Читать книгу “Поверь и полюби” онлайн


Джулиан упрямо смотрела на мать и качала головой:
– Я никогда ничего подобного не делала и делать не буду! Лорд Линдхерст совсем недавно приехал из Лондона, а каждому известно, что в нашей столице все поражено инфекциями. Самыми страшными! Особенно в это время года. – Она взглянула на Николаса своими огромными, ставшими от страха еще более широкими глазами и добавила: – Может быть, он уже подхватил какую нибудь ужасную болезнь, но сам об этом не знает!
Николас открыл рот, чтобы запротестовать, но тут со стороны лестницы донесся громкий голос маркиза:
– Леди Чедвик! Леди Джулиан! Прошу вас пожаловать к нам в Хоксбери!
Николас облегченно вздохнул. Слава Богу! Пусть теперь отец занимается и мамашей, и этой девицей, которая боится заболеть какой нибудь болезнью. С него довольно!
– Дорогой лорд Бересфорд! – воскликнула леди Чедвик. – Я так счастлива снова увидеться с вами! Надеюсь, здоровье вашей супруги пошло на поправку?
– Что? Что?! Что?! – во весь голос закудахтала леди Джулиан, подобно наседке на яйцах. – Его жена больна?!
– Спокойно, девочка! – проворчала миссис Чедвик. – Болезнь маркизы не представляет для тебя никакой опасности, так что давай спокойно войдем в дом. Там можно отдохнуть и освежиться.
– Нет, я не могу! – вновь заупрямилась Джулиан. – Нельзя входить в дом, если там есть больной!
– Делай, что тебе говорят! – потеряла терпение миссис Чедвик. – Иначе получишь подзатыльник!
– Ну что ж, бей меня! – Джулиан, чуть не плача, продолжала настаивать на своем. – Бей, но я отказываюсь входить в заразный дом и прикасаться… прикасаться вот к ним… Потому что если в помещении есть хоть один больной, то все остальные становятся носителями инфекции!
Она показала пальцем на Николаса и его отца.
– Глупая девчонка! – снова прикрикнула на дочь миссис Чедвик. – Даже слепому видно, что лорд Линдхерст и маркиз Бересфорд совершенно здоровы!
Лицо Николаса вдруг исказилось сильнейшей судорогой, на лбу выступили красные пятна. Он схватился за перила крыльца и сдавленным голосом проговорил:
– Отец, помоги мне подняться по лестнице…
– Колин, что с тобой?! – испуганно воскликнул маркиз. – Ты весь покраснел! И какие то прыщи на лице!
– Аллергия на фруктовые тарталетки.
– Аллергия?
Глаза у Джулиан полезли на лоб. Она испуганно схватила за руку леди Чедвик.
– Маменька! Ты видишь?
– Вижу. У лорда Линдхерста аллергия на фрукты.
– Какая аллергия?! Это сифилис! Срочно уезжаем отсюда! Скорее!
Джулиан бросилась назад в карету, маркиз же с грустью сказал ее матушке:
– Вам действительно лучше увезти дочь домой, леди Чедвик. Вижу, что даже Господь Бог не заставит ее войти в наши двери.
– Да, милорд, – вздохнула леди Чедвик. – Вы, видимо, правы…
Когда экипаж уехал, маркиз подошел к Николасу и, обняв его за талию, осторожно повел вверх по лестнице.
– Колин, – с беспокойством спросил он, – не послать ли Джулиуса за врачом?
Николас неожиданно схватил отца за руку. Новая судорога исказила его лицо, он застонал, согнулся и прижал другую руку к животу…
– Мне надо… в туалет… и поскорее…
– Знаете, Софи, вы исключительно красивая девушка, – говорила маркиза, перелистывая модный журнал. – Наверное, у себя на родине у вас было много поклонников. Ведь так?
Софи с беспокойством посмотрела на хозяйку. Ей был очень неприятен этот вопрос. Меньше всего сейчас она хотела бы обсуждать с маркизой свои сердечные дела. Софи могла разрыдаться, волей или неволей думая о своей несчастной любви к Линдхерсту.
Опустив глаза, Софи пробормотала:
– Да… Ой, нет! Поклонников не было. Наше имение находилось в отдаленном районе, и мне очень редко доводилось с кем то встречаться, кроме отца и его слуг.
Ответ явно не удовлетворил маркизу.
– Ну, ну! Не рассказывайте мне сказки. Я никогда не поверю, что вы не влюблялись ни в одного мужчину. Особенно во время учебы в колледже Бата. Вокруг столько интересных и достойных молодых людей! Я еще не встречала девушку, которая, учась в этом колледже, не завела бы ни одного романа!
Софи не успела придумать ответ, как дверь распахнулась и в комнату ворвался маркиз.
– Гарри! Что случилась? – испуганно воскликнула маркиза.
– Колин! С ним случилось самое страшное, что только можно себе представить!
Софи и маркиза одновременно вскрикнули и уставились на лорда Бересфорда полными ужаса глазами.
– Что именно? – воскликнула маркиза. – Скажи, ведь…
Но ее уже перебила Софи, забывшая в тот момент обо всем. В том числе и о своем положении служанки.
– О, пожалуйста, умоляю вас! – задыхаясь, прошептала она, хватая маркиза за рукав. – Скажите, что с ним все в порядке! Мистер Бересфорд! Ради Бога! Я… я… – Софи осеклась на полуслове, проклиная себя за несдержанность, и заставила себя сказать спокойно, без всяких эмоций: – Вы все были так добры ко мне! Поэтому я не могу без ужаса подумать, что с кем то из членов вашей семьи случилось несчастье…
Глаза Софи были полны отчаяния. Маркиза долго не отрывала взгляда от лица девушки… Потом повернулась к мужу.
– Ну, говори же! – потребовала она. – Что ты мучаешь нас? Мы же обе сидим как на иголках! Неужели не видишь? Что случилось с Колином?
– Он съел ананасовую тарталетку! А ведь это для него… – Маркиз замолчал, в ужасе воздев руки к небу.
– Что?! – воскликнула маркиза. – Как такое могло произойти? Ведь Кук знает, что Колину запрещено даже прикасаться к ананасам! Это же для него яд!
– Ему стало плохо от ананаса? – прошептала Софи.
– Да, три тысячи чертей! – зарычал маркиз. – От ананаса! На завтрак ему подали ананасовые тарталетки, которые кто то положил на его поднос. Кук и Мег в один голос клянутся, что это сделали не они. Они уверяют, что их в тот момент вообще не было в кухне, хотя Джулиус утверждает, что видел их там. – Маркиз сделал паузу и, сокрушенно вздохнув, добавил: – Ему стало плохо в присутствии леди Чедвик и ее дочери, которые все видели!
– Мой бедный мальчик! – сквозь слезы проговорила маркиза. – Надеюсь, наши гости все поняли правильно?
– К сожалению, нет, – мрачно ответил маркиз. – Они ничего не поняли. По крайней мере, эта глупая девчонка. Должен сказать, что она не менее странная особа, чем мистер Брамбли и его полусумасшедшее чадо…
– Да пропади они пропадом! – прервала супруга маркиза. – Где Колин?
– У себя в комнате. Миссис Пикстон напоила его каким то своим лекарством и приготовила теплую ванну. Когда я уходил, Джон помогал ему.
– Бедняжка! Я сейчас же иду к нему! Долг матери – находиться рядом с сыном, когда тот тяжело болен.
– Нет, нет, миледи! – запротестовала Софи, по щекам которой текли крупные слезы. – Вы не должны вставать с постели! Не забывайте о своем здоровье!
Софи в отчаянии подумала, что после того, как она отравила Николаса, ее святым долгом должна стать забота о его больной матери. Но маркиза уже никого не слушала. Оттолкнув Софи и супруга, она ледяным тоном произнесла:
– Не мешайте! Я себя прекрасно чувствую. Лучше помогите мне одеться и прикажите дать кашемировую шаль. Она, очевидно, мне будет необходима.
– Но вы не должны… – продолжала настаивать Софи. – Вам станет хуже…
Она в растерянности посмотрела на маркиза, но он лишь пожал плечами и сказал чуть слышно, чтобы не слышала жена:
– Отметьте этот день в календаре, Софи. Вы стали свидетельницей чуда, которое должно быть навеки внесено в историю медицины.
– Но…
Маркиз ободряюще кивнул Софи.
– С ней все будет в порядке. Обещаю. Идите вперед и выполняйте все приказания маркизы. Беру на себя смелость утверждать, что сейчас Колину нужна в первую очередь именно материнская забота.
Софи опустила голову, чтобы никто не увидел ее слез.
– Да, милорд, – тихо произнесла она. – Я сделаю все так, как вы прикажете…
Она была готова на все, лишь бы войти вместе с маркизой в комнату Николаса! Но это было невозможно…
Софи подумала: может быть, и к лучшему, что ее не пускают к больному. Она не сомневалась, что непременно сделает еще какую нибудь глупость, которая убьет его…
Если только уже не убила…

Глава 20

Остаток дня тянулся так долго, что показался Софи вечностью. Она бесцельно бродила по этажам, кружила около дверей комнаты маркизы, ожидая, что та с минуты на минуту вернется от больного сына и скажет что нибудь ободряющее. Но время шло, день клонился к вечеру, а маркизы все не было. Софи начала подозревать самое худшее. Стала бы миссис Бересфорд неотлучно сидеть у постели сына, если бы ему не становилось хуже?
Чтобы занять себя, Софи воспользовалась своим положением помощницы личной горничной хозяйки, вошла в спальню маркизы и принялась наводить там порядок. Пронумеровала и положила на полку шкафа в строгом порядке шляпы хозяйки. Починила кружева на обшлагах выходного платья. Сменила покрывало на постели. Но время продолжало идти черепашьим шагом.
Было уже поздно, когда дверь открылась и в комнату без стука вошла мисс Стюарт.
– Боже праведный! – воскликнула она, увидев Софи. – Что вы здесь делаете в такой час? Ведь уже давно за полночь!
За полночь? Какой ужас! Значит, Николасу стало совсем плохо, если маркиза все еще от него не уходит! Может быть, он даже умирает!
При этой мысли слезы вновь потоком хлынули из глаз Софи. Чтобы как то скрыть свое отчаяние от мисс Стюарт, она попыталась по возможности спокойно ответить на ее вопрос:
– У меня остались здесь кое какие дела, и я хотела их закончить, прежде чем пойти спать.
Очевидно, дрожащий голос выдал Софи, потому что мисс Стюарт нахмурилась, внимательно посмотрела в лицо девушки и участливо спросила:
– Почему вы плачете? Что то случилось?
Она смотрела так по доброму, а голос ее был настолько мягким и полным сострадания, что Софи уронила на пол очередную шляпу маркизы, которую держала в руках, и, бросившись на грудь доброй женщины, горько зарыдала.
– Ну, ну, милая! – принялась утешать ее мисс Стюарт. – Не надо так плакать! Хуже слез на свете ничего не бывает.
– Бывает! – продолжала рыдать Софи. – Хуже слез – их причина!
– Значит, причина очень серьезная, если из за нее такие горькие рыдания? Но во всех случаях слезы никогда и никому не помогали. Ты только истерзаешь себя и станешь совсем больной. Так не годится! – Мисс Стюарт дружески похлопала ее по спине. – Мой совет: постарайся успокоиться, а потом расскажешь мне, какая беда у тебя приключилась. Может быть, я смогу чем нибудь помочь? А если нет, то постараюсь вместе с тобой разобраться во всем.
Софи продолжала всхлипывать, уткнувшись лицом в грудь мисс Стюарт. Та терпеливо ждала, поглаживая ее по волосам. Наконец Софи подняла голову и сказала:
– Мисс Стюарт! Кажется, я убила лорда Линдхерста!
Софи ожидала, что добрая женщина упадет в обморок или в шоке лишится дара речи от столь страшного признания. Но вместо этого мисс Стюарт лишь нахмурилась.