Читать книгу “Поверь и полюби” онлайн

В этот момент Софи посмотрела через плечо маркизы и увидела мужчину, явно направлявшегося к ним. Каштановые кудри… Стройная фигура… Длинные красивые ноги…
Софи пригляделась и…
Боже! Лорд Квентин!
Она почувствовала, что похолодела от ужаса. Конечно же, брат Николаса тотчас узнает ее и разоблачит перед родителями!
Странно, но такая перспектива скорее огорчила, чем испугала Софи. Она очень привязалась к родителям Николаса, и терять их доброе отношение к себе ни за что не хотелось. Но это сразу произойдет, как только Квентин расскажет маркизе, кто на самом деле мисс Бартон!
Маркиза услышала приближающиеся шаги и обернулась.
– Боже, Квентин! Мой дорогой мальчик! Вот так сюрприз!
Она встала со стула и протянула обе руки навстречу сыну. Софи тут же опустилась на колени перед мольбертом, делая вид, что собирает его. При этом она старательно прятала лицо, хотя отлично понимала, что вряд ли Квентин ее не узнает. Все же Софи сообразила быстро надеть шляпу с широкими полями, которую во время позирования держала в руках. Теперь если она наклонит голову, то сможет скрыть лицо. Тогда, возможно, Квентин примет ее за простую служанку.
Тем временем маркиза обнималась и целовалась с сыном. Квентин был, как и всегда, неотразимо красив, причесан по моде и одет с иголочки.
Поскольку мать и сын были целиком поглощены друг другом, Софи успела незаметно надеть шляпку и осторожно осмотрелась, думая о том, как бы поскорее убежать отсюда и спрятаться в доме. Что делать дальше, будет видно; главное, чтобы Квентин не разоблачил ее сейчас же.
Но тут удача изменила Софи. Она услышала приближающийся шорох шагов по траве, и в следующий момент прямо у нее перед глазами возникли до блеска начищенные ботинки.
– А это кто, мама? – услышала Софи голос Квентина прямо у себя над головой. – Не могу припомнить, видел ли я когда нибудь здесь сию согбенную фигуру.
– Думаю, не видел. Я прошу тебя быть покорректнее с прислугой, а особенно с этой девушкой. Ее зовут Софи Бартон. Она благородного происхождения, но сейчас помогает хорошо известной тебе мисс Стюарт, моей личной горничной.
– Серьезно? – скорее промурлыкал, чем сказал Квентин, бросив сверху холодный взгляд на Софи. – В таком случае разрешите вам помочь, мисс Бартон.
– И перед глазами Софи возникла рука в коричневой перчатке. Выхода не было. Софи оперлась на руку Квентина, поднялась на ноги и, буркнув «спасибо!», тут же попыталась вырваться. Но Квентин крепко сжал ее локоть.
– Надеюсь, я не очень обидел вас своей небрежной ремаркой, мисс Бартон? – усмехнулся он. – В любом случае прошу принять мои искренние извинения.
– Вы нисколько не обидели меня, милорд, – снова пробурчала Софи, стараясь высвободить руку.
Но Квентин опять не дал ей этого сделать и, наклонившись к самому уху, прошептал:
– В таком случае надеюсь, вы не обидитесь, если я скажу, что у вас отменная фигура, аппетитные бедра и красивые ножки. А потому мне очень бы хотелось видеть вас однажды ночью в своей постели.
– Милорд! – воскликнула Софи, задыхаясь от негодования и омерзения.
Несколько мгновений они смотрели друг на друга и молчали. Квентин – от неожиданности, Софи – от ужаса.
Затем он загадочно улыбнулся, а у нее замерло сердце: «Все! Узнал!»
К удивлению Софи, Квентин просто поднял к губам ее руку и галантно поцеловал ладонь.
– Очень приятно познакомиться, мисс Бартон! – Он взял Софи под руку и повернулся к матери. – Я вижу, мне повезло: провожать в дом двух таких очаровательных дам – огромная честь и удовольствие!
– Действительно, проводи ка нас домой! – утвердительно кивнула маркиза.
При этом Софи заметила на ее лице какое то необычное, странное выражение…
Они медленно пошли к дому. Софи искоса посматривала на Квентина. Она не могла понять, почему он все еще не разоблачил ее. Видимо, братец Николаса ведет какую то игру, и, возможно, против Линдхерста. Какую игру? А вдруг он хочет использовать ее? В том, что Квентин узнал Софи Баррингтон, сомнений не возникало…
Навстречу им вышел Диксон. Он поклонился сначала маркизе, потом Квентину и почтительным тоном сказал:
– Миледи, я уже послал Джона за вами. Дело в том, что Кук непременно желает о чем то с вами срочно поговорить. Полагаю, что по поводу обеденного меню.
– Спасибо, Диксон. Скажите ей, пожалуйста, что я буду в библиотеке. Пусть зайдет, но чуть позже.
Маркиза повернулась к сыну, и снова начались объятия и поцелуи. Софи незаметно проскользнула в холл, а оттуда выбежала в коридор, опередив таким образом мать и сына. Теперь у нее было несколько минут, чтобы подумать, как поступить. Бежать? Да, надо немедленно бежать из Хоксбери! Не откладывая! Сию же минуту! Да… но…
Но внутренний голос шептал ей, что вот вот должен вернуться. Николас. Он обязательно все уладит!
А если не вернется? Задержится в Лондоне еще на несколько дней или даже больше? Что тогда? Софи понятия не имела, сколько времени пробудет здесь Квентин. Но навряд ли долго… Тогда нужно попытаться поскорее разгадать его игру!
Софи дошла до комнаты маркизы и остановилась. В ту же секунду чья то рука легла ей на плечо. Она резко обернулась и увидела Квентина.
– Так так, мисс Баррингтон! – насмешливо проговорил он тихим голосом. – Какая приятная встреча!
– Что вы хотите от меня, Квентин? – прошептала Софи, злобно глядя ему в глаза.
– Чего я хочу? Того же, что вы дарите моему братцу.
– Не понимаю.
– Ладно, ладно, моя маленькая Софи! Не считайте меня круглым идиотом! Так я и поверил, что Николас предоставил вам здесь убежище от кредиторов и тюрьмы только по доброте душевной. Старина Колин, возможно, и прекрасный, благородный человек, но он не из тех, кто привык прощать причиненное ему зло.
Софи отступила на шаг и с презрением посмотрела на Квентина.
– Значит, вы плохо знаете своего родного брата, милорд. Он не только прекрасный, благородный человек, но и джентльмен, умеющий прощать! Вам не мешает у него поучиться!
– Ах вот как! Ну что ж, это как раз то, чего я от вас хочу.
– А именно?
– Подарить вам в постели не меньше, чем это уже сделал он. Хотя я, возможно, по росту не такой огромный, как Николас, но в другом смысле, пожалуй, могу с ним потягаться!
– Вы говорите загадками, милорд. Ваши загадки меня совсем не интересуют, поэтому займитесь своими делами. А я своими. Извините, но у меня нет времени на всякие глупости.
Софи хотела повернуться и уйти, но Квентин крепко схватил ее за руку.
– Говорите, вас не интересуют мои загадки? Отлично, тогда я скажу прямо. Мне известно, как мой брат обошелся с вами. Впрочем, это знает весь Лондон. На прошлой неделе я встретил нашего дорогого Колина в клубе. Знаете, что он там делал? Рассказывал всем, как волочился за вами, добился расположения, соблазнил, а потом бросил!
– Нет! Я не верю вам! – закричала Софи.
В ней все протестовало против слов Квентина. Это не могло быть правдой! Николас никогда не сделает ничего подобного!.. Но…
Но если это неправда, то откуда Квентин узнал, что Линдхерст добивался ее расположения, завоевал его и… Возможный ответ на этот вопрос наполнил душу Софи такой горечью, какой она не испытывала ни разу в жизни. Но в логике Квентину не откажешь… Если…
– Поверьте, это правда! – усмехнулся Квентин.
– Почему вы впутываетесь в мои дела? – прошептала Софи, с трудом сдерживая слезы.
– Потому что вы мне нравитесь и я хочу, чтобы это прекрасное тело согрело мою постель. Вы ведь знаете, что очень привлекательны!
– А если я откажусь?
– Тогда я все расскажу моим родителям и лично увезу вас в Лондон, чтобы передать кредиторам. Обещаю, что никакая сила не сможет удержать меня. Как вы успели заметить, отец с матерью до безумия любят своего старшего сына, который, кстати, станет единственным наследником всего их состояния. – Квентин снял ладони с плеч Софи и снова зло усмехнулся. – Ну а теперь, дорогая мисс Баррингтон, я предоставлю вам возможность заняться своими делами. Заодно и подумайте о моем предложении. Жду вас в моей комнате не позже полуночи. – Квентин галантно поклонился и пошел навстречу маркизе, которая только что появилась в конце коридора…
Софи долго смотрела ему вслед. Теперь ей стало окончательно ясно: отсюда надо бежать!
Квентин сидел в кресле с бокалом мадеры в руках и слушал рассказ матери о недавней болезни Николаса, случайно съевшего ананасовую тарталетку. Но думал он лишь о том, в какую ярость придет Линдхерст, узнав, что родной брат украл у него мисс Баррингтон. В предвкушении торжества у Квентина возникло острое желание потереть руки, но в правой он держал бокал.
Все таки как его брат мог дойти до такого унижения, что простил мисс Баррингтон ее мерзкое предательство?! Видимо, очень любит ее… А сейчас, если верить слухам, опять собирается на ней жениться. Говорят, что в качестве своеобразного свадебного подарка он намерен оплатить все ее долги, для чего, и приехал две недели назад в Лондон.
На лице Квентина появилась презрительная улыбка. Он не сомневался, что эти слухи были правдой. Николас может и не на такое пойти ради женщины, которую любит! И ничуть не расстроится, если его карман станет на несколько тысяч фунтов легче!
Что ж, теперь он, Квентин Сомервилл, вернувшись в Лондон, расскажет всему свету, как его братец снова позволил мисс Баррингтон сделать из себя дурака! А он, Квентин, соблазнил будущую невесту Николаса, чтобы уберечь брата от повторной ошибки!
– Квентин! – вернул его к реальности удивленный голос маркизы. – Почему ты так странно улыбаешься? Я ведь говорю о твоем брате. О том, как он чуть не отправился на тот свет по недосмотру одной из служанок. Что ты находишь в этом смешного?!
– Ничего! – спохватился Квентин. – Просто я…
Он замолчал, не зная, что сказать дальше. Но тут: раздался стук в дверь.
– Войдите! – откликнулся маркиз, сидевший в дальнем углу и сосредоточенно читавший газету: разговор супруги с младшим сыном, похоже, его не занимал.
Дверь открылась. На пороге стоял Диксон. Красный и даже потный от волнения.
– Что случилось, Диксон? – в тревоге спросила маркиза.
– Ваше сиятельство, милорд! Я принес ужасную весть. Похоже, нас обокрали!
– Что?! – воскликнул маркиз, мгновенно отложив газету и вскочив со стула.
– Обокрали!
Квентин заметил, что взгляды родителей устремились на него.
– Не смотрите так на меня! – воскликнул он. – Я здесь ни при чем!
Подозрение, мелькнувшее одновременно у маркиза и его супруги, не было беспочвенным. Однажды Квентина уже уличили в краже. Он стащил дорогую вазу со стола в гостиной, продал ее и на вырученные деньги расплатился с портным, которому задолжал. Но на этот раз Квентин, похоже, был не виноват, ибо только что приехал.
– Тебя никто не обвиняет, – буркнул маркиз. – Хотя ты появляешься у нас исключительно тогда, когда испытываешь нужду в деньгах. Это наводит на нехорошие мысли, но не сегодня. Если бы ты даже захотел что нибудь стащить, то просто не успел бы…
Квентин закусил губу и бросил на отца злобный взгляд. Он хотел что то сказать, но родители уже потеряли к нему интерес и выжидающе смотрели на Диксона.
– Извините, ваше сиятельство, – с очередным поклоном сказал мажордом, – но вора надо искать на кухне: пропали две серебряные ложки и хрустальная солонка.
Маркиза нахмурилась.
– Я просто не могу себе представить, кто из наших слуг способен на воровство! Вы всех опросили?
– Всех. Кроме мисс Бартон. Ее никто не мог найти.
– Ну, я уверена, что она в этом деле не замешана.
При известии об исчезновении Софи нахмурился уже Квентин.