Читать книгу “Поверь и полюби” онлайн


Его подозрения усилились, когда Софи воскликнула:
– О, Чарлз! Как ты можешь так обращаться с нашей очаровательной Фэнси?!
Но Диббс только досадливо махнул рукой.
– Я не сделал ей ничего дурного! Мы просто немного поиграли в любовь, вот и все! Уверяю, что каких то серьезных отношений между нами никогда не было!
Фэнси вскрикнула, пораженная этими словами. Чарлз же некоторое время продолжал на нее смотреть, но затем снова повернулся к Софи и добавил:
– Дорогая мисс Бартон, не обращайте на все это внимания. Такие женщины на меня кидаются все время. Я получил от нее все, что она обещала, после чего стало просто скучно!
Софи чуть не стало дурно от такого признания. Фэнси же снова пронзительно вскрикнула и набросилась на Диббса с упреками:
– Как ты смеешь так говорить?! Ничего подобного между нами не было! Я никогда на тебя не кидалась! Никогда! Слышишь?! И была глубоко порядочной девушкой, когда приехала в Хоксбери! Это ты начал увиваться около меня. Клялся, будто любишь! Ныл, чуть не плакал! Обещал жениться, если я уступлю твоим домогательствам!
– Скажи, Фэнси, – усмехнулся Чарлз, – зачем бы я стал около тебя увиваться, если кругом столько стоящих внимания женщин?
– Затем, что я на них не похожа, – парировала Фэнси. – Не ты ли сам это говорил? – Она подошла вплотную к Чарлзу. – Ты говорил, что полюбил меня за порядочность и доброту. И, обещая жениться, упросил отдать тебе то, что я берегла для будущего мужа!
– Почему, черт побери, я должен жениться на тебе? – фыркнул Чарлз. – Я же не раз говорил, что намерен когда нибудь купить патент на офицерский чин и это даст мне возможность занять положение джентльмена.
– Неужели? – ухмыльнулась Фэнси. – Только я не могу понять, при чем здесь твоя женитьба?
– Тогда ты еще глупее, чем я думал. Став джентльменом, я получу возможность сколотить состояние. Не скрою, это всегда было моей мечтой. Когда же я разбогатею, то смогу стать членом высшего общества, но для этого у меня должна быть незапятнанная и благовоспитанная жена, желательно благородного происхождения. – При этих словах Чарлз бросил испытующий взгляд на Софи. – Ты же, Фэнси Дженкинс, – продолжал он, – неряха и полная плебейка, а потому мне ни с какой стороны не подходишь.
Чарлз, видимо, думал, что эти слова будут благожелательно восприняты Софи. Но на ее лице отразилась только брезгливость. Софи была ошарашена услышанным. Николас, наблюдавший всю сцену, и слышавший слова Диббса, сразу понял это и с неожиданным облегчением подумал, что, если бы у Софи были какие то чувства к Чарлзу, она, наоборот, пришла бы в восторг от его честолюбивых планов и решительного разрыва с надоевшей любовницей. Пусть Диббс всего лишь лакей, но и Софи теперь оказалась в положении полунищенки, а потому вполне могла бы воспринять предложение Чарлза как исполнение чуть ли не всех своих желаний.
Хорошо! А если поведение Чарлза – всего лишь грубая попытка отделаться от Фэнси? Пусть его манера поведения вызвала протест Софи, но проявленные им твердость, черствость и холодный расчет вполне могли зародить у нее мысль, что они с Линдхерстом в чем то очень похожи друг на друга… Почему бы…
– Колин! – раздался мужской голос за спиной Линдхерста, и чья то рука помахала перчаткой перед самым его лицом.
Николас обернулся и увидел отца.
– Пусть слуги сами решают свои вопросы, – усмехнулся маркиз. – Я вижу, ты до того увлечен их проблемами, что не замечаешь больше ничего на свете.
Маркиз обернулся за поддержкой к стоящим рядом друзьям. Те утвердительно закивали, а старый рыцарь сэр Джон Гиббес сказал:
– Вы правы, Бересфорд! Очень дурной тон – вмешиваться в дела прислуги. В высшей степени дурной тон! Это может послужить причиной всевозможных обид и протестов.
– И создает проблемы, – добавил сэр Бейсил Коттс, носьмидесятилетний сварливый барон. – Когда слуги видят, что господа обращают на них слишком много внимания, то начинают задирать нос, важничать и чувствовать себя чересчур независимыми.
– К кроме т того, они н ничего не с смыслят в р рыб пой ловле, – подала голос мисс Мэйхью.
Прежде чем Николас успел сообразить, какое отношение имеет рыбная ловля к ссоре между слугами, зазвонили церковные колокола. Маркиз предложил мисс Мэйхью руку и вошел в двери храма. Все последовали за ними. Кроме Николаса… Он задержался, чтобы украдкой посмотреть и послушать, как будут развиваться события поддеревом. Посмотрев туда, он увидел, что Фэнси изобразила правой рукой знак, в древности выражавший проклятие. Этого ей показалось мало, и до ушей Николаса донесся истошный крик. Линдхерст не разобрал ни слова, но это, несомненно, был набор самых страшных ругательств. И все же в этом вопле он услышал глубокую боль разбитого сердца…
Фэнси круто повернулась, видимо намереваясь убежать, но Чарлз схватил ее за руку и грубо рванул на себя. Его обычно красивое и приятное лицо до неузнаваемости исказила гримаса злобы и ненависти. В следующий момент он размахнулся и ударил Фэнси по щеке.
– Ты, мерзкая девка! Никогда впредь не смей говорить со мной в таком тоне! Слышишь?!
Он еще раз ударил ее и швырнул на землю. Николас больше не мог сдерживаться и бросился к Чарлзу. Но кто то схватил его за локоть.
– Линдхерст!
Николас обернулся и узнал Джона Гиббеса, который хмуро смотрел на него и укоризненно качал головой.
– Не наживайте себе неприятностей, мой мальчик, – сказал старый рыцарь. – Зачем вам это?
– Я должен, сэр! Не удерживайте меня.
Николас резко отстранил руку Гиббеса и подбежал к слугам. Теренс стоял перед Чарлзом, сжав кулаки, и с яростью смотрел на него. Очевидно, он решил защитить Фэнси. Это выглядело очень благородно, и Николас взглянул на него с восхищением. Теренс был еще совсем юным, достаточно хрупким и на голову ниже Чарлза, но тем не менее явно намеревался вступить с ним в драку.
– Чарлз! Теренс! – рявкнул Николас, подбегая к ним.
Услышав его голос, оба противника остановились, повернули к нему головы и, пробормотав «милорд», поклонились. Двое других слуг и соседский камердинер поспешили последовать их примеру. Софи же не могла оторвать взгляда от рыдавшей на земле Фэнси.
Николас знаком приказал всем, кроме Чарлза, идти в церковь. Те подчинились, но только отчасти. Теренс и Софи остановились неподалеку, откуда можно было наблюдать за происходящим. Николас не стал настаивать и, повернувшись к Чарлзу, грозно произнес:
– Я всегда был выдержанным человеком, но и моему терпению пришел конец. Вы перешли все границы дозволенного и вели себя не по джентльменски по отношению к женщине.
– Не по джентльменски?! Извините, милорд, но я вас не совсем понимаю.
– Неужели? Тогда слушайте и запомните, мистер Диббс. Я никогда не потерплю в своем доме человека, который может позволить себе ударить женщину. Поскольку вы доказали, что являетесь именно таковым, я вас увольняю. Сейчас же отправляйтесь в Хоксбери, соберите свои вещи и к моменту моего возвращения из церкви извольте покинуть дом!
Глаза Диббса сузились, щеки побледнели, и он очень уверенно возразил:
– Извините, милорд, но меня нанимал ваш отец, а не вы. Поэтому только он вправе меня уволить.
Николас в течение нескольких секунд холодно смотрел па Чарлза, после чего резко сказал:
– Хорошо! Мы обсудим этот вопрос с отцом, как только выйдем из церкви.
По глазам Диббса было ясно, что он в душе празднует победу. Чарлз с достоинством склонил голову перед молодым хозяином и неторопливо проговорил:
– Благодарю вас, милорд. Если у вас нет больше вопросов, то позвольте мне заняться своими делами.
Он еще раз поклонился и повернулся, чтобы уйти. Но Линдхерст остановил его.
– Чарлз!
– Слушаю вас, милорд, – откликнулся слуга после небольшой паузы.
– Наверное, будет справедливо предупредить вас, что мой отец придерживается очень строгих взглядов насчет уважительного отношения к женщине. И никогда не прощает рукоприкладства.
– Спасибо за предупреждение, милорд, – ответил Чарлз с еле заметной ухмылкой, – но я уверен, что сердце маркиза тут же смягчится, как только он узнает о наглом поведении Фзнси. Ваш отец – разумный и справедливый человек.
– Рад от вас это слышать, Чарлз, но думаю, что слуга, которого отец уволил в прошлом году за подобный поступок, с вами не согласился бы.
Диббс пожал плечами:
– Я уверен, что его сиятельство отнесется ко мне по другому, когда выслушает объяснения. Но, так или иначе он узнает от меня правду. В конце концов, что я потеряю?
– Что вы потеряете? Возможно, средства к существованию.
Чарлз снова пожал плечами:
– Мне не составит труда быстро найти другое место.
– Я имею в виду не место, а именно средства к существованию. Видите ли, Чарлз, мой отец обычно не только увольняет слугу, которым по каким то причинам недоволен, но и закрывает ему доступ в любые добропорядочные дома Англии.
Чарлз побледнел, но ничем более не проявил тревоги: видимо, сказалась бывшая армейская закалка. Николас в душе поздравил его с умением держать себя в руках. Помедлив несколько мгновений, он внимательно посмотрел в глаза Диббсу и сказал очень ровным, спокойным тоном:
– Что касается меня, то я, даже если согласен с решением отца уволить кого то из слуг, никогда не допущу, чтобы этот человек остался без средств к существованию.
Чарлз вздрогнул, посмотрел в глаза Николасу и на протяжении почти минуты не мог сказать ни слова. Потом неуверенно спросил:
– Вы хотите сказать, что дадите мне хорошую рекомендацию, если уволите лично и прямо сейчас?
– Я сказал, что никто не заслуживает полного разорения. Хотя речь идет не о месте прислуги, причем не важно, где и у кого.
Чарлз нахмурился.
– Ваши слова не совсем понятны, милорд. Слуга, уволенный со службы без права поступить в том же качестве на новое место, действительно остается без средств к существованию. Для него это и есть полное разорение!
– Но вы ведь знаете, что деньги можно заработать не только в ливрее слуги.
– А если я ничего больше не умею делать?
– Мне кажется, что для вас также есть по меньшей мере один способ зарабатывать деньги, не прислуживая в доме. И к тому же тогда вы не будете общаться с женщинами, что немаловажно, коль скоро вы только что проявили склонность к рукоприкладству.
Чарлз с подозрением посмотрел на Линдхерста.
– Надеюсь, вы не собираетесь отправить меня ближайшим пароходом в Италию или Испанию для пострижения в монахи и заточения в монастыре?
– Нет, не намерен, – громко рассмеялся Николас. – Хотя бы потому, что не могу представить вас в монашеской рясе. Я думаю о военном поприще.
– Военном? – переспросил Диббс, закашлявшись от волнения.
– Да, именно военном. У меня есть очень хороший друг, имеющий немалое влияние в армии, несмотря на свой невысокий ранг капитана. Я могу его попросить похлопотать о предоставлении вам патента на офицерский чин. Правда, для получения звания вам придется пять лет прослужить простым солдатом. Я, кстати, не скрою правды о вашем беспутном поведении у меня в доме, но, надеюсь, при усердии и честной службе прошлые грехи вы искупите сполна.
От такого предложения Чарлз сначала лишился дара речи, а затем впал в форменный экстаз.
– Господи, – зашептал он прерывающимся голосом, – об этом я даже не мог мечтать! Ведь мне…