Читать книгу “Поверь и полюби” онлайн

Наверное, Софи была бы менее шокирована, если бы подруга сказала, будто Наполеон в настоящее время продает мороженое в лондонском магазине Гантера.
– Что… что за чушь?! – зашипела она, брызгая слюной от негодования. – Никогда и ни в какой форме я не давала повода думать, что соглашусь на его предложение! И уже сто раз тебе говорила, что принимаю его в своем доме только по настоянию тетки и кузена!
– Принимать его – это одно дело. Но совершенно другое – трижды за неделю катать в своем экипаже. Я уже не говорю, что за последнее время ты уже шесть раз разрешала ему сопровождать себя во время выездов в театр. Да и не только туда! В общем, у лорда Линдхерста теперь достаточно поводов надеяться, что его предложение будет встречено благожелательно. Если, конечно, таковое действительно последует.
В душе Софи пришлось поневоле согласиться с подругой, хотя она и проклинала себя за это. Ибо кузен Эдгар, оставшийся после смерти отца Софи пять лет назад единственным ее опекуном, наказал двоюродной сестре непременно принимать все приглашения лорда Линдхерста и проводить с ним большую часть свободного времени. Софи никогда не флиртовала с лордом и не позволяла по отношению к себе никаких вольностей, кроме общепринятых проявлений рыцарской учтивости. Однако теперь начинала понимать, что ее поведение могло невольно создать у Линдхерста превратное впечатление о характере их отношений.
Софи вздохнула. Когда ей придется в следующий раз терпеть общество лорда Линдхерста, она поставит все на свои места. По правде говоря, это надо было сделать уже несколько недель назад, когда Софи полюбила другого человека, за которого намеревалась выйти замуж.
За лорда Оксли… За ее Юлиана…
Думая о возлюбленном, Софи, как всегда, улыбнулась. В этом человеке было все, о чем она мечтала. И даже больше… Значительно больше! Юлиан не только умен, очарователен и носит высокий титул – у него поистине божественная внешность!
Одним словом, Софи считала Юлиана Оксли воплощением совершенства.
Если бы только у ее тетушки и кузена открылись глаза и они поняли, что он за человек!
Улыбка на лице Софи медленно угасла. Она подумала о том, что ее ближайшие родственники хотя и не возражали против визитов Юлиана, но считали Софи достойной лучшего. Им импонировали титулованные мужчины с солидным состоянием, пользующиеся уважением и большим успехом в обществе. Тетушка не раз говорила своей единственной племяннице, что ни при каких обстоятельствах не хочет видеть в Юлиане Оксли будущего мужа Софи.
– Он тебе совсем не пара! – в один голос ответили тетя и кузен, когда Софи попыталась лишь заикнуться о возможности этого брака.
И в дальнейшем, сколько бы она ни спорила, защищая своего возлюбленного, оба упрямо стояли на своем. В конце концов, тетя и кузен пригрозили закрыть перед Юлианом двери их дома, если Софи будет продолжать разговоры на эту тему. Пришлось подчиниться.
Она прикусила язык и больше действительно не возобновляла попыток уговорить родственников. Что им оставалось? Только встречаться на званых вечерах и всякого рода светских раутах, да еще во время очень редких и коротких визитов Юлиана. Его пока принимали в доме, и это поддерживало в душе девушки надежду, что тетя и кузен, поближе познакомившись с ее избранником, изменят свое решение и тогда, может быть, дадут согласие на их брак.
Несмотря на все препятствия, Софи твердо решила добиться своего и стать женой лорда Юлиана Оксли. А потому очень мягко, стараясь по возможности не обидеть и не унизить лорда Линдхерста, нужно как то погасить его желание жениться на ней.
– Софи, перестань, наконец, витать в облаках! – раздался рядом с ней раздраженный голос Лидии.
Софи посмотрела на подругу и поняла, что та уже не в первый раз задает ей какой то вопрос. Она виновато улыбнулась:
– Извини, я просто задумалась над тем, что ты сказала о лорде Линдхерсте.
– Ну и что?
– Смею тебя уверить, что предложение руки и сердца никогда не слетит с его губ. Во всяком случае, в мой адрес.
– Ты когда нибудь видела более старомодное существо, чем леди Бирд?
Тетушка Элоиза щебетала без умолку. Ее черные глаза блестели в тусклом свете фонарика кеба.
– Даже в американском штате Кентукки, где она теперь практически постоянно живет, все знают, что мода напудренных причесок давным давно прошла!
Софи рассеянно кивнула. Она без особого внимания слушала обычные во время каждого разъезда со светского раута злопыхания тетки в адрес присутствовавших там гостей. Обычно Софи снисходительно принимала подобную болтовню Элоизы, давно прослывшей вселенской сплетницей. Это было неотъемлемой чертой ее характера. Как правило, подобное злословие по дороге домой продолжалось до тех пор, пока не перемывались косточки каждому имевшему несчастье в тот вечер появиться в гостиной. Но сегодня голова Софи была занята куда более важными мыслями. Они касались лорда Линдхерста.
Утвердительно кивнув в ответ на очередной выпад Элоизы в чей то адрес, который даже толком не расслышала, Софи откинулась на мягкую спинку сиденья, умоляя Всевышнего не дать тетке заметить охватившее ее волнение. Лорд Линдхерст… Мерзкий негодяй! В этот вечер он показался девушке не только непомерно большим, уродливым и скучным, но еще и нестерпимо нахальным!
Вскоре после того как они с Лидией закончили обсуждать лорда и его возможное предложение Софи, переключившись на более приятные разговоры о последних купленных нарядах, Его Зануднейшее Сиятельство лорд Линдхерст самолично появился в гостиной и, увидев Софи, без всяких церемоний тут же подсел к ней.
Хотя обычно Софи старалась не замечать его скучного присутствия, естественно, держась при этом в рамках светских приличий, сегодня она внимательно наблюдала за лордом, отмечая каждый его жест. Ей хотелось найти доказательства того, что разговоры относительно намерений Линдхерста сделать мисс Баррингтон предложение руки и сердца – сплошной вымысел.
Однако то, что она увидела, наоборот, подтверждало все слухи и сплетни. Линдхерст ни на шаг не отходил от Софи, всячески стараясь обратить на себя ее внимание. Так обычно ведет себя человек, которому осталось сделать всего лишь один шаг к алтарю. Но нечто тревожило еще больше. Если раньше Софи не сомневалась, что Линдхерсту просто приятно купаться в лучах ее очарования и успеха, то теперь она заметила, что тот явно преследовал и другую цель. Он всеми силами старался оградить Софи от других поклонников, среди которых были и очень интересные ей мужчины. Чуть нахмурив брови или обронив пару вежливых, но весьма многозначительных фраз, этот ужасный человек не без успеха спроваживал подальше любого, кто пытался поухаживать за Софи.
Единственным, с кем подобный номер не прошел, был Юлиан, который позволил себе просто не замечать присутствия сердитого джентльмена, явно имевшего виды на его возлюбленную, и даже ухитрился на несколько минут похитить ее, чтобы сорвать тайный поцелуй.
Софи не могла удержаться от горького вздоха. Поведение лорда Линдхерста выглядело откровенно наглым и нахальным.
Нет, хватит терпеть! Завтра же, когда Линдхерст явится к ней с визитом, о чем он уже громогласно всем объявил, придется, не стесняясь в выражениях, высказать ему все. И о наглом, властном поведении по отношению к ней тоже!
Таким образом, их встреча станет последней. Она навсегда избавится от него!
Тут у Софи замерло сердце. Она на мгновение забыла об ударе, который намеревалась нанести Линдхерсту, и подумала, что скажут родственники, когда визиты лорда в их дом прекратятся. Чем то он им очень понравился. И значит, ее сразу призовут к ответу: почему сей достойный человек больше не появляется у них в гостиной?
Хорошо, пусть так. Но ведь можно сказать тете и кузену, что лорд Линдхерст потерял к ней интерес. Разве подобное не могло случиться? Она не раз слышала, что такой то мужчина разлюбил такую то женщину или просто перестал ею интересоваться. Правда, с ней такого до сих пор не происходило. Ведь она – украшение сезона, и все мужчины в нее влюблены!
Эта исключительно приятная мысль вдохновила Софи. Действительно, она сейчас купается в лучах славы и всеобщего обожания. А потому тетушка с кузеном вполне могут поверить, будто Линдхерст сам отказался просить ее руки, посчитав себя недостойным такой девушки! Это будет звучать очень убедительно для кого угодно.
Хорошо. Но если они каким то образом узнают о ее обмане и поймут, что она сама отказала лорду Линдхерсту?
Софи стало не по себе. Ведь тогда тетушка и кузен могут запретить Юлиану бывать у них. Более того: они могут просто отослать ее в имение покойного отца и держать там столько, сколько захотят. Кстати, и тетя, и кузен уже не раз угрожали ей подобным изгнанием. Что тогда делать?
Софи почувствовала, что ее уверенность быстро улетучивается. Мысли лихорадочно заметались. Однако воспоминание о сегодняшнем поцелуе Юлиана вновь укрепило ее решимость. Прекрасно! Если тетя и кузен запретят Юлиану приходить, она станет встречаться с ним тайно. Отошлют в имение? Пусть! Он похитит ее и увезет к себе в Гретна Грин, где живет с родителями! Тогда Элоиза с Эдгаром уже ничего не смогут сделать, кроме как принять его в лоно своей семьи!
Мысль о тайном бегстве привела Софи в восторг. Она закрыла глаза и стала думать о своем возлюбленном. О, он, несомненно, очень красив! Гораздо красивее Квентина Сомервилла. Хотя Софи знала, что кое кто с этим никогда не согласится. А что касается братца Квентина, то…
Незваный образ лорда Линдхерста вдруг всплыл в ее воображении. Софи вздрогнула. Никто, даже Лидия, никогда не стал бы оспаривать очевидный факт, что Юлиан намного красивее Линдхерста! Ну, разве можно сравнить его темно коричневую шевелюру с отливающей золотом роскошной гривой Юлиана, постоянно пользующегося услугами известного парикмахера! Глаза лорда Оксли похожи на голубое августовское небо. В то время как у Линдхерста…
Софи нахмурилась. Какого цвета глаза у этого лорда? По правде говоря, она никогда их не рассматривала. Запомнила лишь ужасный шрам через всю щеку. И вообще только сейчас Софи поняла, что никогда толком не обращала внимания на черты лица Линдхерста. И не потому, что его внешность казалась ей незначительной. Даже если бы Линдхерст был похож на своего красавца брата, все равно общее впечатление портил бы тот ужасный шрам.
– Софи, дорогая, что с тобой? – донесся до нее голос тетки, сразу рассеявший пугающий образ Линдхерста со шрамом на щеке. – У тебя приступ диспепсии?
– Диспепсии? – переспросила Софи, открывая глаза. Тетушка, сидевшая напротив рядом с кузеном Эдгаром, подалась всем телом вперед и озабоченно сдвинула брови.
– Возможно, это от устриц, – глубокомысленно сказала Элоиза. – Они очень часто вызывают расстройство желудка.
– Неужели? – переспросила Софи, глядя на тетушку отсутствующим взглядом.
Смысл слов Элоизы до нее сначала явно не дошел. Но, поняв, о чем идет речь, она отрицательно покачала головой.
– Нет… Устрицы тут ни при чем… как и что либо другое. Поверьте, тетя, я отлично себя чувствую. Почему вы заговорили о какой то диспепсии?
– Потому что у тебя на лице появилось очень странное выражение. – Она сделала паузу и, как обычно, обратилась за поддержкой к сыну: – Не правда ли, Эдди?
Тот бросил быстрый взгляд на Софи, пожал плечами и снова уставился в окошко, недовольно буркнув:
– Мне кажется, что она выглядит прекрасно.
– Это сейчас! А несколько секунд назад у нее было совершенно другое лицо.
Элоиза сжала тонкие губы, демонстративно выражая недовольство безучастностью сына.
– Как опекун Софии, ты просто обязан был заметить это и справиться о ее здоровье, – упрекнула она Эдгара.
– Ладно, – прошипел он и исподлобья бросил недовольный взгляд на Софи. – Ты себя хорошо чувствуешь, кузина?
Когда Софи было всего восемь лет, она лишилась родителей, которые погибли при крушении дорожного экипажа. Ее официальным опекуном стал дядя Джон. Таковым он оставался вплоть до собственной смерти, последовавшей пятью годами позже. Софи очень хорошо относилась к этому отзывчивому, мягкому и покладистому человеку.