Читать книгу “Незавершенные дела” онлайн


— Ты несправедлива к себе, Лоретта, и ты это брось, я этого не потерплю.
Она лишь покачала головой, комкая платок в кулаке.
— Ах, ничего нельзя исправить, Хэм. Прошлого не вернешь. Я бы все на свете отдала
за один-единственный шанс.
— Подожди, нужно, чтобы прошло время. — Он приподнял ее лицо за подбородок
и поцеловал. — Дай ей время.
Ванесса сидела и слушала, как Энни монотонно долбит по клавишам, играя нехитрую мелодию. Может быть, у нее действительно были хорошие руки, но пока, особой пользы от этого не наблюдалось. Энни была худенькая двенадцатилетняя девочка угрюмого вида, с пушистыми светлыми волосами и костлявыми коленками. У нее были широкие ладони и пальцы совсем не элегантные, но крепкие и упругие, как маленькие деревца.
«Потенциал есть», — решила Ванесса, пытаясь одобрительно улыбаться. Потенциал-то был, но вот где он скрывался?
— Сколько часов в неделю ты занимаешься, Энни? — спросила Ванесса, когда ребенок наконец закончил играть.
— Я не знаю.
— Но ты каждый день играешь упражнения?
— Я не знаю.
Ванесса заскрежетала зубами. Похоже, других ответов от Энни ей не дождаться.
— Ты регулярно ездишь к учительнице в течение года, так?
— Я не…
— Послушай, давай по-другому. Что еще за это время ты выучила?
Энни пожала плечами и стукнула коленкой о коленку.
Отчаявшись, Ванесса села на стул рядом.
— Энни… скажи мне честно: ты хочешь учиться играть на фортепиано?
Ноги Энни, обутые в оранжевые кроссовки, стукнулись пяткой о пятку.
— Наверное…
— Потому что твоя мама хочет?
— Я сама ее попросила. — Она угрюмо уставилась на клавиши. — Я думала, мне понравится.
— Но тебе не нравится, так?
— Нет, нравится. Иногда. Но я играю только детские песенки.
— Хм… а что ты хочешь играть?
— Ну, что-нибудь классное — что поет Мадонна, например. Ну, как по радио. — Она искоса взглянула на Ванессу. — Моя учительница говорит, что это не настоящая музыка.
— Вся музыка — настоящая. Давай с тобой заключим договор.
— Какой еще договор? — Бесцветные глаза девочки насторожились.
— Ты каждый день по часу будешь играть упражнения, — Энни издала сдавленный стон, но Ванесса не обращала внимания, — а я куплю тебе ноты — ноты песен Мадонны и научу тебя их играть.
Энни даже разинула рот:
— Честно?
— Честно. Но только если ты будешь заниматься каждый день, чтобы на следующем уроке я видела, что ты делаешь успехи.
— Ладно! — Энни впервые улыбнулась, едва не ослепив Ванессу блеском своих брекетов. — Подождите, я скажу Мери Эллен, моей лучшей подруге.
— Ты сможешь сообщить ей об этом через пятнадцать минут. — Ванесса встала, необычайно довольная собой. — А сейчас давай еще раз.
Скривив лицо от усилий, Энни снова заиграла. «Вот что значит стимул», — думала Ванесса. В конце концов, заниматься с этой девочкой, может быть, будет не так уж скучно. Кроме того, их занятия потрафят ее собственной любви к популярной музыке.
После урока, когда Энни ушла, Ванесса взяла в руки шкатулку — подарок матери. Как быстро все меняется. Ее мать совсем не та женщина, которую она думала встретить. Более человечная. А ее дом по-прежнему ее дом. Ее друзья — это ее друзья. А Брэди — это Брэди.
Она хотела быть с ним, чтобы их имена были связаны, как когда-то. В шестнадцать лет ей казалось, что все просто, а теперь она боялась допустить ошибку, боялась, что он ее обидит или что она обидит его и потеряет навсегда. Ах, если бы отношения можно было продолжить с того места, где они прервались. А новые отношения нельзя начать, пока не решены старые проблемы.
После некоторых раздумий о том, в чем ей пойти на праздничный ужин, она выбрала узкое синее платье, украшенное яркой вышивкой бисером по одному плечу, и золотые серьги в виде плетеной подвески с сапфирами. Прежде чем закрыть шкатулку, Ванесса вынула кольцо с изумрудом. Она покрутила его на пальце, полюбовалась и сняла, решив, что подобные фокусы не пройдут, если она хочет без помех провести вечер в компании Брэди. Ведь они друзья, и не более.
Просто друзья. Она давно не позволяла себе такой роскоши, как дружба. А если ее до сих пор влечет к нему, то это лишь придает их дружбе необычность, пикантность. Она не станет рисковать ни своим, ни его сердцем.
Ванесса прижала ладонь к желудку, проклиная надоевшую изжогу, и вынула из стола новый пузырек с лекарствами. Ничего себе праздник. Она сунула в рот таблетку и, глядя на свое отражение в зеркале, сказала: «Хватит быть такой неженкой, надо учиться преодолевать стресс». Она устала от того, что ее тело бунтует всякий раз, когда ей приходится иметь дело с чем-то неприятным или неудобным. В конце концов, она взрослая дисциплинированная женщина.
Взглянув на часы, она спустилась вниз. Ванесса Секстон никогда не опаздывает.
— Ну-ну. — Брэди стоял, лениво привалившись к перилам. Он был в сером твидовом костюме. — Ты по-прежнему секси Секстон.
Этого ей как раз и не хватало. Желудок немедленно сжался. И почему он так хорошо выглядит? Она покосилась на дверь, которую он не позаботился закрыть, затем снова взглянула на него:
— Ты даже костюм надел.
— Ну да.
— Я никогда не видела тебя в костюме, — глупо сказала она, останавливаясь ступенькой выше. Глаза в глаза. — Ты почему не поехал к Джоанн?
— Потому что мы едем вместе.
— Глупости. У меня своя…
— Заткнись. — Брэди схватил ее за плечи, притянул к себе и поцеловал, подавляя сопротивление. — С каждым разом ты все вкуснее.
Ванессе пришлось подождать, пока ее сердце угомонится.
— Послушай, Брэди, нам нужно установить правила, которым мы будем следовать.
— Ненавижу правила. — Он снова поцеловал ее, на этот раз не торопясь. — Предстоящее родство сулит мне кучу преимуществ. — Он довольно улыбнулся. — Сестренка.
— Но ведешь ты себя совсем не по-братски, — заметила Ванесса.
— Ничего, ты у меня еще побегаешь за пивом, салага. А как тебе это вообще?
— Я всегда любила твоего отца.
— И что?
— Надеюсь, что я не настолько черства, чтобы пожалеть для матери счастья, которое может дать ей твой отец.
— Ну и хорошо. У тебя что, голова болит? — спросил он, видя, что она потирает висок. Она тут же опустила руку. — Дать тебе анальгин?
— Не надо, само пройдет.
Каких-то десять минут спустя им навстречу из дверей своего дома выбежала Джоанн.
— Как здорово, правда? Ой, я просто не могу! — Она схватила Ванессу, и они вместе закружились. — Мы теперь сестры, представляешь? Как я рада за них и за нас! — восклицала она, душа подругу в объятиях.
— Эй, а как же я? — возмутился Брэди. — Со мной ты не поздороваешься?
— Ой, привет, Брэди! — Увидев, как он надулся, она бросилась ему на шею. — Надо же! Костюм надел!
— Ну да. Папа велел одеться поприличнее и все такое.
— Вот бы ты чаще его слушался! Вы оба красавцы! Боже мой, Ван, какое платье! Обалдеть! Чего бы я только ни сделала, чтобы мои бедра в такое влезли. Ну, что вы стоите? Проходите. У нас полно еды, шампанского — идемте!
— Вот это хозяйка, да? — подмигнул Брэди Ванессе, когда Джоанн убежала вперед, зовя мужа.
Насчет угощения Джоанн не преувеличивала. В столовой их встретил огромный глазированный окорок, гора картофельного пюре, блюда с овощами, фруктами, воздушным домашним печеньем. С кухни доносился аромат пирогов с яблоками. Свою лепту в обстановку праздника вносили свечи и хрустальные бокалы для вина.
Громкие и отрывочные разговоры за столом сопровождались аккомпанементом Лары, которая сидела на своем высоком детском стульчике и колотила ложкой о столик.
Ванесса слышала, что мать много и весело смеется. Кроме того, нельзя было не заметить, что она красавица. Наблюдая, как она улыбается Хэму, как наклоняется, чтобы приласкать Лару, Ванесса поняла, что это и есть счастье.
Настоящее счастье. Ванесса не могла припомнить, чтобы вообще когда-нибудь видела мать счастливой.
До еды она почти не дотрагивалась, надеясь, что в суматохе никто не обратит на это внимания. Однако для Брэди, который то и дело бросал на нее подозрительные взгляды, она заставляла себя проглотить кусочек, пригубить шампанское, посмеяться над очередной шуткой Джека.
— Я считаю, такое событие требует тоста. — Брэди поднялся, а Ларе, издавшей в этот момент пронзительный вопль, он сказал: — Подожди своей очереди. — Он поднял бокал. — За моего отца, который оказался умнее, чем я думал. И за его прекрасную невесту, которая всегда смотрела в другую сторону, когда я приходил к ней на задний двор, чтобы полюбезничать с ее дочерью.
Все засмеялись, зазвенели бокалы. Ванесса пила шампанское, надеясь, что позже ей представится шанс отомстить.
— Кому десерт? — спросила Джоанн. Ответом ей был коллективный стон. — Ладно, десерт будет позже. Джек, помоги мне убрать со стола. Нет-нет! — воскликнула она, видя, что Лоретта начинает собирать тарелки. — Почетные гости не моют посуду.
— Глупости.
— Нет, я серьезно.
— Ладно, тогда я переодену Лару.
— Хорошо. А после вы с папой можете безбожно баловать ее, пока мы заняты на кухне. Ты тоже не трогай посуду, — эта реплика была в адрес Ванессы. — Только не в первый вечер у меня дома.
— Вот уж любительница всех построить, — заметил Брэди, когда его сестра исчезла на кухне. — Пойдем в гостиную? Поставим музыку.
— Нет, мне хочется выйти подышать.
— Отлично. Больше всего я люблю прогулки в сумерках под ручку с прекрасной женщиной. — Он с улыбкой протянул ей руку.