Читать книгу “Встретимся в полночь” онлайн

– Если вам хочется умереть, милости прошу.
– Согласен. Я вас вызываю, Фонвийе. На дуэль. Рафаэль обнажил зубы в улыбке:
– Вызов принят. Где?
– За городом. Уимблдонский пустырь. На рассвете.
– Пистолеты или шпаги?
– Выбор за вами.
– Лучше пистолеты. Меньше возни. – Рафаэль уже овладел собой. – Я привезу свои. У меня отличный комплект.
– Я с удовольствием пущу пулю в ваше черное сердце за все, что вы сделали со мной, с Джулией, со всей ее семьей.
Рафаэль насмешливо посмотрел на Саймона:
– Ах, Блейк, как вы меня напугали. Саймон шагнул к нему.
– Да нет, куда там. Вы слишком заносчивы, чтобы испугаться. Люди вашего типа ни о чем не заботятся, даже о самих себе.
– Саймон, уйдите, пожалуйста. – Джулия вклинилась между мужчинами, спиной к мужу.
Увидев, как ласково она коснулась руки Саймона, Рафаэль чуть не взревел от отчаяния.
– Прошу вас, дайте мне поговорить с ним наедине, – мягко сказала она.
Саймон сверкнул глазами, не отрывая их от Рафаэля.
– Хорошо. Поговорите. Пусть он ответит на все ваши вопросы, Джулия. Завтра будет поздно.
– Никакой дуэли не будет, – сказала она уже тверже. – Пожалуйста, идите домой. Разрешите мне заняться всем этим.
Саймон бросился из гостиной. Его сопровождало тягостное молчание.
Джулия подошла к диванчику и опустилась на него. Вид у нее был собранный.
– У меня несколько вопросов. Рафаэль продолжал стоять.
– Да, конечно, – отозвался он, слегка наклонив голову. Он не станет умолять ее выслушать его; он не унизится до объяснений. Что-то в нем хотело объясниться, но он заглушил это желание. Он сохранит достоинство, если ему ничего больше не остается, и смирится с прихотями судьбы, которая, судя по всему, вознамерилась разбить его голову о его же ухищрения. Он не заслуживал Джулии. Если он ее потеряет, это будет только справедливо, вот и все. Нужно смотреть на это трезво. Она заговорила:
– Объясните, пожалуйста, как вы заключили это пари и почему выбрали нас с Саймоном?
Им овладела нерешительность. Как можно, стоя перед ней, выразить все словами?
– Джулия, мне кажется, это неразумно…
– Мне не нужны ваши советы. Мне нужны факты. Рафаэль заставил себя говорить:
– Мы были на балу. Речь зашла о любви. Я сказал, что любви не существует. Что любовь – это просто-напросто похоть, что… – Все оказалось труднее, чем ему представлялось. Каждое слово стоило ему кусочка души. Он еще раз вздохнул, укрепил свою решимость и продолжал: – Стратфорд бросил мне вызов. Мы заключили пари. Вы с Саймоном проходили мимо. Кто-то сказал – вот тебе роман этого сезона. Вот тебе очень трудная задача. Я и выбрал вас.
– Вы должны были влюбить меня в себя?
Он посмотрел на нее. Лицо Джулии было бесстрастным.
– Я должен был разрушить вашу любовь к Саймону и любовь Саймона к вам. Я решил сделать это, обратив ваше внимание на себя.
– Понятно.
Она встала, сделала два шага, потом остановилась:
– А что насчет Лоры?
Ах да! Его прегрешения простираются далеко за пределы отношений Джулии и Саймона. Ему придется отвечать за все.
– Я заставил Стратфорда ухаживать за ней. Это дало мне доступ к вам. Сведения о вас, о ваших планах, возможность появляться там, где было нужно.
– Было очень удобно заставить его, так сказать, работать на вас. Она ему никогда не нравилась, да? Бедная Лора. Полагаю, в этом есть и моя вина. Она так несчастна.
Рафаэля испугало, что Джулия так невозмутима, что она так небрежно проглатывает все гадости, которые он натворил. Она даже не смотрела на него. Сложив руки перед собой, она медленно, задумчиво ходила по комнате.
– Тогда зачем вы женились на мне, если все это была шутка?
Это было самое трудное. Но он не стал лгать.
– Бабка настаивала. Ей хотелось, чтобы я остепенился.
– Она вам угрожала? Чем-то вас прельстила?
– Соблазнила половиной своего состояния. Обещанием, что другая половина перейдет ко мне после ее смерти. В противном случае она разорвала бы со мной отношения.
Молодая женщина вздрогнула, впервые показав, как ей больно. Рафаэлю страшно хотелось подойти к ней. Но он ничего не мог сказать, чтобы уменьшить ее страдания.
– Неудивительно, что вы были так злы, – сказала она. Дыхание ее стало неглубоким – первый признак разрастания душевного волнения. – Тогда я этого не понимала. Теперь я вижу, насколько все происходящее вышло из-под вашего контроля.
Она размышляла вслух, потирая висок:
– Как было глупо с моей стороны не обратить внимания на все эти совпадения, какое легкомыслие не заинтересоваться невероятностью того, что вы всегда оказывались там, где я. Но мой ум попался в ловушку мелких интрижек, которые вы плели. Вы были так умны. Так умны.
Сам себе Рафаэль не казался особенно умным. А сейчас он вдруг показался себе и вовсе дураком.
– Это началось…
– Нет-нет! – Джулия закрыла лицо руками и покачала головой. – Сейчас я больше ничего не могу слушать. Потом, потом.
Рафаэль замолчал. Он стоял, оцепенев, совершенно раздавленный.
– Как я была тщеславна, – задумчиво сказала Джулия. – Когда вы притворялись моим другом, когда вы выделяли меня среди остальных, я вам верила. Я верила, что я вам нужна.
«Вы действительно мне нужны!»
– Что вы собираетесь делать? – спросил Рафаэль.
– Что я собираюсь делать? – тихо повторила Джулия. Она явно была слишком расстроена, чтобы рассуждать здраво. – Пока еще не знаю. Наверное, мне нужно уехать. Вряд ли я смогу жить с вами и дальше.
На языке у него вертелись возражения, но ему удалось промолчать. Он заметил осторожно:
– Это может обернуться крушением для Лоры. Она уже снова начала получать приглашения, как вы сказали. На ее положение благотворно повлияло то, что мы с вами в милости у света. Наш разъезд все испортит.
Джулия посмотрела на него. Она явно начинала чувствовать к нему отвращение.
– Вы и сейчас еще пытаетесь манипулировать мной. У вас что, нет никакого стыда?
– «Раскаянье не есть добродетель, потому что она не проистекает из разума». Я просто рассуждаю практично, Джулия.
– Да. Я тоже должна быть практичной. – Округлив глаза, она подняла голову. – А вы не должны завтра встречаться с Саймоном.
Он оцепенел.
– Но вызов уже брошен и принят. Выбора у меня нет.
– Неужели вы еще мало натворили? Вы все у него отняли без всякой причины, просто из прихоти, а теперь хотите убить его? Я этого не допущу! Я пошлю власти арестовать вас за убийство, если придется. Я запрещаю это, Рафаэль. Я говорю серьезно. Не причиняйте вреда Саймону.
Рафаэль молчал, глядя на нее, и думал. Наконец он сказал:
– Хорошо. Клянусь, что с Блейком ничего не случится. Это успокоило Джулию.
– Благодарю вас. – Рассеянно оглядевшись, она снова принялась потирать висок. – Мне кажется, что на настоящий момент с меня хватит и вас, и всего этого. – Она направилась к двери, но он схватил ее за руку. Джулия побледнела. – Не прикасайтесь ко мне! – бросила она, внезапно обретя силы.
Рафаэль отпустил ее руку. Мучительный комок в горле душил его, не давая ничего сказать. Но что он мог ей сказать? Снова налгать? В конце концов, у него же ничего нет, кроме лживых слов.
И он дал ей уйти.

Глава 16

Первое, о чем подумала Джулия, открыв глаза на другое утро, что все события минувшего дня – просто страшный сон. Потом она повернула голову и увидела, что лежит в своей постели. А Рафаэля рядом нет. Тогда она поняла, что это не сон.
Боль сразу же охватила ее, заставив снова лечь в постель и заполнив все тело, так что ей трудно было подняться. Она все же выбралась из-под одеяла и пошла отпереть дверь, которую заперла на тот случай, если Рафаэлю придет в голову снова попытаться поговорить с ней. Скоро придут служанки с горячей водой и помогут ей совершить утренний туалет. Джулии не хотелось, чтобы они догадывались о том, что произошло, по крайней мере пока она не решит, что ей делать.
Думать было почти не о чем. Ей придется уйти. Остаться здесь? Немыслимо, невообразимо. Вчера вечером она придумала некий план, прежде чем совсем лишилась сил. У Рафаэля было несколько поместий. Она выберет одно из них и уедет туда. Оставалось только решить, какую историю они сочинят, потому что она пойдет на все, лишь бы не навлекать на свою семью нового скандала. Нужно подумать о Лоре, как напомнил ей Рафаэль, а в следующем сезоне начнет выезжать и Лия. Ей, Джулии, следует быть крайне осторожной.
Может быть, придется придумать себе какую-нибудь болезнь. Не всех этим проведешь, но это по крайней мере благовидный предлог, который заткнет рты сплетникам. Это на тот случай, если слухи о… о грязном пари еще не успели распространиться. Молодая женщина как раз обдумывала такую возможность, когда вошла ее горничная Марджери с широко раскрытыми глазами и неуверенным видом.
– Мадам, – проговорила она дрожащим голосом. Джулия рассеянно взглянула на нее.
– Подайте мне, пожалуйста, коричнево-рыжеватое муслиновое. И волосы сегодня тоже причешите попроще.
Марджери сглотнула, не двигаясь с места.
– Там пришел какой-то человек. Он говорит, что вам нужно немедленно поехать с ним. Там была… дуэль.
– Какая дуэль? Этого не может быть! – Джулия медленно поднялась. – Он же мне обещал!
– Хозяин… ох, мадам. – В глазах горничной блеснули слезы, подбородок задрожал. – Не хочется говорить вам. Его застрелили!
Боль была всепоглощающей. Он лежал навзничь, а хирург, закатав рукава белой рубашки, с руками, до локтей испачканными кровью, искал пулю.
– Еще бренди, – прохрипел Рафаэль.
Помощник хирурга поднес флягу к его губам, и он жадно отпил, не обращая внимания на жгучий вкус. Он снова лег на спину, ему было дурно от запаха крови и пота. Он услышал приглушенное ругательство хирурга и почувствовал, что тот снова зондирует рану.
Рафаэль возненавидел себя за то, что закричал, но поделать ничего не мог – хирург сунул пальцы в узкое отверстие, проделанное пулей у него в боку, вызвав такую боль, что вынести ее было невозможно.