Читать книгу “Поверь и полюби” онлайн


Но вот со своим двоюродным братцем Эдгаром она так и не сумела найти общего языка. Почему так получилось, Софи и сама толком не знала.
Ее раздражала манера Эдгара подсматривать и шпионить. Или этот его всегда хитрый, недобрый, оценивающий взгляд человека, имеющего какие то собственные скрытые цели. Улыбка, появлявшаяся на лице, но никак не отражавшаяся в глазах. А возможно, все объяснялось просто: Эдгару шел уже тридцать третий год, и он вполне мог забыть, каким был в семнадцать лет. В общем, Софи чувствовала себя рядом с кузеном неуютно.
Так было и сейчас. И в ответ на его вопрос девушка невнятно пробормотала:
– Я вполне здорова. Спасибо за внимание.
Софи надеялась, что этот ответ полностью удовлетворит Эдгара и он переключится на что то другое. Наверное, ангел хранитель услышал и внял желанию девушки, ибо кузен больше ни о чем не спросил и снова повернулся к окну.
Элоиза же недовольно посмотрела на сына и тяжело вздохнула:
– Что ж, я очень рада это слышать. Видишь ли, Софи, тебе никак нельзя плохо себя чувствовать. Особенно завтра. Потому что память об этом дне ты, несомненно, будешь свято хранить всю жизнь.
– Почему же? – нахмурилась Софи и подняла глаза на тетушку в предчувствии чего то недоброго.
В ее планах на следующий день предполагалось только чаепитие с леди Неллер и ничем не примечательная вечеринка у Сибрайтов. Ни то ни другое не обещало стать запоминающимся событием.
Пока Софи думала, как отреагировать на неожиданное заявление тетушки, Элоиза ткнула сына веером в бок и прощебетала:
– Ну что, Эдгар, сообщим ей потрясающую новость? Или пусть это будет для Софи сюрпризом?
Эдгар вздрогнул от легкого укола веером и, оторвавшись от созерцания плывших за окном экипажа окрестностей, ответил не без ехидства:
– Обязательно все расскажите, чтобы она должным образом оделась. Завтра Софи просто обязана выглядеть как можно лучше!
– Наша Софи всегда хороша, Эдгар! – возразила Элоиза. – Поэтому и получила столь блестящее предложение. – Казалось, что тетушка вот вот лопнет от нетерпения. Она сжала руку Софи и разразилась потоком долго сдерживаемых чувств: – Это правда, дорогая! Тебе сделано прекрасное предложение. Сегодня Эдгар получил восторженное письмо, а автор этого послания просил разрешения нанести нам визит завтра утром.
Софи смотрела на тетушку, потеряв от ужаса дар речи. Это озадачило Элоизу.
– Ну что? – прошептала она. – Разве не чудесная новость?
Чудесная? Софи показалось, будто что то очень тяжелое сдавило ей грудь, мешая вздохнуть. Единственным мужчиной, предложения которого она всей душой желала, был Юлиан, но тетушка и кузен явно имели в виду кого то другого. В противном случае Элоиза постаралась бы поскорее запереть ее на ключ, а не светилась бы от радости, как при виде сказочного принца. Нет, это мог быть только один человек!..
Линдхерст…
В животе у Софи заурчало, как будто она и впрямь отравилась несвежими устрицами. Чувство тошноты еще больше усилилось, когда кузен повернул голову и уставился на нее своими неумолимыми глазами. Софи казалось, что этот испытующий взгляд будет длиться вечность. Эдгар отвел глаза и скорее пролаял, чем произнес:
– Что, девочка? Ты, похоже, даже не хочешь узнать имя своего будущего супруга?
– Не надо, Эдди! – Элоиза снова ткнула сына веером в бок. – Доставь ей удовольствие самой догадаться. Правда, это будет нелегко. – Она очаровательно и гордо улыбнулась. – Особенно при окружающем нашу Софи легионе воздыхателей, только и думающих, как попасть в женихи. Что ж, это может быть и один из них. Даже…
– Его имя Линдхерст, – резко оборвал Элоизу сын. – И ты, Софи, должна принять его предложение.
Принять его предложение! Боже! Предложение этого властного, своенравного человека! Софи открыла было рот, чтобы выразить решительный протест против подобного насилия, но слова застряли у нее в горле, и она смогла лишь истерически вскрикнуть.
– Ты должна поступить так, чтобы он захотел обручиться как можно скорее, – продолжал Эдгар, нарочито не обращая внимания на эмоции кузины. – Может быть, поцелуями и заигрыванием ты даже сможешь склонить лорда к совместной поездке в его фамильное имение в Гретна Грин.
Софи долго смотрела на Эдгара, беззвучно шевеля губами и стараясь побороть в себе растущую ярость. Это ей не удалось.
– Как ты посмел! – крикнула она в лицо кузену, сжав кулаки. – Как ты осмелился требовать, чтобы я вышла замуж за этого отвратительного человека?! Разве ты не знаешь, что я его глубоко презираю?
Эдгар ответил злобным, громким смехом.
– Да, я осмелился… Осмелился, моя дражайшая сестричка! Потому что лорд Линдхерст стоит семьдесят тысяч годового дохода и является наследником всего состояния маркиза Хирфорда.
– Не Хирфорда, а Биксфорда, – поправила его Элоиза. – Я помню, леди Сибрайт говорила, что его отец – маркиз Биксфорд. Или Хартфорд? – Она покачала головой и тяжело вздохнула: – Право, не знаю, что в последнее время со мной происходит. Просто не могу удержать в голове титулы и имена всех светских львов! Хотя отлично помню, что фамильное имение лорда Линдхерста находится где то в Сомерсете. А вообще…
Эдгар досадливо махнул рукой, остановив многословие своей матушки.
– Хирфорд или Биксфорд – какая разница? Честное слово, фамилия не так уж важна. Главное – какое за ней скрывается состояние.
– А как же сам человек? – с вызовом вмешалась в разговор Софи. – Как же быть с моими чувствами?
Она не могла поверить своим ушам. Тетушка и двоюродный братец говорили о ней, как о серебряной ложке, которую решили продать на аукционе.
– Какие еще чувства? – со злостью выпалил Эдгар. Софи в бессильной ярости заколотила кулаками по коленкам.
– Ты считаешь, что вовсе не имеет значения, люблю ли я человека, которого вы предназначаете мне в мужья?!
– Не имеет, – фыркнул Эдгар.
– Но для меня – имеет!
В ответ последовало очередное издевательство.
– Послушай, сопливая девчонка, что ты понимаешь в любви?
– Во всяком случае, куда больше, нежели ты!
Глаза Эдгара сузились, и взгляд стал еще более колючим.
– Что?! Уж не хочешь ли ты сказать, что в кого то влюбилась?
Софи с вызовом посмотрела на кузена:
– Если желаешь знать, это действительно так!
– Боже мой, Софи!.. Дорогая, – вдруг прохрипела Элоиза, хватаясь за грудь. Так она обычно поступала в минуты волнения или раздражения. – Надеюсь, ты не сделала ничего… Я хочу сказать… не совершила никакой… глупости? Ведь правда?
Вместо Софи ей поспешил ответить Эдгар:
– Успокойтесь, мама! Уверяю вас, Софи ничего страшного пока не совершила. – Он перевел взгляд со своей взбунтовавшейся кузины на задыхающуюся от эмоций матушку. – Она же всегда была у нас на глазах, мама, – спокойно сказал он. – А потому единственное, что Софи могла успеть, – так это раз другой с кем то поцеловаться. – Тут он снова посмотрел на кузину. – Ну а теперь, милая моя, скажи ка, с кем ты целовалась?
Софи гордо подняла голову и с подчеркнутым недоумением пожала плечами:
– Зачем делать трагедию на пустом месте? Кажется, я никогда не скрывала своих чувств к лорду Оксли.
– Ба! Оксли! – воскликнул Эдгар и нахмурился, как будто его оскорбляло даже само имя возлюбленного Софи. – Простой виконт с доходом не больше десяти тысяч в год! – продолжал он. – Оксли мог бы стать неплохой партией для дочери приходского священника. Или для девчонки без каких либо перспектив. Но ты, дорогая моя, достойна гораздо большего!
– И этим «большим», по твоему, должен стать Линдхерст? – усмехнулась Софи.
– Да! По моему, им действительно должен стать именно он. Зачем кидаться на виконта, если тебе предназначен маркиз с огромным состоянием?
– Затем, что я не люблю лорда Линдхерста и скорее соглашусь стать простой виконтессой, связать судьбу с человеком, которого сама выбрала, а не маркизой – женой омерзительного лорда.
Глаза Эдгара превратились в две узенькие щелки.
– Ну и как же ты собираешься прожить на его жалкий доход в десять тысяч фунтов? Ведь только в этом году ты уже потратила гораздо больше на одни украшения и всякие безделушки.
– Ты, наверное, забыл про наследство, которое мне оставил отец? – с вызовом ответила Софи. – Если к этому прибавить десять тысяч фунтов дохода Юлиана Оксли, то мы сможем неплохо устроиться в жизни, уверяю тебя!
– Эдгар, – тяжело пропыхтела Элоиза, – я думаю, что тебе следует сказать…
– Разрешите мне теперь самому заняться этим делом, матушка, – прервал ее Эдгар. – Согласитесь, именно ваша сверхтерпимость сделала Софи такой упрямой. Кроме того… – Тут его тонкие губы сложились в циничную усмешку. – Кроме того, вы сами постоянно напоминаете мне, что я – опекун кузины. Значит, на мне лежит ответственность за то, чтобы Софи выбрала себе достойного мужа. И я решил, что таковым будет лорд Линдхерст.
– А если я откажусь выйти за него? – отозвалась Софи.
– Тогда тебе придется сесть в тюрьму. Там ты сможешь найти себе достойного избранника среди распутников и бродяг.
Софи опешила. До нее не сразу дошел смысл сказанных кузеном слов. Сначала она подумала, что Эдгар просто пытается сломить ее волю и подчинить себе.
Она посмотрела на него и громко расхохоталась.
– Чему ты радуешься? – удивленно спросил он, выгнув дугой правую бровь.
– Той глупости, которую ты сейчас сказал. Это кто же отправит меня в тюрьму за отказ стать женой лорда Линдхерста? Вот уж действительно насмешил!
– За отказ выйти замуж ты в тюрьму не попадешь. Но тебя посадят туда кредиторы за неуплату долгов, – с мрачной ухмылкой возразил Эдгар.
– Но я расплачусь со всеми долгами! – воскликнула Софи, не обратив внимания на угрожающий тон кузена. – Ты же сам знаешь и не раз говорил мне, что мой капитал составляет шестьдесят восемь тысяч фунтов. Плюс прекрасный доход с отцовского имения.
Эдгар, глядя куда то в сторону, потер виски, будто они неожиданно разболелись. Потом закрыл глаза и процедил сквозь сжатые зубы:
– Имение продано три года назад. А твой капитал в шестьдесят восемь тысяч фунтов давно растаял.
– Что?! Но этого не может быть! – воскликнула Софи, на мгновение подумав, что Эдгар снова хитрит. – Ты же рассказывал о моем громадном состоянии во всех светских салонах!
– Это была ложь. С ее помощью я купил тебе доступ в высшее общество, ибо был уверен, что благодаря очарованию и красоте ты очень скоро найдешь себе богатого супруга и тем спасешь всех нас от долговой ямы.
– И теперь у тебя есть такой жених! – прочирикала тетушка Элоиза, схватив Софи за руку и крепко сжав ее. – Выйди за него замуж – и у тебя уже никогда не будет проблем с деньгами. Да и у нас тоже!
Софи вырвала ладонь из теткиной руки и с дикой злобой посмотрела сначала на нее, потом на Эдгара, затем – снова на Элоизу.
– Но мое… наследство… Как же…
Эдгар и Элоиза переглянулись, будто желая свалить тяжесть неминуемого объяснения друг на друга. Потом тетушка вздохнула и снова повернулась к Софи.
– Это все произошло по вине дяди Джона, – начала она тягучим, нудным голосом. – Да упокоит Господь его грешную душу и простит патологическую страсть к игорным домам.
– Вы хотите сказать, что дядя Джон проиграл все мое состояние вместе с отцовским наследством?! – воскликнула Софи, отказываясь поверить, что ее добрый дядя мог оказаться таким негодяем.
Тетушка Элоиза столь энергично замотала головой, что из волос посыпались булавки, украшенные черным агатом.