за Квентином закрылась, Софи взглянула на Юлиана. Он стоял рядом и улыбался.
– Я… я думала, что мы одни… Мне просто в голову не могло прийти, что в такой ранний час застану у тебя гостя!
– Разве ты не знала, что Сомервиллы живут по соседству со мной? – удивился Оксли.
Она отрицательно покачала головой.
– Ну, тогда пусть это будет для тебя сюрпризом. Кстати, здесь же обитают Хакнеллы и Дюмоны.
– Значит, вас здесь четверо? – неожиданно тоненьким голоском пропищала Софи.
В этот момент она подумала, что если посещение одного холостяка в его доме пахнет скандалом, то находиться в обществе сразу четверых – это прямое самоубийство! Стоит только кому нибудь заподозрить, что она здесь бывает, как грязные слухи разнесутся по всей столице. Не поможет даже брак с Юлианом. Высший свет наверняка подвергнет ее остракизму!
Очевидно, тревога отразилась на лице Софи, ибо Юлиан ухмыльнулся, издал звук, похожий на кудахтанье тетушки Элоизы, и заключил возлюбленную в объятия.
– Не волнуйся, дорогая, – пропел он ей на ухо. – Квентин Сомервилл – отличный парень. Он никогда и никому не скажет, что ты приходила ко мне, если даст мне клятву молчать.
– Юлиан, я еще никогда в жизни не чувствовала себя так неловко! Господи, что Квентин теперь обо мне подумает?!
– Подумает, что ты – самая красивая и очаровательная девушка на свете, – улыбнулся Юлиан, целуя Софи в ухо. – И в этом будет полностью солидарен со мной…
– Но ведь я сказала такие ужасные слова о его родном брате!..
– Он же объяснил тебе, что большой любви между ним и Николасом никогда не было и нет. Квентин считает Линдхерста надменным, напыщенным ослом, что так и есть. Уверен, что его уважение к тебе только укрепилось – ведь теперь Квентин знает, что богатство и титул Николаса не помешали тебе разглядеть мерзкую натуру этого чванливого лорда!
Слова Юлиана не убедили Софи, она вцепилась в ворот его пижамы и дрожащим голосом воскликнула:
– Но согласись, что это ужасно, Юлиан! Какая же я дура! Можно ли было приходить сюда?! Я должна была…
– Ты должна была прийти сюда, дорогая! – закончил вместо нее Юлиан.
– Но…
– Посмотри на меня, Софи!
Хотя голос Юлиана звучал нежно и ласково, Софи почувствовала в нем нотки приказа. Она посмотрела своему возлюбленному прямо в глаза.
– Я люблю тебя, Софи, – сказал Юлиан. – Люблю всем сердцем. И хочу, чтобы в трудные минуты ты всегда обращалась ко мне. Я сделаю для тебя все, что в моих силах. Клянусь! Абсолютно все!
Юлиан наклонился и осторожно поцеловал Софи в губы. Она растаяла от этого прикосновения. От мягких, добрых слов. И, прижавшись лицом к его груди, с волнением слушала частое, гулкое биение сердца возлюбленного. Чувствуя, что еще никогда так горячо и страстно не любила, Софи прошептала: