Читать книгу “Встретимся в полночь” онлайн


Он попробовал выждать, попробовал дать ей время привыкнуть к ощущению его в себе, но кровь у него в жилах превратилась в горячее пламя, и он не мог не двигаться. Он понял, что шепчет ей какие-то извинения и слова, которые никогда не собирался произносить, но вряд ли он мог бы остановить себя, потому что его тело было мучимо невероятно сильным ощущением, возникающим с каждым ударом.
Снова и снова он входил в нее, и она начала двигаться под ним, обхватив ногами его бедра. Его наслаждение росло, и наконец он взорвался во внезапном порыве. Оттолкнувшись от нее, он глубоко вошел в эти узкие ножны, подавляя невольное рычание, уткнувшись в нежную кожу ее шеи, когда наслаждение его достигло апогея в яркой вспышке неистового осуществления.
Бурно дыша и обливаясь потом, он лежал, обхватив ее. Постепенно тело его остывало. Пульс успокаивался. Дыхание замедлилось. Он скатился набок, не выпуская ее из рук. Приятная усталость, результат пережитого наслаждения, наполняла его удовлетворением и каким-то неведомым ему ощущением покоя.
Джулия прижалась к нему. Он поцеловал ее, охваченный внезапной нежностью. Приподнявшись на локте, взглянул на нее, задержавшись на ее лице. Она была хороша, по-настоящему хороша. И возникшее откуда-то вдруг чувство собственника шепнуло ему: «Моя».
Но Рафаэлю не понравилась легкая морщинка, появившаяся у нее на лбу.
– Что такое, дорогая? – пробормотал он и потерся щекой о ее щеку.
Она заморгала, не глядя на него.
– Теперь я действительно стала другой. И расплакалась.
– Ш-ш-ш. – Он сел рядом с ней, привлек к себе. Джулия обвила его шею руками и прижалась лицом к его груди. – Не плачьте. Вы заставляете мужчину сомневаться в себе. Предполагается, что вы получили удовольствие.
– Получила, – последовал сдавленный ответ. – Тем хуже. В какую же женщину я превратилась?
– В счастливую, – усмехнулся он. Она ударила кулачком ему в плечо.
– Рафаэль, я понимаю, что вы несерьезно к этому относитесь. Вы привыкли к таким вещам. Но Боже мой, я не могу поверить, что я превратилась в женщину такого сорта, о которых все шепчутся.
– Даже если это и так, что вас пугает?
Джулия нахмурилась. Она подняла мокрое лицо и посмотрела на него.
– Вас беспокоит, что вы погибли? – продолжал он. – Погибли для чего? Для жизни, которая вам не подходит?
Джулия закрыла глаза и вздохнула.
– У вас на все есть ответ, да, Рафаэль? И все кажется таким простым.
– Так все и есть просто, дорогая. Вы сами увидите. – Он легонько ущипнул ее за вспухшую нижнюю губу. – Вы слишком привыкли к тому, что эти кудахтающие матроны все усложняют.
– А вы привыкли ни на кого не обращать внимания.
– И вы привыкнете. Не слушайте этих болванов.
– Значит, я должна слушать вас? – спросила она со скептической улыбкой.
– Нет, и меня не нужно. Неужели вы не поняли? Ни на кого не нужно оглядываться. Итак, – добавил он с озорной ухмылкой, – вы больше не плачете. – Подушечкой пальца он провел по ее мокрой щеке и мягко проговорил: – В конце концов, вы плакали не о себе, а о потере той Джулии, которую в вас все хотели видеть. Но это никакая не потеря, верно? Той Джулии вообще никогда не существовало.
Джулия смотрела на него, задаваясь важным для нее вопросом. Что чувствует он – если вообще что-то чувствует, – кроме желания? Полюбит ли он ее когда-нибудь? Является ли Рафаэль Жискар человеком, который может кого-то полюбить?
– Хватит тревожиться. Отдыхайте, – прервал ее размышления Рафаэль, прислоняя ее голову к своему плечу.
Она положила руку ему на грудь и улеглась рядом с ним, свернувшись калачиком.
Странно, как хорошо ей было лежать рядом с ним. Как уютно, как спокойно она чувствовала себя.
– У нас больше нет никаких вопросов, – назидательно сказал он. – И никаких самообвинений.
– Вы сказали, что я не должна вас слушать, – напомнила Джулия.
Он вздохнул с притворным отчаянием.
– Я и забыл, какой у вас цепкий ум. Вы напомнили мне об этом необдуманном совете. Я уже о нем сожалею.
Ее пальцы праздно блуждали по волосам на его груди.
– А больше вы ни о чем не сожалеете?
Ни о чем? О, он сожалеет весьма о многом. Но он сказал только:
– Дорогая, я повеса и негодяй. По самой своей натуре я не могу ни о чем сожалеть.
Еще одна ложь в добавление ко всем остальным. Он уже начал уставать от этого.

Глава 11

Рафаэль дремал.
Джулия села на постели и надела сорочку. Ступая босыми ногами, прошлепала к камину. Дрова были приготовлены, но не зажжены. Она взяла трутницу и сначала прикоснулась ею к свечке, а потом развела огонь.
У камина стояло удобное кресло. Стащив с кровати одеяло, она закуталась в него, свернулась калачиком и смотрела в разгорающееся пламя до тех пор, пока оно не сделалось сильным и ярким.
Ее охватило удивительное ощущение счастья и в то же время странности происходящего. То, что она сделала, непоправимо. Невинность назад не вернешь. Но вместо приступов паники и угрызений совести, которые она чувствовала в первые мгновения после их ласк, она ощутила блаженный покой.
Все оказалось совсем не таким, как она ожидала. Когда Рафаэль прикоснулся к ней, воспламеняя каждый ее нерв, ей показалось – сейчас она просто исчезнет. И в то же время было что-то невероятно интимное в том, что происходило между ними в те моменты, такая близость, о которой она и не помышляла. Она всегда думала, что в такой ситуации женщина полностью подчиняется желанию мужчины. Но здесь было нечто гораздо большее. Да, капитуляция, но не перед другим человеком. Скорее перед собой. Но даже эти слова казались недостаточными для описания происходившего.
– Что это вы там делаете? – спросил Рафаэль.
Она улыбнулась, услышав его скрипучий со сна голос. Он показался ей невероятно влекущим.
– Вы уснули. – Она медленно потянулась и посмотрела на него через плечо. – А мне стало холодно.
– Если вы хотите согреться, нужно было остаться здесь. – Он оперся о локоть и смотрел на нее, не обращая никакого внимания на свою наготу и на дико спутанные волосы. – Вы ведь больше не плачете, да?
Поднявшись с кресла, Джулия сбросила одеяло и легла на постель рядом с ним.
– Я думала.
– О чем?
Она небрежно повела плечом.
– Так, разные мысли. Мои личные.
Проведя кончиками пальцев по ее руке, Рафаэль тихо попросил:
– Расскажите мне об этих личных мыслях.
– Не могу. Они же личные.
– Я не хочу, чтобы у нас были секреты друг от друга. – Он взял ее руку и при помощи языка принялся вытворять потрясающие вещи с кончиками ее пальцев. – Понимаете, я боюсь, что вы решили, что это была чудовищная ошибка, и я слишком скоро вас потеряю.
– Ну, этого я пока не решила. – Выговорить эти слова было трудно. Его зубы осторожно покусывали ее пальцы, его глаза все время смотрели на нее, и ей не хватало воздуха. Джулия увидела в его глазах желание, и ей стало жарко.
Она усмехнулась:
– Я бы сказала, что вы неисправимы, но ведь вы воспримете это как комплимент.
Рафаэль перекатился на спину, сложил руки над головой и улыбнулся своей самой обезоруживающей улыбкой.
– Верно. Это об этом вы думали, сидя у огня? Вы уже поняли, какой я порочный человек?
Она наклонила голову набок.
– А это так? Он усмехнулся:
– Дорогая, я же обещал вам, что я только начинаю.
От этих слов по телу ее побежала дрожь восторга. Он протянул к ней руки, и она пылко бросилась к нему.
– Мне нужно идти.
– Хм-м.
Джулия прижала к груди простыню.
– Мне нужно домой, Рафаэль.
Он повернулся, чтобы взглянуть на нее. Она сидела на краю кровати, где он все еще лежал, томный и умиротворенный.
– Останьтесь.
– Меня хватятся. Может быть, уже хватились.
– Да, с этими хорошими девочками всегда столько беспокойства. Ну ладно. – Вздохнув, он сел и протер глаза. – Кучер ждет вас, или мне велеть вызвать своего?
– Боже мой, я же попросила Фредди подождать! Сколько же времени прошло?
– Несколько часов. – Рафаэль повернул голову, чтобы взглянуть на каминные часы. – Господи! – Он быстро вскочил. – Уже почти полночь. Сейчас сюда придут мои приятели. Они должны были отправиться в «Олмакс» – какое-то обязательство, от которого Мартинвейл не смог избавиться, – а потом мы должны встретиться здесь и пойти в клуб «Уайтс».
Они одевались торопливо и молча, но прежде чем выйти из спальни, он схватил ее и быстро поцеловал.
– Господи, как бы мне хотелось провести с вами всю ночь! Но, увы, у нас нет времени. Пошли, быстро.
Они крадучись вышли из комнаты и спустились вниз. Выглянув на улицу, Рафаэль сказал:
– Ваш кучер все еще здесь. На улице. Вот, наденьте плащ. Позади послышался звук закрываемой двери, и оба вздрогнули. Появился лакей, который вышел из библиотеки.
– Сэр, пришел мистер Этверз. Я подал ему бренди и попросил подождать.
– Хорошо, Смит. Спасибо.
Слуга ушел. Джулия застыла на месте. Наклонившись, чтобы взглянуть ей в лицо, Рафаэль сказал:
– Все в порядке. Смит не болтун.
– Не сомневаюсь, – ответила она чуть ли не с горечью. – У него хорошая практика.
Рафаэль поспешно повлек Джулию к входной двери и открыл ее.
– Вы же не думали, что я веду воздержанный образ жизни? Как же, по-вашему, я заработал мою дурную репутацию?