Читать книгу “Незавершенные дела” онлайн


— Может быть. Ванесса закрыла глаза.
— Я, бывало, мечтала о том, чтобы ты приехал и забрал меня. Особенно когда стояла за кулисами перед выступлением. Я все это ненавидела.
— Что ты ненавидела? — Он сдвинул брови.
— Огни, людей, сцену. Как мне хотелось, чтобы ты приехал и увез бы меня куда-нибудь. Потом я бросила об этом мечтать. Что толку? Как я устала.
— Спи. — Он поцеловал ее пальцы.
— Я устала от одиночества, — пробормотала она и провалилась в сон.
Он смотрел на нее, пытаясь отделить свои настоящие чувства от прошлых, и не мог. Чем больше они были вместе, тем сильнее расплывались границы между настоящим и прошлым и тем яснее он понимал, что всегда любил ее.
Он слегка прикоснулся к ее губам, выключил ночник и вышел из комнаты.

Глава 7

Закутавшись в свой серо-голубой махровый халат, заспанная Ванесса хмуро спускалась вниз по лестнице. Уже два дня она принимала лекарства, прописанные ей Хэмом Такером, и чувствовала себя лучше. Однако она пока была далека от того, чтобы признать необходимость лечения. Более того, ей было стыдно вспоминать, что именно Брэди заставил ее принять первую дозу и затем уложил в постель. Когда они рычали друг на друга, было неплохо, но потом она дала слабину и попросила его остаться. Его доброта смущала ее и обезоруживала.
Утро было под стать ее настроению. Серые тучи, серый дождик. В такую погоду в самый раз сидеть дома и киснуть. Дождь, тоска, одиночество. Впрочем, хоть какая-то перемена: после той вечеринки у Джоанн ей не давали побыть одной.
Мать по три раза за день прибегала домой проведать ее. Дважды в день приезжал доктор Такер. Джоанн примчалась с охапкой сирени и кастрюлей куриного бульона. Время от времени заглядывали соседи, чтобы справиться о ее здоровье. В Хайтауне секретов не водилось. У Ванессы было впечатление, что каждый из двухсот тридцати трех жителей городка уже побывал у нее с добрыми пожеланиями и советами. За исключением одного.
Нет, не то чтобы ее задевало, что Брэди не нашел времени, чтобы заехать к ней. При этой мысли она даже поморщилась и потянула пояс на халате. Даже хорошо, что он о ней забыл. Только Брэди ей тут не хватало — местного доктора Айболита, который кудахтал бы над ней, мял бы ей живот и приговаривал «а что я тебе говорил», с укоризной качая головой. Нет, она не хотела его видеть. Она не нуждалась в нем.
«Ну и дурища», — ругала она себя, вспоминая, как согнулась пополам от боли за домом у Джоанн. Позволила ему отнести себя наверх, точно скулящего щенка. Язва. Какая глупость. Она сильная, уверенная в себе и самодостаточная женщина — язва таких не берет. Но ладонь невольно прижалась к желудку…
Сверлящее и сосущее чувство в желудке, с которым она давно свыклась, почти прошло.
Ночью она не просыпалась от ощущения, будто изнутри ее поджаривают на медленном огне. Две ночи кряду она проспала сном младенца.
«Это совпадение», — убеждала себя Ванесса. Ей нужен был только отдых. Покой и отдых. Сумасшедший график ее выступлений в последние два года кого угодно свалил бы с ног. Потому она и отвела себе для восстановления еще месяц-два тихой жизни в Хайтауне, прежде чем планировать дальнейшую карьеру.
Войдя на кухню, она остановилась как вкопанная — она никак не ожидала увидеть там Лоретту. Прежде чем сойти вниз, она нарочно дождалась, пока хлопнет входная дверь.
— Доброе утро, — поздоровалась Лоретта. На ней был один из ее элегантных костюмов, волосы уложены, жемчуг, на лице лучезарная улыбка.
— А я думала, ты уже ушла.
— Нет, я бегала купить газету. Вдруг, думаю, тебе захочется узнать, что происходит в мире.
Аккуратно сложенная газета лежала на столе.
— А… спасибо.
Ванесса стояла, насупившись, и не двигалась с места. Ее бесила собственная растерянность в ответ на широкий материнский жест Лоретты. Нет, она была ей благодарна, но скорее как гостья заботливой хозяйке. И от этого она чувствовала себя виноватой и черствой.
— Не стоило беспокоиться.
— Меня это ничуть не обеспокоило. Присядь, дорогая. Я заварю тебе чаю. Миссис Хобакер прислала ромашки из своего сада.
— Нет, правда, не нужно… — Ванесса не договорила, потому что в этот момент в дверь постучали. — Я открою.
Она открыла дверь, моля Бога, чтобы это был не Брэди. На крыльце стояла какая-то брюнетка под зонтом, с которого стекали потоки дождя.
— Ванесса, — улыбнулась гостья, — ты, наверное, меня не помнишь. Я Нэнси Снукс. Раньше была Нэнси Маккенна, сестра Джоша.
— А… привет…
— Нэнси, проходи, — подскочила Лоретта. — Боже, ну и погодка.
— Да уж, засуха нам в этом году не грозит. — Нэнси вошла в прихожую и стояла, переминаясь с ноги на ногу. — Нет, остаться я не могу, мне некогда. Я пришла, потому что слышала, что Ванесса дает уроки фортепиано. Моему Скотту восемь лет.
Ванесса сжалась в ожидании удара.
— Да, но…
— Энни Крэмптон от тебя без ума, — затараторила Нэнси. — Мы ведь с ее матерью троюродные сестры. И я поговорила с Биллом — это мой муж, и мы решили, что Скотту надо заниматься музыкой. Нас устраивает в понедельник в четыре часа, сразу после школы — если это время у тебя не занято, конечно.
— Нет, потому что…
— Ну и отлично. Тетя Виолетта сказала, что ты берешь десять долларов в час, верно?
— Да…
— Для ребенка нам ничего не жалко. Тем более я тоже работаю. Скотт будет у тебя ровно в четыре. Как хорошо, что ты вернулась, Ванесса! Ну все, я побежала, а не то опоздаю на работу.
— Осторожнее на мокрой дороге, — вставила Лоретта.
— Да-да. И кстати, поздравляю вас, миссис Секстон. Доктор Такер — прекрасный человек.
— Спасибо. — Лоретта едва не расхохоталась, закрывая за ней дверь под грохот дождя. — Симпатичная она, правда? Вся в тетку.
— Очевидно.
— Я не успела тебя предупредить. — Лоретта поставила перед ней чашку чая. — Скотт Снукс — это чудовище.
— Логично, — пробурчала Ванесса, думая, что в столь ранний час невозможно соображать, затем села и уронила тяжелую голову на руки. — Я еще не проснулась, а она тут как тут. Приди она позже, я бы сумела отвертеться.
— Конечно. Сделать тебе гренки?
— Не надо. Я не хочу заставлять тебя готовить мне завтрак.
— Мне совсем не трудно. — Лоретта напевала себе под нос, наливая в чашку молоко. Целых двенадцать лет она была лишена возможности заботиться о своем ребенке, и потому у нее не было сейчас иных желаний, кроме как приготовить ему горячий завтрак.
Ванесса поморщилась, глядя в чай.
— Не хочу тебя задерживать. Ты не опоздаешь к открытию?
Лоретта разбила яйцо в чашку.
— Нельзя опоздать к открытию собственного магазина. — Она добавила корицы, сахара и ванили. — Ты должна как следует позавтракать. Хэм говорит, что тебе нужно набрать десять фунтов веса.
— Десять? — Ванесса едва не захлебнулась чаем. — Зачем? — Она собралась было выразить свое возмущение, но тут в дверь снова постучали.
— Я открою, — сказала Лоретта. — Если это опять какой-нибудь родитель, то я его выгоню.
Но это был Брэди. У него не было зонта, и он весь вымок. Вода стекала с его темных волос и по лицу. Увидев Ванессу, он заулыбался. Стоило ему открыть рот, как ее неудовольствие по поводу его прихода сменилось раздражением.
— Доброе утро, Лоретта. — Он чмокнул ее в подставленную щеку. — Привет, красотка, — подмигнул он Ванессе. Та, едва не зарычав, уткнулась в свою дымящуюся чашку.
— Брэди, вот так сюрприз! — Лоретта закрыла дверь и вернулась к плите. — Ты завтракал?
— Пока нет, мэм. — Он принюхался. — Гренки по-французски?
— Садись, подожди минутку. Сейчас все будет готово.
Дважды его просить не потребовалось. Он отряхнулся, отчего весь пол в прихожей оказался залитым водой, и подсел за стол к Ванессе. За его веселой дружеской улыбкой скрывался профессиональный интерес, который был вознагражден отсутствием синевы под глазами и их мятежным блеском.
— Хороший сегодня денек.
Ванесса покосилась в окно, где хлестал дождь.
— Ничего так.
Ее ворчание ничуть его не обескуражило. Он повернулся и стал болтать с Лореттой, которая переворачивала подрумянившиеся гренки на сковороде.
«Два дня не показывал носа, — думала Ванесса, — а теперь явился как ни в чем не бывало и даже не спросит о здоровье». Не то чтобы ей хотелось, чтобы он снова раскудахтался, но он все-таки врач, выдумавший этот нелепый диагноз.
— Ах, Лоретта! — У Брэди только что слюнки не потекли, когда она поставила перед ним тарелку с хрустящими ароматными гренками. — Мой отец — счастливчик.
— Ну как же! Такер не женится на той, что не умеет готовить, — проворчала Ванесса.
Брэди улыбнулся, поливая гренки кленовым сиропом, и сказал:
— Это не помешает.
Ванесса еще больше разозлилась. И вовсе не оттого, что не умела готовить. Ее бесили такие ограниченные, шовинистические взгляды. Не успела она ему ответить, как Лоретта поставила перед ней тарелку.
— Я все не съем.
— Мне отдашь, — прочавкал Брэди, — я доем.
— Ну, я смотрю, вы поладите, — обрадовалась Лоретта, — а мне пора. Ван, на обед подогреешь бульон, который Джоанн принесла вчера. Если дождь не перестанет, я, похоже, скоро вернусь. Удачи тебе со Скоттом.
— Спасибо.
— Кто такой Скотт? — спросил Брэди, когда она вышла.
— Не спрашивай, — поморщилась Ванесса, ставя локти на стол.
Брэди встал, чтобы налить себе кофе.
— Я хотел поговорить с тобой о свадьбе.
— О свадьбе? Ах да… И что со свадьбой?
— Папа хочет уговорить Лоретту отпраздновать это событие в День поминовения.
— Но это же на следующей неделе.
— Да. А зачем ждать? Традиционный пикник у нас во дворе и свадьба заодно.