Читать книгу “Встретимся в полночь” онлайн

У меня всегда были большие сомнения на твой счет, после того как ты так жалко провалился в мире мужчин, который я пытался тебе показать.
Рафаэль вскипел:
– У меня нет проблем в отношениях с женщинами – я умею им нравиться, а это дешевле, чем платить за каждую милость.
Отец разозлился, а Рафаэль добавил:
– Я не разделяю вашей ненависти к слабому полу.
– По-твоему, я ненавижу женщин?
– Спать с женщинами – еще не значит любить их.
– Этому тебя научили в Оксфорде? Какой же философ додумался до этой мудрости?
Рафаэля удивило, что отец знает, что он изучал в университете философию. Зачем ему понадобилось интересоваться этим? Тем не менее он не был намерен позволять Марке оскорблять себя.
– Это простая логика. То, чего человек хочет, но не может получить, страшит его. То, что человека страшит, он должен покорить. То, чего человек не может покорить, он должен погубить. Разве не потому вы с матерью каждый день рвали друг друга на части в нашем уютном маленьком замке в долине Луары?
Раздраженный Марке с отвращением махнул рукой.
– Вы, молодой человек, как были, так и остались никчемным. Мужчина в моем возрасте черпает утешение в сознании, что в наше время, когда в мире происходят такие основательные перемены, кое-что остается неизменным.
И он ушел не простившись.
Рафаэля била дрожь. Хорошо, что бабка его ушла. У него было такое ощущение, словно его застали в спущенных панталонах – чем меньше свидетелей, тем лучше.
Подошел Мартинвейл и, схватив его за фрак, потянул к двери:
– Пойдем.
Не часто Рафаэль позволял руководить собой. На сей раз он не возражал.
Они вышли в вестибюль, смешавшись с толпой гостей. Внезапно раздались аплодисменты. Рафаэль вздрогнул.
– Что такое, черт побери? – Он поднял глаза и замер, глядя на пару, стоявшую на лестнице.
Это был Саймон Блейк. Рядом с ним стояла Джулия Броуди.
Саймон держал в руке бокал с шампанским. Толпившиеся внизу гости тоже держали в руках бокалы и кричали:
– Слушайте, слушайте!
Джулия улыбнулась. Неужели она действительно так хороша, что у мужчины подгибаются колени при одном взгляде на нее? Рафаэль вспомнил, что, когда он впервые увидел ее в особняке Суффолка, она не произвела на него особого впечатления. А теперь, когда в нем еще не остыл пепел горькой ярости, разбуженной отцом, он едва удержался, чтобы не броситься вверх по лестнице и не оторвать ее от Саймона.
– И еще мне хотелось бы поблагодарить Брунли, – говорил Саймон. – Давайте поднимем бокалы в знак признательности за то, что они позволили мисс Броуди и мне объявить о нашей помолвке у себя в доме перед таким блистательным обществом.
Снова зазвенел хор голосов. Рафаэль нахмурился, охваченный смятением. Он шагнул к обрученным. Мартинвейл удержал его.
– Разве ты не видишь, что происходит? Они объявили о своей помолвке.
– Что? Вот чепуха! – Рафаэлю показалось, что его ударили в грудь. Голова у него закружилась. – Совершеннейшая чушь.
Саймон повернулся к Джулии, они обменялись взглядами и начали вместе спускаться по ступенькам. Несколько человек поспешили им навстречу, и вестибюль наполнился взволнованными восклицаниями.
– Рафаэль, – тихо сказал Мартинвейл на ухо другу, – оставь их. Смотри, как они счастливы. Умоляю тебя, не разрушай этого. Брось это пари, найди что-то другое для самоутверждения. Только оставь в покое Джулию Броуди.
Она действительно казалась счастливой. Саймон торжествовал. Он считал, что она принадлежит ему.
Но он не отберет ее у Рафаэля. Джулия Броуди должна принадлежать ему, черт побери. Она ему нужна!
Она ему нужна – чтобы выиграть пари.
– Нет, – прорычал Рафаэль.
– Слишком поздно. Они уже сговорены.
– Нет, не поздно, – возразил он. – У меня еще есть время до Аскота.
Несколько человек повернулись и посмотрели на него. Рафаэль откашлялся и сделал вид, будто одергивает свой рукав.
– У меня есть время до Эскота, – повторил он более тихим голосом, так что слышать его мог только Мартинвейл. – Но она будет лежать подо мной и кричать о своей любви ко мне, и только ко мне, гораздо раньше этого события, друг мой.

Глава 8

В записке было написано: «Я должен увидеться с вами немедленно. Приходите сегодня в полдень в парк со Стратфордом» .
Подписи не было, но Джулия знала, что записка от Рафаэля.
И еще она знала, что разорвет ее на сто кусочков и швырнет в огонь.
Она обручена. Она принадлежит Саймону – об этом объявлено, и не дело поддерживать эту «дружбу», которая совершенно неприлична и которую Саймон, без сомнения, не одобрил бы.
Джулия положила записку рядом с другой в ящик секретера, стоявшего у нее в спальне.
За завтраком она почти ничего не ела. Ее мать высказалась по поводу румянца на щеках дочери, но объяснила ее волнение совсем другими причинами.
– Дорогая, – доверительно прошептала она, погладив Джулию по руке, – мы так взволнованы этой помолвкой.
Джулия опустила глаза на обручальное кольцо, подаренное Саймоном – изумруд с бриллиантом, – но мысли ее были далеко.
Когда появился Стратфорд, Джулия задержалась в дверях гостиной, все еще пребывая в нерешительности, в то время как Лора быстро накинула спенсер. Джулия задумчиво посмотрела на молодого человека, облаченного в хорошо пошитый фрак, обтягивающие панталоны, начищенные сапоги. Она была уверена, что ему известно о письме, присланном ей его другом, хотя он совершенно не показывал этого. Разве только его взгляд задержался на ней немного дольше, когда он прощался. Но ведь это могло быть просто игрой ее воображения.
Застыв в нерешительности, Джулия смотрела, как Стратфорд и ее сестра шли по тротуару. Лора была так счастлива, так смела, в отличие от Джулии, чувствовавшей себя несчастной. Она не знала, что ей делать. Здравый смысл убеждал ее оставаться дома, но для нее была невыносима мысль о том, как будет огорчен Рафаэль – или это она будет огорчена? Схватив шаль, Джулия поспешно вышла на улицу как раз в тот момент, когда лакей уже убирал каретную лесенку.
– Вы не возражаете, если я поеду с вами? – еле слышно спросила она.
Стратфорд удовлетворенно улыбнулся и пригласил ее сесть в карету, окончательно утвердив Джулию в том, что она совершает страшную ошибку. Но все равно она уселась рядом с нахмурившейся сестрой, которая даже не скрывала своего раздражения по поводу появления Джулии, и прислонилась застывшей от напряжения спиной к спинке сиденья.
Настроение у Лоры, слава Богу, быстро улучшилось. Ее болтовня, не смолкавшая все время, пока они ехали в парк, помогла Джулии остаться наедине со своими мыслями. Они проехали вдоль Серпентайна, потом свернули на другую аллею.
– Полагаю, нам стоит навестить уток, – сказал Стратфорд, когда они остановились.
Они отыскали скамью у края воды, где берег, лишенный травы, был хорошо утоптан. Джулия села и уставилась на диких уток, на самом деле даже не видя их. Ей придется поплатиться за свою безнравственность, коль скоро она пришла сюда, но пока она отогнала эти мысли и стала размышлять, почему Рафаэль вызвал ее.
Она не могла бы объяснить, почему в его обществе она так волнуется и почему, не видя его, чувствует смутное беспокойство. Иногда помогало, когда она говорила себе, что ей, как любому нормальному человеку, просто приятно видеть, когда негодяй расстается со своей беспутной жизнью. Правда, это объяснение казалось ей не очень убедительным.
Осторожное прикосновение к плечу вернуло ее к реальности. Стратфорд наклонился и прошептал ей на ухо:
– Он вон там, у берез, ждет вас.
Джулия кивнула и поднялась со скамьи. Лора, занятая утками, даже не заметила ее ухода.
Рафаэль стоял, прислонившись к белоствольной березе, и смотрел в противоположном направлении. Казалось, он не слышал ее приближения.
Остановившись неподалеку, Джулия попыталась справиться с внезапным наплывом чувств, от которых у нее сжалось горло.
Она произнесла его имя, и он обернулся. Его непослушные волосы взъерошил ветер, бросив густую прядь на лоб, и Джулия вздрогнула от желания пригладить их.
Оттолкнувшись от дерева, Рафаэль подошел к ней.
– Благодарю вас за то, что пришли.
Еще в карете она решила, что лучше всего будет говорить напрямик.
– Вы написали, что вам нужно меня видеть.
– Да. – Он подошел ближе. Глаза у него были ярко-зеленые. Они впились в нее, такие же блестящие, как изумруд, что подарил ей Саймон.
Побледнев от этой неуместной мысли, Джулия спросила:
– У вас что-то случилось?
Рафаэль подошел еще ближе. У нее мелькнула совершенно нелепая мысль о том, что он к ней подкрадывается. Сегодня в нем было что-то безрассудное. И опасное. Смертельно опасное для женщины, которая дала слово другому.
От его близости Джулии стало не по себе, но она заставила себя встретиться с ним взглядом, упрямо подняв подбородок.
– Вы беспокоились обо мне? – спросил он. Джулия сказала, опустив глаза:
– Прошу вас, скажите же, в чем дело. Мне не следует оставаться наедине с вами. Я и без того подвергаю себя риску.
– Да-да. – Ей показалось, что она чувствует его дыхание у себя на виске. Конечно же, он стоит не настолько близко. Она не смела взглянуть, чтобы проверить, так ли это. – Вы нужны мне как друг, Джулия. Понимаете, неприятности настигли меня, вопреки моим самым искренним попыткам изменить свою жизнь, и я нахожусь в некоторой растерянности.
Как вы думаете, что скажут об этом сплетники? Печально известный Фонвийе завяз в неприятностях.
Джулия все же подняла глаза, и, увы, он оказался очень-очень близко. Заинтригованная, она поторопила его:
– Рафаэль, прошу вас, скажите, что случилось.
– Непременно. Но я должен быть уверен, что вы сохраните все в строжайшей тайне. Даже Саймон не должен ничего знать.
– Разумеется. Клянусь, я никому не скажу ни слова. Закрыв на мгновение глаза, Рафаэль с силой втянул воздух.
– Вы помните леди Кэтрин Драммонд? – Открыв глаза, он увидел, что Джулия кивнула, и продолжал: – Я пытался помочь одному своему другу, сопровождая ее, отвлекая ее от недостойного человека, с которым она вступила в самую несчастную связь.