Читать книгу “Поверь и полюби” онлайн


– Зачем же? Вас удочерил знатный вельможа. А что касается имени настоящего родителя, то можно только гадать. Несчастную вдовушку после смерти законного мужа утешало столько самых разных джентльменов, что точно определить, кто из них стал вашим отцом, довольно затруднительно.
Если бы взглядом можно было убить, то маркиз тут же свалился бы замертво. Мисс Эллен с безумной яростью посмотрела на него.
– Вы подлый, низкий человек! – закричала она. – Я не останусь и пяти минут в этом доме! Именно столько времени мне потребуется, чтобы собраться! Уверена, что герцогиня поступит точно так же, когда я расскажу ей об этой грязной клевете!
– Не сомневаюсь! – сухо ответил маркиз.
Бросив на отца и сына взгляд взбешенной тигрицы, Эллен прижала к груди драгоценную Минг Минг, резко повернулась и направилась к двери. Но на пороге остановилась и, щелкнув пальцами, приказала своей камеристке:
– Пойдемте, мадемуазель! Вы должны немедленно упаковать мои вещи.
Мадемуазель Лоринг вздохнула и пожала плечами:
– Во время инцидента на конюшне вы заявили, что увольняете меня. Так что собирайте вещи сами…
– Как ты мог, Генри? – набросилась маркиза на своего супруга, как только он рассказал ей о случившемся. – Ведь Сьюзен – моя старейшая и самая близкая подруга! Говорить такие ужасные вещи ее дочери! Боже мой!
Маркиз только пожал плечами:
– Я не сказал ни одного слова неправды.
– Неправды? Да все эти старые слухи о Сьюзен – грязные вымыслы и ничего больше! Ее…
– Ее соблазнил какой то пройдоха в то время, когда она безутешно рыдала по поводу кончины своего мужа. Это утверждает сама Сьюзен.
– Ну и что? Наверное, только одна я не осуждаю ее. Бедняжка была убита утратой, ее сердце разрывалось от горя. А тот мерзавец этим воспользовался! Сьюзен во всем призналась мне, когда узнала о беременности.
– Призналась?
– Да. Она все мне рассказала.
– Но не назвала имени соблазнителя. Тебе не кажется это странным? Ведь большинство женщин, наоборот, постарались бы разоблачить подобного негодяя.
– Сьюзен – исключение! Она – прелесть! Сьюзен отказалась назвать имя соблазнителя, чтобы не травмировать его жену. – Маркиза глубоко вздохнула. – Милая, благородная Сьюзен… Всегда думает о ком угодно, только не о себе!
Маркиз не мог сдержать язвительной усмешки:
– О, святая Сьюзен! Не захотела назвать имя отца Эллен! Как благородно звучит! А я думаю, что все гораздо проще: она сама его не знала!
– Сплетни! – фыркнула в ответ маркиза. – Грязные сплетни! Вздор! Выдумки, будто у Сьюзен после смерти мужа была чуть ли не дюжина любовников. Такое тоже о ней говорят. Хочешь сказать, что этому веришь?
– Еще как! Мне, например, доподлинно известно, сколько мужчин побывали в ее постели только в первую неделю после смерти мужа. Кстати, если бы я захотел, то мог бы спокойно оказаться в их числе.
– Что?! – Маркиза уставилась на него, не в силах поверить услышанному. – Уж не хочешь ли сказать, что Сьюзен пыталась соблазнить и тебя?!
– А что в этом удивительного? Не ты ли сама называла меня самым красивым мужчиной в Англии?
– Не спорю, такое было. Ты действительно считался первым красавцем, да и сейчас выглядишь неплохо! Уверена, что и в будущем останешься таким же. Но я не могу поверить в попытки Сьюзен украсть тебя у меня!
– О, она не пыталась меня украсть, а хотела взять напрокат на пару ночей. Поскольку Сьюзен и ты всегда отдавали друг другу всякие безделушки, то почему бы не поделиться и мной?
– Ну, уж нет! Такого она не могла себе позволить!
– Боюсь, дорогая, ты ошибаешься! Скажу больше: твоя святая Сьюзен снова пыталась соблазнить меня прошлой ночью. Она была очень озабочена моими мужскими потребностями и хотела их удовлетворить.
– Боже мой, Гарри! Почему ты так долго молчал? Неужели нельзя было мне все рассказать еще тогда, когда Сьюзен впервые положила на тебя глаз?
– Видишь ли, дорогая, я люблю тебя, а потому не хотел и не хочу разбивать твое сердце. – Маркиз улыбнулся, встал со стула и присел на край кровати супруги. Затем лег рядом, крепко обнял и, нежно проведя ладонью по ее голове, тихо сказал: – Единственное в жизни, чего я боюсь, – так это причинить тебе боль.
Маркиза склонила голову на плечо мужа, как делала каждую ночь в течение всей их тридцатидвухлетней супружеской жизни, и прошептала в ответ:
– Гарри, ты самый милый, самый внимательный мужчина на свете!
– Ты забыла добавить – самый красивый!
– Это само собой разумеется, – улыбнулась маркиза. – Но все же ты зря рассказал бедной Эллен все эти пикантные подробности из жизни ее матери.
– Как раз наоборот: теперь Эллен будет подготовлена к тем сплетням и слухам, которые на нее обрушатся в первый же день выезда в свет.
– Несчастная девочка! Надеюсь, вся эта грязь не помешает ей найти себе приличного жениха и удачно выйти замуж. Все же она такая очаровательная! Я лично с радостью приняла бы Эллен в свою семью, что бы там ни говорили о ее матери!
– А я – нет. И если мой сын вздумает на ней жениться, то я лишу его наследства.
– Гарри! Как можно обвинять дочь в грехах ее матери?!
– Ну ладно, ладно! – засмеялся маркиз, нежно целуя жену. – Ты же знаешь, что я благословлю Колина на брак с любой женщиной, которую он сам себе выберет. Только бы она принесла ему счастье!
– Почему ты уверен, что Эллен не станет такой женщиной? Она же, еще раз повторяю, очаровательна!
– Это не мешает ей быть вздорной и невыносимой. Честно говоря, я не припомню, чтобы когда нибудь встречал столь злобную девицу! Нет, Колину она не годится!
Наступило молчание. Прошла минута… другая… третья… Маркиза обняла мужа и заглянула ему в глаза.
– У нас еще есть леди Джулиан. Через три дня они с матерью сюда приедут. Может быть, она больше подойдет нашему сыну?
Маркизу стоило немалого труда скрыть насмешливую улыбку.
– На твоем месте я бы не возлагал на этот визит больших надежд.
Маркиза насторожилась:
– Ты что то знаешь об этой девушке? Если да, то скажи мне. От твоих вечных недомолвок и намеков у меня начинает болеть голова.
– Прикажешь мне снова резать правду матку?
– Как хочешь. Но умоляю, скажи!
– Скажу. Леди Джулиан тоже не подойдет Колину.
– Почему?
– Потому что сердце нашего сына уже занято.
– Что о?!
– То, что слышала. Колин влюблен. Понятно?
– В кого? И давно ли? – Она ущипнула маркиза за бок. – Не мучай меня, несносный провокатор! Как зовут девушку?
– Снова хочешь услышать честный ответ?
– Гарри! – Еще один щипок за тот же бок. Маркиз негромко засмеялся. – Говори же!
– Сказать?
– Говори! Не томи душу! Кто она?
– Твоя новая горничная… мисс Бартон.
Вместо ожидаемого взрыва маркиза задумалась.
– Так. Значит, Эллен не зря назвала Колина распутным? Видимо, она застала их в конюшне. Они что, занимались там амурными делами?
– Судя по тому, как они оба выглядели, когда оттуда вышли, то, вероятнее всего, дело обстоит именно так.
Маркиза вновь задумалась, потом вздохнула:
– Вот почему Колин так защищал Софи, когда Эллен на нее набросилась! Пожалуй, ты прав!
– Ну а как ты смотришь на их возможный альянс?
– Мне Софи всегда казалась очаровательной и очень неглупой девушкой. Откровенно говоря, я давно подумывала о том, чтобы как то свести их. Останавливало лишь то, что мы ничего не знаем о ее семье – она никогда не говорила правды о своих родителях. Но все же, пытаясь кое что выудить из нее, я поняла: Софи определенно не та, за кого себя выдает.
– Почему ты так решила?
– Ну, во первых, для девушки, которая, согласно ее рассказам, никогда не участвовала в светских сезонах, она слишком хорошо осведомлена о жизни и нравах столичного общества. А во вторых, те вещи и туалеты, которые она с собой привезла, очень дорогие. Ее платья изысканны и сшиты из прекрасной материи. В провинции не найдешь ни подобных тканей, ни столь искусных портных.
– Знаешь, я думаю точно так же, – улыбнулся маркиз.
– Поэтому, мне кажется, мы не должны давать согласие на их брак раньше, чем не узнаем всей правды: кто эта девушка, кем были ее родители, откуда она и как к нам попала? То, что пока известно, невольно наталкивает на тревожные предположения.
– Например?
– Ну, скажем, Софи явно не в ладах с законом и вынуждена скрываться от властей.
– Я лично не сомневаюсь, что она не преступница!
Маркиза нахмурилась:
– Ты уверен? А почему?
Маркиз снова хитро улыбнулся.
– Что ж, дорогая, несомненно, у тебя есть предположение, кем является на самом деле наша Софи. Есть таковое и у меня, причем, видимо, совпадающее с твоим.
– Опять ты начинаешь говорить загадками и намеками! Пощади!
– Ладно. Так вот, я очень сильно подозреваю, что наша Софи Бартон на самом деле не кто иная, как Софи Баррингтон. И судя по всему, они с Колином выяснили отношения и помирились…

Глава 19

– Слава Богу, ты еще не уехал, Терри! – воскликнула Софи, вбегая в кухню.
Теренс сидел у стола и просматривал список необходимых покупок. Он поднял голову и улыбнулся Софи.
– Я уже собрался ехать. У тебя или у маркизы не будет никаких поручений в городе?
Помедлив несколько секунд, Софи полезла в карман и вытащила оттуда письмо.
– Если тебе не трудно, доставь, пожалуйста, эту записку. Адрес – на конверте.
В глубине души она надеялась, что Теренс под каким нибудь предлогом откажется, но он не только согласился, но и торжественно заявил:
– Я всегда с радостью сделаю все, что ты попросишь!
Софи чуть улыбнулась, услышав столь галантный ответ, но на самом деле ей сейчас было грустно. Письмо предназначалось дяде, который должен был вернуться со дня на день. В письме она рассказывала о своей жизни в Хоксбери и умоляла Артура Бромфрея как можно скорее забрать ее отсюда. Софи с большой горечью писала это письмо и сейчас с болью в сердце просила Теренса его отвезти. Она любила Николаса. Любила всей душой, самозабвенно. И хотела ему принадлежать… Но именно любовь и стала причиной, по которой Софи решила уехать из Хоксбери. Причем как можно скорее. Прежде, чем она сделает какой нибудь безрассудный шаг, который не только окончательно разобьет ее сердце, но и создаст серьезные проблемы для них обоих. А это обязательно произойдет, ибо Софи отлично понимала, что стать женой Николаса не может. Значит…