Читать книгу “Демон страсти” онлайн

Пренеприятнейшая особа. Она явно относилась к тому типу людей, которых предпочитал кусать Бастьен в далеком прошлом — тогда, в случае острой необходимости, он еще подпитывался от смертных, но старался кусать только тех людей, которые ему не нравились. В этом случае он почти не испытывал чувства вины. Именно поэтому его жертвами часто становились всевозможные преступники, а также закоренелые эгоисты и всякого рода негодяи и подлецы. Бастьен получал огромное удовольствие, оставляя в памяти таких людей, как правило, весьма неприятных, воспоминания о чем-то страшном и непонятном.
Когда старая скандалистка поравнялась с ним, Бастьен доброжелательно ей улыбнулся, но в ответ получил лишь исполненный презрения взгляд. Черт возьми, эта гнусная старуха явно относилась к тому типу людей, в которых он с удовольствием вонзил бы свои клыки. В прошлом, когда Бастьен еще пил их теплую, но не очень-то вкусную кровь, он довольно часто вопреки рекомендациям Совета вторгался в сознание этих людей, внушая им мысль, что они должны стать добрее к окружающим. После этого ему всегда становилось лучше. Возможно, он находил некое удовлетворение в том, что оказывал добрую услугу миру смертных.
Но кровь старой скандалистки, как ни странно, издавала сладкий и почти пьянящий запах, так что Бастьен даже почувствовал спазмы в желудке. Стараясь не замечать их, он попытался определить тип крови этой женщины. Оказалось, что пожилая дама страдала диабетом. Но она либо не знала о своей болезни, либо просто не обращала на нее внимания — Бастьен склонялся к последнему. Кроме того, эта женщина где-то сильно поцарапалась — отсюда интенсивность запаха, — но она скорее всего даже не подозревала об этом.
Тут старуха, миновав коридор, исчезла в дамской комнате. Однако через несколько секунд вышла оттуда и снова промаршировала мимо Бастьена. Именно словом «промаршировала» можно было бы описать ее походку — эта женщина явно ступила на тропу войны.
— Если вы кого-то ждете, то приготовьтесь к длительному ожиданию, — сообщила она ему с радостным злорадством. — Половина кабинок закрыта, а очередь — небывалая. Но эти глупые женщины покорно ждут своей очереди. Да, ужасно глупые и совершенно безвольные! Им надо бы закатить руководству магазина приличный скандал! Именно это я и собираюсь сделать. Да-да, здесь отвратительное обслуживание.
«Некоторые люди бывают счастливы лишь тогда, когда у них есть повод проявить свой злобный характер», — подумал Бастьен со вздохом. Он был уверен, что оказал бы миру услугу, укусив эту женщину.
В этот момент дама поравнялась с ним, и в ноздри ему вновь ударил сладкий запах крови, даже более сильный, чем прежде. Скорее всего кровоточащая царапина находилась у нее именно с этой стороны. И на сей раз запах крови вызвал у него острейший спазм, от которого Бастьен едва не застонал. Ох, действительно требовалась подпитка. Надо же быть таким идиотом! Он совершенно забыл о солнце. И сейчас ему нужно побыстрее вернуться в квартиру. Конечно, поездка займет совсем немного времени, но прогулка, без сомнения, будет испорчена.
— Что это с вами?
Бастьен поднял голову и увидел, что пожилая дама, остановившись в нескольких шагах, смотрит на него с нескрываемым отвращением.
— Вы, похоже, один из местных наркоманов, — изрекла старуха, и в голосе ее слышалось ликование; она явно обрадовалась, заметив то, что Бастьен плохо себя чувствовал.
И теперь ему ужасно захотелось, чтобы Совет отменил свое решение и вновь разрешил кусать смертных. Но к сожалению, Совет ни за что на это не пошел бы — подобный способ питания разрешался лишь в исключительных случаях. «Но такой случай вот-вот может наступить», — сказал себе Бастьен и, тут же шагнув к сварливой старухе, одарил ее чарующей улыбкой.

Закрыв за собой дверцу кабинки, Терри с облегчением вздохнула. А бедный Бастьен решил, что она вылезла из окна дамской комнаты и сбежала от него. Конечно, можно было вернуться и объяснить ему причину задержки, но она боялась пропустить свою очередь. Черт, надо было с самого начала договориться, что они встретятся через полчаса в каком-нибудь условленном месте. Но кто же мог предположить, что в этом туалете магазина огромная очередь, как на рождественской распродаже.
Терри вышла из кабинки, наспех сполоснула руки и, проигнорировав электросушилку, почти бегом выскочила в коридор, где ее терпеливо дожидался Бастьен.
— Мне очень жаль, — пробормотала она в смущении, — но дело в том, что там...
— Убирались, и потому некоторые кабинки были закрыты, — перебил Бастьен с улыбкой. — Да, я знаю. Одна из посетительниц сообщила мне, что там очередь. Так что не беспокойтесь. Все в порядке.
— Ох. — Терри расслабилась, обрадовавшись, что он, похоже, совсем не сердится на нее за столь долгое ожидание. — Я торопилась, как могла.
— Я уверен в этом. Что ж, Терри, идем?
Она кивнула, и они направилась обратно в торговые секции. Внимательно посмотрев на своего спутника, Терри заметила, что в нем что-то изменилось, потом наконец поняла: он выглядел гораздо лучше, чем еще двадцать минут назад. Конечно, нельзя было сказать, что Бастьен выглядит на миллион долларов, но было понятно, что сейчас он чувствовал себя намного лучше, чем прежде.
— Вам ведь теперь лучше, не так ли? — спросила она.
— Да, немного получше, — ответил Бастьен. — Хотя я еще не вполне оправился.
— Очень рада за вас. — Терри улыбнулась ему. — И если вы еще некоторое время будете избегать солнца, то, возможно, поправитесь.
— Да, конечно, было бы неплохо еще немного перекусить, — согласился он.
Терри посмотрела на него с удивлением:
— Но вы ведь уходили куда-то перекусить, пока я была в дамской комнате?
— Что? — Бастьен взял свою спутницу за локоть и буквально втолкнул на эскалатор.
— Вы сказали, что хотелось бы еще перекусить.
— Поел? — Бастьен смутился. — А... я просто оговорился. Я хотел сказать, что сейчас неплохо бы перекусить.
— Теперь ясно, — кивнула Терри. — Что ж, давайте перекусим, если хотите.
— Пожалуй, сначала мы все-таки пройдемся по магазину, — сказал Бастьен, когда они спустились на первый этаж. — Для ленча еще рановато. И раз уж мы здесь, в «Мейси», то могли бы кое-что купить. А затем мы сделаем большой перерыв на ленч, и вы сами выберете ресторан, в который вам хотелось бы пойти.
— Ладно, хорошо, — согласилась Терри. Она замедлила шаг, когда они проходили мимо кассирши, которую недавно оскорбила пожилая дама. Эта посетительница все еще была там, но ее поведение совершенно изменилось; теперь она с добродушной улыбкой что-то говорила девушке и похлопывала ее по руке.
— Дорогая, простите меня, пожалуйста, — говорила пожилая женщина. — Право, не знаю, что на меня нашло. Конечно же, вы не должны были из-за меня нарушать правила. Я сама виновата, так как не сообразила сохранить упаковку от тостера. Пожалуйста, простите меня за этот глупый скандал.
Терри с удивлением смотрела на старуху. Затем, взглянув на Бастьена, шепотом проговорила:
— Ну и ну... Как же так? Что с ней?
— Гм... — Бастьен пожал плечами. — Должно быть, что-то заставило эту даму раскаяться.
— Что ж, очень хорошо, — кивнула Терри. — Раскаяться — это как раз то, что ей необходимо было сделать. Но все же удивительно... Я бы никогда не поверила, что кто-то сможет заставить ее изменить отношение к людям. Не поверила бы, если бы не видела этого собственными глазами.
— Жизнь полна сюрпризов, — ответил Бастьен с мягкой улыбкой. — Итак, с чего бы вы хотели начать? Может, женская одежда? Или ювелирные украшения? А что скажете про духи?
— А вы действительно не устали?
— Нет, нисколько. — Бастьен заставил себя улыбнуться. — Теперь я уже в полном порядке.
На самом же деле он чувствовал себя ужасно. Кровь старой склочницы лишь сняла голодные спазмы, но он все еще испытывал мучения. Ему бы сейчас еще пинту крови, но для этого пришлось вернуться домой. А что касается этой старухи...
Бастьен мысленно улыбнулся. Он с величайшим удовольствием изменил поведение старой скандалистки. И в результате она стала... почти приятной пожилой дамой. Конечно, он смог провести лишь временную корректировку, но тем не менее кассирша универмага получила хоть какую-то моральную компенсацию. И возможно, эта девушка сегодня пойдет домой в хорошем настроении, так что ее не будут раздражать все окружающие.
— Ох, посмотри! «Виктория сикрет»! — в восторге воскликнула Терри, глядя в одну из витрин магазина.
Бастьен невольно улыбнулся. Женщинам иногда так легко доставить удовольствие. Закончив с покупками в «Мейси», они зашли на ленч в небольшой, но очень приметный деликатесный ресторан, где Бастьен даже съел кусочек цыпленка, Терри же с величайшим удовольствием съела всю свою порцию. Еда, как ни странно, оказалась в общем-то даже вкусной, но поскольку Бастьен в течение многих лет не притрагивался к пище смертных, его желудок просто не смог бы принять большого количества не жидких продуктов.
После ленча они немного побродили — заходили в музыкальные магазинчики и на распродажи DVD-дисков. Причем Терри старалась выбирать самые тенистые места и избегала яркого солнца. Какое-то время они стояли в тени строительных лесов, и Терри с восторгом глазела на витрину расположенного через дорогу магазина — там стояли за стеклами полуобнаженные манекены.
— Может, зайдем? — спросил Бастьен.
Она радостно улыбнулась:
— Да, конечно.
Многие женщины стали бы убеждать своих спутников в том, что, мол, мужчине будет совершенно неинтересно в магазине женского нижнего белья. А потом, якобы смирившись с неизбежным, они бы сказали: «Ну... что ж, ладно»; таким образом, они как бы позволяли мужчине войти в «святая святых». А вот Терри не стала играть в эти игры. Он предложил зайти, и она, не кокетничая, тут же согласилась.
— Да-да, пойдем, — добавила она, снова улыбнувшись.
Он взял ее за локоть и подвел к переходу. Когда загорелся зеленый свет, они быстро пересекли улицу и вошли в приветливо распахнувшиеся двери «Виктория сикрет».
Терри остановилась у порога и быстро осмотрелась. В центре зала виднелись — словно висящие в воздухе — эскалаторы с прозрачными поручнями, рядом располагался отдел дорогой парфюмерии. «Значит, шелк и кружева где-то в другом месте», — промелькнуло у нее.
Немного помедлив, Терри двинулась налево, Бастьен мысленно одобрил ее действия — такой выбор позволял им обойти магазин по часовой стрелке, и почему-то подобный образ действия показался ему проявлением благоразумия.
Первая же служащая, попавшаяся им, оказалась весьма дружелюбной; она любезно поприветствовала их и предложила обращаться к ней за помощью, если возникнет необходимость. Терри вежливо поблагодарила девушку, а затем, восхищенно охая и ахая, принялась вместе со своим спутником обходить отдел за отделом. Наконец они обошли весь первый этаж и направились к эскалатору. Поднявшись на второй этаж, Терри еще громче заахала — разнообразие трусиков и бюстгальтеров поразило воображение.
— Я могу вам чем-нибудь помочь? — спросила одна из служащих.
Отложив в сторону пурпурного цвета кружевные трусики, Терри с улыбкой покачала головой:
— Нет, спасибо, я просто смотрю.
Продавщица же, красивая девушка с фигурой модели — то есть тощая, как ручка швабры, — посмотрела на нее со снисходительной ухмылкой и ответила:
— Как пожелаете. Я просто хотела помочь.
Терри, пожав плечами, одарила девушку примерно таким же взглядом, словно давала понять, что обижаться — ниже ее достоинства.
Бастьен же, внимательно наблюдавший за этой сценой, едва удерживался от смеха. Стоя чуть поодаль, он любовался своей спутницей, перебегавшей от одной вешалки к другой и от одного прилавка к другому. Изредка Терри замирала на несколько секунд, как будто вспомнила что-то, а затем бросалась к определенному прилавку, где начинала рассматривать раскинувшееся перед ней великолепие.
Бастьен постоянно шел за Терри на некотором расстоянии, чтобы не мешать ей, но в какой-то момент вдруг приблизился к своей даме, а в следующий момент он понял, почему так поступил. Видимо, у него сработал инстинкт — то есть он почувствовал, что должен защитить свою спутницу. Конечно, никакая опасность Терри не угрожала, однако одна из продавщиц с плохо скрываемым презрением рассматривала ее наряд — недорогие джинсы и откровенно дешевенькую футболку.
— Мы позовем вас, мисс, если нам понадобится помощь, — проговорил Бастьен, окинув продавщицу холодным взглядом.
Девица искоса взглянула на Бастьена — и в мгновение ока преобразилась, губы ее растянулись в приветливой улыбке, и она воркующим голосом проговорила:
— О, сэр, мы так рады видеть вас в нашем магазине. Может, я могу чем-то вам помочь?
Бастьен же невольно поморщился; ему было противно слышать голосок этой девицы, противно было даже видеть ее. Конечно, он знал, что производит на женщин впечатление, но эта девица клюнула вовсе не на его внешность, а совсем на другое. Едва взглянув на его лицо, она прямо таки впилась взглядом в его часы, сделанные по спецзаказу, затем уставилась на фамильную печатку с буквой «А» — монограммой Аржено, украшенной довольно крупными бриллиантами.