Читать книгу “Поверь и полюби” онлайн


– Да будет вам известно…
Николас жестом остановил ее.
– Поскольку ваши сексуальные достоинства не имеют никакого отношения к нашему разговору, давайте его прекратим. Что же касается удовлетворения, которое я намерен получить за нанесенное мне страшное оскорбление, то оно будет заключаться в попытках усмирить вашу непомерную гордыню, избавить от излишнего тщеславия и самонадеянности. Так что, мисс Баррингтон, если вы решите остаться в моем доме, то будьте готовы к этому. Впрочем, может быть, вы предпочтете отправиться в тюрьму? Тогда скажите честно. Я не стану возражать.
Софи пристально посмотрела в глаза Линдхерсту. Если его слова означали вызов, то она готова его принять! Николас говорит, что требует лишь покорности. Ха! Ведь это может означать не только уборку комнат или натирку полов. Чего доброго, Линдхерст потребует еще и мыть ему ноги! При мысли о возможности подобного унижения Софи с трудом сдержалась, чтобы не наговорить ничего лишнего. И все же она будет бороться! Чванливый лорд хочет сломить ее гордыню? Что ж, посмотрим, насколько ему это удастся. Не получилось бы наоборот…
Софи выдержала упорный взгляд Николаса и кивнула:
– Я согласна вернуться в Хоксбери. С радостью!
– Вот и прекрасно. Тогда извольте выполнить мой первый приказ: вы должны раз и навсегда перестать верить в сказки о привидениях и прочей нечисти. А теперь – садитесь позади меня в седло и поедем… Впрочем, секундочку.
Николас нагнулся и поднял с земли какой то предмет.
– Подойдите ближе и посмотрите.
Софи сделала шаг вперед и увидела в руках лорда что то похожее на шар, из которого торчали иголки.
– Что это?
– Ваше привидение.
Она инстинктивно отшатнулась.
– Не бойтесь. Лучше посмотрите внимательнее. Николас дернул за одну из длинных иголок. Шар зашевелился, а из иголок высунулся маленький черный нос и блеснули два темных глаза. «Привидение» оказалось очень симпатичным.
– Но все таки что это?
– Мисс Баррингтон, позвольте познакомить вас с мистером Ежом – вашим ужасным привидением.

Глава 10

– Мелочная старая фурия! – запричитала Фэнси, влетая в кухню. – Эта негодяйка Пикси заставила меня отполировать до блеска каждую медяшку в гостиной. Даже дверные ключи! Можно подумать, что к нам в гости едет французский король!
Джон Уилфорд, уже давно служивший в доме старшим ливрейным слугой, прервал какой то жаркий спор с поварихой и хмуро воззрился на горничную.
– Фэнси, в нашем доме не принято употреблять бранных выражений. Особенно если в следующей фразе упоминается его величество король. Пусть даже французский.
– Да неужели? – дерзким тоном ответила Фэнси. – Может быть, теперь вы будете мне указывать, что говорить и как делать? До сих пор этим занималась Пикси. Или она больше не экономка?
– Нет, она занимается теми же делами, что и прежде. Но, тем не менее грубость слуг несовместима с их пребыванием в этом доме. И совершенно не важно, кто делает им замечания. Вы, вероятно, забыли об этом?
– Я никогда ничего не забываю! – фыркнула Фэнси. – И не столь глупа, как многие из тех, о ком порой приходится говорить!
Она стрельнула глазами в сторону Софи, стоявшей у плиты и жарившей мясо. Та никак не отреагировала на выпад горничной и продолжала заниматься своим делом. Этого Фэнси вытерпеть не могла.
– Повторяю, я не такая дура, чтобы обращать внимание на вас или вашу…
– Перестаньте, Фзнси, – прервал ее Уилфорд. – Это, в конце концов, уже переходит все границы. А что касается миссис Пикстон, которую вы осмелились назвать «мелочной старой фурией», то именно она и приказала мне проследить, чтобы наша прислуга произвела наилучшее впечатление на Мэйхью. Не забывайте, что «сучка», как вы однажды изволили назвать эту достойную даму, вполне может стать хозяйкой Хоксбери и иметь полное право выгнать нас всех, если мы ей не понравимся.
«Уволить нас? Ха! Это было бы для меня настоящей удачей!» – подумала Софи, разделывая очередной кусок телятины. Хотя, честно говоря, ее не устраивал подобный поворот событий. Даже если бы пришлось чуть ли не сгореть у духовки, как произошло два дня назад. Нет, она останется здесь, пока Чудовище (так Софи теперь про себя называла Линдхерста) не устанет над ней издеваться. Правда, когда это произойдет, одному лишь Богу известно…
Софи покончила с мясом, взяла веник и подмела пол, затем чисто вытерла стол, расправилась с пылью на подоконнике и вычистила помойное ведро.
Всего три дня прошло после неудачной попытки бегства, но уже теперь ей начинало казаться, что тюрьма все же была бы лучшим выбором. Помимо ежеминутных забот и кухонной суеты, Софи приходилось постоянно терпеть унижения от Линдхерста. Лорд твердо держал данное слово. Хуже всего, что он делал это вроде бы без всяких видимых намерений. И даже не говоря ни слова…
Она выпрямилась и посмотрела на заслонку каминной трубы. Конечно, ее тоже надо вычистить!
Софи пододвинула к себе ведро, вынула из него чистую тряпку и, поминутно оглядываясь на плиту, где жарилось мясо, принялась за работу. От мяса отвлекаться ни в коем случае было нельзя: его сиятельство терпеть не мог ничего подгоревшего!
Одним из способов мести Линдхерст избрал наблюдение за работой. Софи. Причем приходил он именно тогда, когда ей надлежало выполнять что либо грязное или унизительное для девушки, совсем недавно блиставшей на лондонском светском небосклоне. Как Николас угадывал подобные моменты, для Софи оставалось загадкой. Во всяком случае, каждый раз, когда она, вздохнув, принималась за самую что ни на есть неприятную работу, лорд Линдхерст непременно оказывался рядом.
Естественно, Софи пыталась сделать вид, будто не замечает своего мучителя, но это обычно не удавалось. Напротив, она тут же начинала совершать один промах за другим. Линдхерст, как правило, ехидно улыбался, хотя и не делал никаких замечаний. Однако Софи чувствовала, что он фиксирует каждое ее неверное движение, а потому начинала еще больше волноваться, делая все новые и новые ошибки.
Софи вычистила заслонку и посмотрела на нее с такой ненавистью, как будто это был сам Николас. О, как в тот момент она хотела бы сказать чванливому лорду все, что о нем думает! Но это было невозможно, так как равносильно признанию своего поражения. Такого Софи допустить не могла. Причем ни сейчас, ни в ближайшем будущем.
В данный момент она дала себе клятву ни под каким предлогом не уступать Чудовищу. Усилием воли Софи заставила себя не думать о нем, чтобы спокойно закончить работу, которой все еще было невпроворот. Первым делом предстояло вычистить донельзя почерневший от дыма камин, стенки которого засалились и покрылись сажей. Софи пришлось несколько раз бегать в кладовку к миссис Пик стон за содой, мылом и всякими моющими средствами, а затем принести несколько ведер воды. Приготовив все необходимое, Софи встала посреди кухни и чуть не завыла от отчаяния.
Боже! С каким наслаждением она чистила бы камин, если бы появилась возможность зажарить на его решетке самого лорда Линдхерста! Софи представила себе это зрелище: Николас, жарящийся на огне! Причем в рот ему она обязательно вставила бы яблоко! Вот это была бы картина!
Воображаемая казнь Чудовища настолько захватила Софи, что она, сделав шаг назад, чуть не перелетела через стоявшую за спиной корзину. Это вернуло ее к реальности…
Софи в испуге огляделась. Нет, ничего… Никто не заметил ее состояния. На кухне все было по прежнему. Джон Уилфорд и Кук продолжали выяснять отношения. Фэнси сидела в углу за столом и натирала до блеска столовое серебро. Только рядом с ней теперь возник Чарлз.
Взглянув на споривших, Софи невольно улыбнулась. Не проходило дня, чтобы Кук с кем нибудь не сцепилась! Потом Софи вздохнула, подняла ведро с грязной водой и, кивнув остальным слугам, вышла из кухни и направилась в огород. Пройдя мимо десятка грядок с различными овощами, нескольких цветочных клумб и посадок лекарственных растений, Софи оказалась у дальней стены. Там стояла огромная вонючая бочка для различных отходов. Софи вылила туда грязную воду и ополоснула ведро под струей находящегося рядом артезианского насоса. Постояв несколько минут и с наслаждением подставив лицо мягким лучам утреннего солнца, она медленно побрела назад к дому.
Софи уже поднималась по лестнице к двери, ведущей из сада в кухню, когда услышала несущиеся оттуда громкие голоса, грозившие вот вот перейти в крик. Она прислушалась и поняла, что выяснения отношений между Джоном Уилфордом и Кук достигли точки кипения.
– Французский суп! – кричала Кук. – Какой еще французский суп?! Зачем готовить эту гадость, если существует масса прекрасных английских блюд, которые всегда подаются к столу по торжественным случаям?!
– Я уже объяснял вам, в чем дело, – старался успокоить повариху старший ливрейный слуга. – Мисс Мэйхью очень хвалила это блюдо, обедая однажды вместе с маркизой. Поэтому наша госпожа решила сделать ей сюрприз, включив в сегодняшнее меню французский суп. Это жест гостеприимства.
– Но мне нужен рецепт на английском языке, – сквозь зубы процедила Кук в тот момент, когда Софи вошла в кухню.
– Сейчас сюда спустится мисс Стюарт, которая вам все переведет, – тяжело вздохнув, ответил Джон. – Поверьте, что она в совершенстве владеет французским. И мы…
– Что?! – не дала ему договорить стоявшая рядом Фэнси. – Эта старая карга, это омерзительное воплощение чванства и зазнайства будет сидеть за столом вместе с хозяевами? Вы шутите!
– Попридержите язык, Фэнси! – гаркнул Джон, лицо которого покрылось пурпурными пятнами. – Я не хочу больше слышать ни одного дурного слова о мисс Стюарт. В отличие от вас она прекрасно воспитана – настоящая леди с утонченным вкусом. Не говоря о том, что мисс Стюарт – личная горничная самой маркизы. А потому извольте относиться к ней так, как она того заслуживает! Или я пожалуюсь миссис Пикстон!
– Ради Бога, Джон! Бегите поскорее к Пикси и жалуйтесь. Неужели вы думаете, что она меня выгонит? Меня, лучшую горничную маркизы? Хотя и не личную, как…
– Возможно, она тебя действительно не выгонит, – перебил ее Юлиус, третий ливрейный слуга маркиза и лучший друг Чарлза. – Но когда мисс Стюарт выйдет на пенсию и маркизе понадобится новая личная горничная, боюсь, что миссис Пикстон не станет тебя рекомендовать. А то, что ты мечтаешь получить это место, ни для кого из нас не секрет!
– Ты ничего не знаешь и знать не можешь! – фыркнула Фэнси.
– Мне кажется, что если кто и заслуживает места мисс Стюарт, так это только наша Софи, – добавил Чарлз.
Софи скромно потупила взор и чуть заметно улыбнулась. Чарлз ответил ей улыбкой, полной восхищения. Фэнси подскочила к нему и больно ущипнула за ухо.
– Но это же действительно так, Фэнси! – воскликнул Чарлз. – Да будет тебе известно, Софи – дочь барона и настоящая леди!
– Это она сама так говорит! – вскипела Фэнси. – Я поверю только тогда, когда получу конкретные доказательства.
– Доказательство перед твоими глазами! Ты только посмотри на ее манеры. А как она говорит! Неужели…
– Хватит! – рявкнул на них Джон Уилфорд. – Нечего болтать попусту! Мне доподлинно известно, что мисс Стюарт не собирается выходить на пенсию. По крайней мере в ближайший год. А теперь – за работу! Фэнси, это тебя тоже касается.
Софи с интересом наблюдала всю эту сцену. Когда же Джон скомандовал всем заняться делом, она подвинула к себе ведро, взяла из шкафчика несколько пакетов с моющими средствами и принялась размешивать их в воде. В это время ее кто то окликнул.
Узнав голос своей соседки по кровати Пэнси, Софи подняла голову и посмотрела туда, откуда он послышался. Поскольку в этот день прачечная не работала, Пэнси нашлось дело на кухне. Теперь она стояла в дальнем углу у массивного дубового стола, стараясь до блеска вычистить кухонные ножи.