Читать книгу “Демон страсти” онлайн

Линси Сэндс
Демон страсти

Посвящается Дэвиду.
Глава 1

— Цыпленок просто замечательный! — воскликнула Кейт.
Бастьен с удивлением смотрел, как Кейт Ливер, подцепив вилкой большой кусок Pouletau Citron — цыпленка в лимонном соусе, — поднесла его к губам Люцерна. Но еще больше удивился Бастьен, когда его братец открыл рот, подхватил кусок мяса и, одобрительно заурчав, начал с видимым удовольствием жевать его.
За всю свою жизнь Бастьену ни разу не доводилось видеть, как ест его брат. Люцерн, конечно же, участвовал во всякого рода застольях, но всегда лишь делал вид, что ест. К тому времени, когда Бастьен появился на свет, его брат уже благополучно разменял второй век, а за два столетия кто угодно может пресытиться человеческой пищей, сколь бы изысканной она ни была. Все приедается, и в конце концов наступает момент, когда желать тебе больше нечего. Теперь, перешагнув свой четырехсотлетний рубеж, Бастьен и сам начал считать процесс поглощения пищи весьма досадным и вовсе не самым необходимым занятием. Но время от времени, чтобы не вызвать ненужных пересудов, он вынужден был участвовать в деловых обедах с партнерами или клиентами фирмы, а также выбираться в рестораны и на пикники.
— В самом деле хорош, — проглотив кусочек цыпленка, заявил Люцерн. — Хотя теперь умеют готовить вкуснее, чем раньше.
— Думаю, ты ошибаешься, братец, — возразил Бастьен. — Этому французскому блюду добрых три сотни лет, так что скорее всего все дело в великой любви — это она, помахав своими крылами, восстановила твои вкусовые рецепторы и разбудила почти забытое желание есть.
Люцерн выразительно взглянул на брата и едва заметно пожал плечами, как бы говоря, что его вовсе не задела насмешка Бастьена, ведь сам Люцерн нисколько не скрывал своих глубоких и неизменных чувств к сидевшей рядом с ним женщине.
— Пожалуй, ты прав, — согласился Люцерн. — Мне все кажется более интересным, чем прежде. Я обнаружил, что вижу вещи в новом свете, вижу их такими, какими, должно быть, их видит Кейт. К тому же я заметил, что становлюсь более терпимым и уже не ворчу по поводу и без повода, как ворчал последние несколько веков. И если честно, то меня очень радует подобная перемена.
Бастьен ничего не ответил. Усмехнувшись, он поднял свой бокал, наполненный превосходным вином, и сделал небольшой глоток. Слова Люцерна отозвались болью в его душе, и боль эта была сродни зависти, однако анализировать и оценивать свои чувства Бастьен не был готов, он просто принимал как неизбежность то, что в его жизни не было места не только любви, но и доступной почти всем уединенности — слишком много обязанностей свалилось на него после того, как умер его отец. К счастью или несчастью, но Бастьен всегда был очень ответственным, поэтому именно он принял на свои плечи бремя семейного бизнеса, когда отца не стало, — такова уж была его натура. С тех пор жизнь Бастьена резко изменилась — он был постоянно занят разрешением каких-то проблем, с досадной регулярностью возникавших то в бизнесе, то в семье. Со всеми трудностями в семействе Аржено обращались именно к Бастьену, и началось это еще до смерти отца. Уже более века Бастьен практически вел дела фирмы, принимая важнейшие решения вместо своего отца. К тому времени Жан-Клод Аржено уже не мог обходиться без алкоголя, который в конце концов и свел его в могилу.
— Итак, Бастьен... — произнося эти слова, Кейт пристально взглянула на него, и он тотчас насторожился. — Ты, возможно, уже догадался, что мы пригласили тебя на ленч не просто так, а с определенной целью...
Конечно, он догадался. Когда ему неожиданно позвонил Люцерн, пригласивший его перекусить в «Ля Бон суп», Бастьен сразу понял: брату нужна какая-то помощь, причем дело это скорее всего было связано с предстоящей свадьбой Люцерна и Кейт. Но какая именно просьба последует за этим приглашением, Бастьен даже предположить не мог.
Свадьба должна была состояться ровно через две недели здесь же, в Нью-Йорке, и ничего удивительного в этом не было, поскольку Кейт, а теперь и Люцерн жили и работали в этом городе. Старший из братьев Аржено переехал на Манхэттен полгода назад, чтобы быть ближе к своей невесте, которая — так уж случилось — была его редактором. Он считал, что ему лучше находиться рядом с Кейт, пока та осуществляла все необходимые приготовления для своего обращения. Чтобы стать одной из бессмертных, ей следовало приобрести множество новых привычек и умений, и Люцерн, перебравшись в Нью-Йорк, должен был помочь в этом своей невесте. К счастью, для писателя подобные переезды не являлись проблемой.
Бастьен кивнул, давая понять, что догадывается о цели приглашения. Он ждал, что брат и его невеста объявят ему, в чем дело, но те молчали. И Бастьен, не выдержав, спросил:
— Так чем же я могу вам помочь? Ведь у вас ко мне какая-то просьба, не так ли?
Брат и его невеста многозначительно переглянулись. Затем Люк — так частенько называли Люцерна — с улыбкой сказал:
— Братец, закажи себе что-нибудь. Я угощаю.
Бастьен невольно усмехнулся. Было ясно, что Люцерн тянул время — не решался заговорить о деле.
Впрочем, Бастьен сам не любил обращаться с просьбами, поэтому прекрасно понимал брата.
— Должно быть, ты попросишь о каком-то серьезном одолжении, раз готов разориться не только на ленч, но и на выпивку, — проговорил он, поддразнивая Люка.
— Ты что, считаешь меня скрягой? — насупившись, проворчал старший брат.
— Да нет, не такой уж и скряга, просто очень прижимистый — во всяком случае, был таким до недавнего времени, — ответил Бастьен. — Но похоже, ты очень изменился, причем — в лучшую сторону. И изменился после того, как в твоей жизни появилась Кейт. Ей каким-то образом удалось вынудить тебя ослабить шнурок кошелька. А ведь было время, когда ты и помыслить не мог о том, чтобы жить в таком дорогом городе, как Нью-Йорк.
Люк пожал плечами:
— Но ведь она здесь. Поэтому и я здесь.
— Вообще-то ваша помощь нужна мне, — заявила Кейт.
— Неужели? — Бастьен с любопытством взглянул на девушку. Ему нравилась его будущая невестка. Кейт идеально подходила Люку. Брату очень повезло, когда он встретил ее.
— Да, именно мне нужна ваша помощь. Моя лучшая подруга Терри... Вообще-то на самом деле она — моя кузина. И кузина, и лучшая подруга. Так вот, Терри...
— Это та самая, которая будет твоей подружкой на свадьбе? — перебил Бастьен.
— Да, она самая. — Кейт радостно улыбнулась; очевидно, она была очень довольна тем, что брат запомнил имя ее кузины. Но этому не следовало удивляться. Бастьен всегда старался не упускать деталей — в любом деле. Кроме того, этой женщине предстояло стать подружкой невесты, а ему шафером, и, следовательно, и им придется держаться вместе в течение всего торжества. Так что само собой разумеется, что он запомнил ее имя — не мог не запомнить!
— Так что же с ней? — спросил Бастьен. — Кстати, когда она прибывает? Одновременно со всеми остальными гостями? Или на денек-другой пораньше?
— Вообще-то она приезжает... гораздо раньше, — ответила Кейт, явно смутившись. — У нее намечается отпуск, и она решила взять его целиком, прилететь сюда и помочь мне с приготовлениями к свадьбе.
— И это очень кстати, — пробормотал Люцерн. — Мы рады любой помощи. Ты не поверишь, Бастьен, но, оказывается, свадьба — это чертовски хлопотное дело. Сначала необходимо определиться с датой, зарезервировать зал и разослать приглашения. А затем нужно выбрать фирму, которая будет нас обслуживать, решить вопрос с меню, выбрать сорта вин, определиться с цветами и... Ох, еще ведь и музыка... надо решить, какая будет в церкви, а какая — во время приема. Кроме того, предстоит определиться с одеждой — с платьями и смокингами гостей. Оказывается, сейчас даже смокинги, которые каких-то сто лет назад были только черными или темно-серыми, могут быть какого угодно цвета. В общем... — Он со вздохом покачал головой. — Удивительно, что женихам с невестами удается пережить все это и не рассориться до свадьбы. Послушай, брат, моего совета: когда встретишь свою половину, не сломай голову над всем этим, а лети прямо в Вегас, чтобы обвенчаться безо всяких глупостей и проволочек.
— Значит, для тебя все это глупости?! — возмутилась Кейт.
— Ох, милая, но ты же понимаешь, что я не имел в виду... — Люк в смущении пожал плечами.
— Понятно, что подготовка к свадьбе — ужасная головная боль, — с улыбкой проговорил Бастьен, — но ведь самое страшное уже позади, не так ли?
Люцерн тут же закивал:
— Да, конечно. Основное мы уже сделали, но постоянно возникают какие-нибудь проблемы... На прошлой неделе, например, пришлось делать цветы из туалетной бумаги. Кто знает, что вылезет на следующей неделе?
— Цветы из туалетной бумаги? — удивился Бастьен.
— Из «Клинекса» , — с некоторым раздражением пояснила Кейт. — Мы делали их из салфеток для лица.
— Да-да, совершенно верно, — подтвердил Люцерн. Тяжко вздохнув, продолжал: — Представляешь, она заставила меня сворачивать и связывать все эти проклятые бумажки, чтобы потом делать из них цветы для украшения свадебных машин. Я ей говорил, что этим может заняться кто-то другой... В конце концов, можно было бы просто купить такие цветы. Но Кейт настояла на своем, заявила, что это — традиция ее семьи. И в результате я несколько дней только этим и занимался — я сидел дома и как проклятый сворачивал туалетную бумагу.
— «Клинекс», — поправила Кейт, нахмурившись.
— Да-да, конечно. Правда, некоторые цветы все-таки из туалетной бумаги, — добавил Люцерн с виноватой улыбкой.
— Что?! — Кейт в ужасе уставилась на жениха.
— Ну видишь ли... К сожалению, салфетки у меня кончились, а для украшения машин ты требовала еще и еще. Поэтому мне пришлось перейти на туалетную бумагу. Но не думаю, что существует принципиальная разница. Ведь бумага... она и есть бумага, верно? К тому же тебя тогда не было дома, так что я не мог спросить, как мне поступить. Ты, как обычно, заработалась допоздна. — Люцерн повернулся к брату и пояснил: — В последнее время она очень много работает. Помимо своей, пытается сделать работу Криса.
Кейт фыркнула и заявила:
— Ничего подобного! Я вовсе не выполняю работу Криса! Он редактирует своих авторов, а я — своих. Но дело в том, что он улетает в Калифорнию, на писательскую конференцию. Так вот, пока его не будет, мне придется взять на себя решение всех неотложных дел. Кроме того... — Кейт немного помолчала. — Ведь у меня могут возникнуть какие-нибудь личные проблемы... надеюсь, вы понимаете, о чем я говорю, — добавила она, вопросительно взглянув на Бастьена.
— Да-да, конечно, — заявил тот, хотя совершенно ничего не понимал. — Значит, ваша подружка приезжает раньше остальных гостей? Может быть, уже завтра? А где же она остановится?
— Ну понимаете... — Явно смутившись, Кейт отвела глаза. — Вообще-то именно об этом одолжении я и собиралась вас попросить. Видите ли, сначала я решила, что она остановится у меня, но потом поняла, что моя квартирка слишком уж маленькая. Крохотная квартирка с одной спальней — вот все, что я могу позволить себе на Манхэттене. К тому же теперь ко мне перебрался Люцерн, понимаете? Я хотела снять для Терри номер в отеле — Люк даже предложил оплатить его, — но потом поняла, что и этот вариант не подходит. Терри ни за что не согласится, чтобы Люцерн оплачивал ее номер, и будет платить сама. А учитывая все расходы, которые ей и так предстоят... В общем, мне бы хотелось избежать лишних трат. Нью-Йорк — очень дорогой город, и Терри действительно не может позволить себе номер в приличном отеле. Но она никогда в этом не признается.
— Из чувства собственного достоинства? — предположил Бастьен.
— Да, разумеется. Причем оно у нее весьма обостренное... Мать растила ее одна, и Терри пришлось начать самостоятельную жизнь буквально со дня смерти тети Мэгги, и ей тогда было всего девятнадцать. Видите ли, Терри очень упрямая и, возможно, даже излишне гордая — никогда не попросит о помощи.
Бастьен кивнул. Он был такой же — ужасно не любил просить кого-либо о помощи.
— То есть вы хотите, чтобы я позволил ей остановиться у себя в пентхаусе, верно?
— Да, конечно... Если это возможно, — пробормотала Кейт, ужасно смутившись.
Бастьен благосклонно ей улыбнулся. Невеста его брата обращалась с этой просьбой так, словно просила об огромном одолжении. Но на самом деле все было совсем не так. Пентхаус с его пятью спальнями казался настолько просторным, что даже пять человек, живи они там, могли бы при желании неделями не встречаться друг с другом. К тому же Бастьен часто бывал в разъездах, так что, возможно, они с этой женщиной вообще ни разу не пересекутся. Он оставит Терри на попечение экономки, так что гостья не доставит ему абсолютно никаких неудобств.
— Это вовсе не проблема, Кейт. — Бастьен снова улыбнулся. — Твоя кузина может остановиться в одной из комнат пентхауса. Когда она прилетает? Завтра?
Кейт покосилась на жениха, потом, снова взглянув на Бастьена, со вздохом ответила:
— Нет, она приезжает уже сегодня...
— Уже сегодня? — удивился Бастьен; этого он никак не ожидал.
Кейт снова вздохнула.
— Мне очень жаль, если мы нарушаем ваши планы, но... Все это так неожиданно... Я и сама узнала о ее приезде всего лишь час назад. Изначально планировалось, что она приедет накануне свадьбы, как и все остальные. Но Терри решила сделать мне сюрприз. Она позвонила уже из самолета — да и то лишь для того, чтобы убедиться, что я сейчас в Нью-Йорке.
— Хорошо, что хоть из самолета, а не от входной двери, — пробурчал Бастьен. Заметив, как парочка вновь переглянулась, он понял: этим просьба Кейт не ограничивалась — было кое-что еще... — Наверное, ее нужно встретить в аэропорту? — осведомился он.
— Ну... вообще-то она собиралась взять такси. Но вы же понимаете, как это дорого... А Терри, она...

Клинекса - Мягкие салфетки из тонкой бумаги.