Читать книгу “Поверь и полюби” онлайн

– Пэнси! Слава Богу! – воскликнула Софи, ворвавшись в комнату.
Пэнси сидела за столиком перед зеркалом и примеряла чудовищно уродливую шляпу.
– Как? Идет? – спросила она, явно довольная ужасным головным убором.
Софи посмотрела на дикое нагромождение искусственных цветов, разноцветных лент и грязных перьев, не зная, что ответить. Ей очень не хотелось огорчать бедную девушку откровенной оценкой.
– Д да… – неуверенно и чуть заикаясь начала она. – Такое разнообразие красок… Но я не знаю, с чем ты могла бы ее носить. Она новая?
– Новая только для меня… А вообще то далеко не новая… Мисс Стюарт дала мне несколько искусственных цветов, и я украсила ими поношенную шляпу, ну и конечно, приспособила сюда же ленты и перья. Занималась этим почти две недели!
Она резким движением сорвала с головы шляпу, в результате чего два цветка и перья упали, рассыпавшись по иолу. Пэнси нахмурилась, нагнулась, чтобы их поднять, и вдруг разразилась рыданиями.
– О, проклятое старое барахло! – запричитала она. – Как только мне пришла в голову идиотская мысль сделать из него что нибудь путное!
И со злостью швырнула шляпу на пол.
Софи молча стояла рядом, не зная, как реагировать на неожиданную истерику. А Пэнси, закрыв лицо ладонями, продолжала лить слезы. Ни о каком разговоре не могло быть и речи. Софи поняла, что сначала надо попытаться утешить плачущую прачку. Но как? Задув свою свечку, она повесила грязное платье Минервы, которое держала в руках, на спинку стула, а сама опустилась на него с крайне озабоченным видом. Ею овладело чувство полного бессилия. Как успокоить рыдающую девушку? Что для этого надо сделать? Софи не знала… А потому злилась на себя. Может быть, имеет смысл вовсе не замечать чужих слез? Пусть Пэнси от души выплачется, успокоится и сама возьмет себя в руки. Или же надо найти какие то слова? Но какие? Ей еще никогда не приходилось успокаивать безутешных служанок. Вот задача!
Но тут Пэнси прекратила рыдать и подняла голову.
– Я так хотела завтра выглядеть красивой! – дрожащим голосом сказала она. – Мы с Эзрой собирались утром встретиться в церкви, а потом пойти куда нибудь. И вот…
Она наклонилась и подняла с пола шляпу.
Ах вот в чем дело! У Пэнси завтра свидание с Эзрой Шипли, и она расстроена тем, что не может появиться перед ним в новой шляпе!
Теперь Софи знала, как заставить Пэнси улыбнуться. Надо поговорить о ее кавалере!
– Ага! Наконец то я познакомлюсь с твоим таинственным ухажером! – Софи широко улыбнулась.
Пэнси промолчала, продолжая смотреть на злополучную шляпу с таким отчаянием в глазах, как будто в этом несуразном головном уборе заключался весь мир, потерянный для нее навсегда.
Софи недоуменно пожала плечами. Она подумала, что в подобное состояние прачку, видимо, повергли не упавшие с полей шляпы цветы, а дурное настроение. Конечно, для этого были свои причины.
– Скажи, Пэнси, у тебя что то случилось? – участливо спросила Софи. – Дело, наверное, не только в шляпе?
Но та продолжала молчать, не отрывая взгляда от головного убора. Софи на какое то мгновение даже показалось, что Пэнси ее не слышит. Она хотела повторить вопрос, но в этот момент Пэнси повернула голову и Софи увидела, как по щекам девушки одна за другой продолжают катиться слезинки.
– Боже мой, Пэнси! – воскликнула Софи, бросаясь к ней и обнимая за плечи. – Умоляю тебя, не надо плакать! Что бы ни случилось, это не стоит таких слез! Если мы вместе подумаем, то, уверена, найдем выход из любой ситуации, какой бы безнадежной она тебе сейчас ни казалась!
Заплаканные глаза Пэнси расширились от удивления.
– Ты хочешь мне помочь?! Это серьезно?
Софи улыбнулась и кивнула:
– Конечно! Я же тебе только что об этом сказала.
Слезы Пэнси сразу высохли, она растроганно посмотрела на свою напарницу.
– Ты настоящий друг, Софи Бартон!
Теперь уже удивилась Софи. Друг? Она – ее друг? Софи некоторое время вглядывалась в простое, усеянное веснушками лицо прачки. Слово «друг» смутило ее. Софи раньше ни разу не задумывалась о характере своих отношений с Пэнси. По правде говоря, она даже не думала, что их вообще что то связывает. Эта девушка просто всегда улыбалась, много говорила и была готова бескорыстно помочь каждому, кто в этом нуждался. А теперь оказалось, что Пэнси способна и на нечто большее – на настоящую дружбу.
Софи подумала об иронии судьбы. Какое же надо испытывать одиночество ей, дочери знатных родителей, чтобы признать своим ангелом хранителем обыкновенную прачку! Как это должно ее шокировать! Но…
Но Софи увидела в своей соседке по комнате личность. Разглядела в этой девочке хорошего, доброго человека, к помощи которого, кстати, она сейчас хотела обратиться… Софи поблагодарила Бога за то, что' Он послал ей такого друга. Она вновь обняла Пэнси и прошептала:
– Спасибо…
– Что? – удивленно переспросила Пэнси. – Ты меня… благодаришь? За что?
– За то, что ты назвала меня своим другом. Я считаю это для себя большой честью. И очень горжусь!
Пэнси недоверчиво посмотрела на Софи:
– Ты хочешь мне польстить? Зачем?
– Нет! – рассмеялась Софи. – Ничего подобного. Просто я вдруг поняла, как много ты для меня значишь, и очень рада, что мы стали друзьями.
– Я тоже очень рада. Но… М м м… Скажи мне, почему такая девушка, как ты, оказываешь подобную честь мне? Ведь ты принадлежала к совершенно другому кругу…
– Главные человеческие достоинства – доброта, великодушие и забота о ближнем – обязательны для каждого человека, к какому бы кругу общества он ни принадлежал. Эти же качества необходимы для того, чтобы иметь настоящих друзей.
Пэнси в растерянности смотрела на Софи, все еще не понимая ее слов.
– Послушай, Пэнси, – продолжала между тем Софи, – ведь мы с тобой, в сущности, мало чем отличаемся друг от друга. Кроме того, ты красивее и привлекательнее меня. Я хочу сказать, что наше поведение, манера говорить или смотреть друг на друга не зависят от происхождения и положения в обществе. Моя жизнь до недавнего времени была безоблачной, а твоя – полной трудностей и лишений. Но на сегодняшний день это не имеет никакого значения. Мы с тобой – всего лишь две женщины, борющиеся за свое место в этой нелегкой жизни и желающие стать счастливыми.
Пэнси немного помолчала, потом утвердительно кивнула.
– Мне кажется, что в твоих словах заключен немалый смысл. Я не перестаю удивляться: ведь ты знаешь куда больше меня, умеешь говорить так, как я никогда не умела, получила прекрасное образование, а при этом считаешь ровней себе!
– А я не могу не думать о твоей доброте и порядочности. И о том, что ты знаешь много такого, до чего я своим умом пока не дошла.
Пэнси тяжело вздохнула и вновь посмотрела на свою испорченную шляпу.
– Если бы это было так, то я бы знала, как починить эту шляпу, – уныло проговорила она.
– С каких это пор ремонт шляпы стал делом, требующим особых знаний? Просто дамские головные уборы всегда отражали веяния моды. А за модой в основном следят женщины моего круга; именно поэтому, а не в силу каких то особых способностей светские дамы владеют искусством мастерить шляпы в большей степени, чем женщины твоего круга. Ко мне это относится в полной мере. Поскольку мы решили впредь все делать вместе, то я берусь превратить твою шляпу в приличную и даже элегантную.
Софи взяла из рук Пэнси шляпу и принялась внимательно ее рассматривать.
– Для этого потребуется не так уж много времени, – заключила она – Если ты, конечно, доверяешь мне.
Лицо Пэнси просияло.
– И я смогу завтра утром пойти в ней в церковь?! – с горящими от восторга глазами воскликнула она.
– Нет, дорогая. На это мне потребуется по меньшей мере неделя.
– Ну во от… – разочарованно протянула Пэнси.
Радостная улыбка на ее лице сразу погасла. Софи посмотрела на Пэнси, о чем то думая, потом отложила шляпу в сторону и, заключив ладони новой подруги в свои, мягко спросила:
– Завтра должно произойти что то очень важное для тебя?
Пэнси кивнула:
– Эзра намекнул, что сделает мне предложение. Правда, мы не сможем пожениться раньше чем через два года. Ему потребуется время, чтобы накопить денег на аренду помещения для собственной фермы.
– Но вы будете помолвлены, а это очень важно! – воскликнула Софи. – Я так рада за вас обоих!
Пэнси просто расцвела от счастья.
– Это действительно очень важно, – согласилась она. – И завтрашний день может стать счастливейшим в моей жизни. Разумеется, не считая дня свадьбы. Поэтому то я хочу появиться в церкви в новой элегантной шляпе.
Софи посмотрела на нее загадочным взглядом и сказала с улыбкой:
– Хорошо, мисс Пэнси Блам. Завтра вы пойдете в церковь в новой нарядной шляпе.
– Но…
– Подожди! Ведь ты действительно должна выглядеть так, чтобы мистер Шипли задыхался от восторга и волнения, делая предложение.
Софи встала, подошла к своему сундуку и, открыв крышку, вытащила оттуда великолепную шляпу, в которой когда то выезжала в свет.
– Бери, завтра наденешь в церковь.
– О Господи! – не в силах опомниться от изумления и радости, воскликнула Пэнси. – Это мне?
– Да!
– Я еще никогда не видела такой красоты!
– Ты будешь выглядеть как принцесса. Представляю себе лицо мистера Шипли, когда он тебя увидит!
Поняв, что Пэнси не решается взять шляпу, Софи спросила:
– Может быть, она тебе не нравится?
Пэнси отчаянно замотала головой:
– Не нравится?! Да как ты могла такое подумать! Боже мой, это самая чудесная вещь, которую я когда либо видела в своей жизни! Но…
Она растерянно посмотрела на Софи. Та в ответ улыбнулась.
– Но?
– Но ты уверена, что действительно хочешь меня в ней видеть? Ведь эта шляпа стоит целое состояние!
Софи громко рассмеялась и нахлобучила шляпу на затылок Пэнси.
– Да, уверена. Но только если ты обещаешь носить ее вместе с шалью, которую сейчас тоже получишь.
Она нагнулась к сундуку, вынула оттуда роскошную кашемировую шаль невероятной длины и накинула на плечи Нэнси.
Та долгое время не могла произнести ни слова, а когда пришла в себя, то с ликующим криком подбежала к висевшему на стене зеркалу.
– О Господи!.. Господи!.. Господи!.. – повторяла Пэнси, поворачиваясь к зеркалу то одним боком, то другим.
Наконец, окончательно придя в себя, она бросилась к Софи и повисла у нее на шее.
– О, Софи! Как и когда я смогу тебя отблагодарить?! Никто и никогда не сделал для меня столько хорошего!
– Не надо никакой благодарности, Пэнси, – ответила Софи, нежно глядя на девушку. – Мне доставила огромную радость возможность тебе помочь.
– Софи… Если когда нибудь я могу оказаться тебе чем то полезной, то попроси меня!