Читать книгу “Демон страсти” онлайн

Но Терри не придавала этому особого значения и все равно слушала его с внимательным удовольствием. Более того, ей временами казалось, что она получала удовольствие не только от общения с этим человеком, но и от одного лишь его присутствия. Терри видела, как вспыхивали его глаза при каких-либо особо приятных воспоминаниях, и в какой-то момент она вдруг поймала себя на том, что смотрит, не отрываясь, на его губы. Чувственные, подвижные, четко очерченные — казалось, они были созданы для жарких и страстных поцелуев.
Бастьен продолжал что-то говорить, но Терри, уже не слушая его, представляла, его губы на своих губах. Видимо, она вздрогнула и, в испуге заморгав, мысленно воскликнула: «О Боже, о чем я думаю?! Да как же мне могло прийти такое в голову?!» Конечно, Бастьен с самого начала показался ей очень привлекательным мужчиной и необычайно интересным собеседником. И она по-настоящему наслаждалась общением с этим удивительным человеком. Более того, Терри каждое утро, просыпаясь, с нетерпением ожидала, что же принесет ей новый день. Но до сих пор она не осознавала, что невольно увлеклась этим на редкость обаятельным мужчиной. А вот сейчас...
О Господи! Терри вдруг поняла, что Бастьен умолк и что он... Сейчас он смотрел на нее так, словно хотел поцеловать. Да-да, он хотел ее поцеловать — в этом не могло быть сомнения!
Ужасно смутившись, Терри пробормотала:
— Простите, я просто... подумала...
В следующее мгновение Бастьен взял ее лицо в ладони и прижался губами к ее губам. Ее давно уже по-настоящему не целовали, и сейчас, когда это произошло, Терри едва не запаниковала. Она замерла, на мгновение пытаясь справиться со множеством охвативших ее чувств, а затем, не вполне понимая, что делает, крепко прижалась к Бастьену и, обвивая руками его шею, ответила на поцелуй.
Внезапно раздался пронзительный птичий крик, и Терри с Бастьеном, отпрянув друг от друга, увидели стайку птиц, отчаянно дравшихся за остатки сандвича, лежавшие рядом с ними. Терри усмехнулась и вновь повернулась к Бастьену.
— Мне очень жаль, что так получилось.
— В самом деле? — спросила Терри чуть хрипловатым голосом.
Несколько секунд они смотрели друг другу в глаза, затем Бастьен, едва заметно улыбнувшись, ответил:
— А впрочем, нет, я вовсе не жалею.
— Я тоже, — прошептала Терри.
Они несколько секунд помолчали. Потом Бастьен, рассмеявшись, посмотрел на птиц и раскрошил им остатки своего сандвича. После чего, снова посмотрев на свою спутницу, спросил:
— Может, на сегодня хватит музея? Думаю, ты очень устала. А сюда мы можем прийти в любой другой день. Согласна?
Терри медлила с ответом. По правде говоря, ей на сегодня впечатлений было достаточно. Правда, она еще не валилась с ног от усталости, но чувствовалось, что надолго ее не хватит. Хотя с другой стороны... Может, стоило рискнуть, пока не закончился этот внезапный романтический порыв?
— Мы могли бы немного пройтись по магазинам, — сказал Бастьен. — Как, согласна?
Терри невольно улыбнулась. Это предложение Бастьена ужасно ей понравилось. Выходит, он не собирался заканчивать прогулку, просто несколько скорректировал планы. К тому же ей очень хотелось еще раз прогуляться по магазинам, так как в субботу она почти ничего не купила — в основном просто рассматривала витрины. А ведь ей действительно следовало воспользоваться возможностью и сделать кое-какие покупки (по сравнению с Нью-Йорком в Англии все было ужасно дорого).
— Так как же, прогуляемся? — снова спросил Бастьен.
— О, это было бы замечательно... Если, конечно, вы не против, — добавила Терри с робкой улыбкой. Она прекрасно знала, что многие мужчины терпеть не могли ходить по магазинам, и ей, конечно же, не хотелось докучать Бастьену, вынуждая его опять бродить за ней, пока она будет выискивать какую-нибудь особенную кофточку или, не дай Бог, кружевные трусики.
— Не беспокойся, я с удовольствием пройдусь с тобой, — ответил Бастьен. — Если хочешь, мы даже можем поехать на Пятую авеню. Там прекрасные магазины.
Поднявшись на ноги, Бастьен совершенно естественно, будто так и полагалось, взял ее под руку и повел к широкой лестнице. Поначалу Терри даже не поняла, что произошло; затем, сообразив, что поведение ее спутника несколько изменилось, молча закусила губу. Когда они спустились по лестнице, Бастьен на несколько секунд остановился, стараясь определить в какую сторону им идти. А Терри по-прежнему молчала; сейчас она чувствовала себя как закомплексованная девочка-подросток, не знающая, как держаться во время прогулки с симпатичным юношей.
Довольно долго они молча шли по улице, но это молчание совершенно не тяготило их. Терри, оправившись от неловкости, с удовольствием шла с Бастьеном под руку, при этом она то и дело озиралась, разглядывая все, что их окружало, с любопытством и восхищением. Она и раньше навещала Кейт, и это была ее третья поездка в Нью-Йорк. Но тогда они почти все время проводили в бесконечных разговорах и лишь изредка делали непродолжительные вылазки в Виллидж .
— А как вы оказались в Англии? — неожиданно спросил Бастьен, придерживая перед ней дверь «Блумингдейла» .
Терри немного помолчала, потом, тихонько вздохнув, ответила:
— Я переехала туда, когда вышла замуж. Мой муж был англичанин.
— Вы говорили, что не замужем, — проговорил Бастьен, — так что могу предположить, что вы либо развелись... либо ваш муж скончался. Склоняюсь ко второму. Я прав? — спросил он, понизив голос.
Терри посмотрела на него с удивлением:
— Да, вы правы. Но что заставило вас так подумать?
Бастьен пожал плечами:
— Если бы вы с ним развелись, то неприятные воспоминания о жизни с мужем заставили бы вас вернуться обратно в Америку. Но только хорошие воспоминания могут удержать человека в чужой стране. Не так ли? Кроме того, только полный идиот мог бы отказаться от такого сокровища, как вы. А мне трудно представить, что вы захотели бы выйти замуж за идиота.
При этом комплименте Терри почувствовала, что краснеет. Но вместе с тем слова Бастьена пробудили у нее страшные воспоминания. Когда Терри вышла замуж и переехала в Англию — это случилось приблизительно год спустя после смерти ее матери, она была еще совсем молоденькой, ей тогда еще не исполнилось и двадцати. Ее муж Йен был старше ее на два года, и сначала все у них складывалось замечательно. Йен был государственным служащим, а она училась в университете. Довольно быстро они купили небольшой домик и в течение двух лет вили свое гнездышко. А потом у мужа обнаружили болезнь Ходжкина, и Терри начала борьбу за его жизнь — сражение, которое они проиграли три года спустя.
В тот год, когда мужу был поставлен страшный диагноз, Терри как раз получила степень бакалавра, и некоторое время она еще продолжала учиться. Но в последний год болезни Йена она бросила учебу, чтобы постоянно находиться рядом с любимым. Ей едва исполнилось двадцать пять, когда она стала вдовой, у нее остался небольшой уютный коттедж и кое-какие деньги, полученные по страховке. Эти деньги Терри использовала, чтобы закончить свое образование. Когда же она получила докторскую степень, ей предложили должность профессора в университете города Лидс.
Последние пять лет Терри очень много работала. К счастью, свою работу она любила, а в свободное время участвовала в спектаклях местного любительского театра. Все это помогло ей избежать нежелательных эмоциональных осложнений. Через некоторое время родственники и друзья начали довольно активно помогать Терри «устраивать личную жизнь». Поначалу она говорила им — а также и самой себе, — что прошло еще слишком мало времени, поэтому рано строить какие-то отношения, пусть даже и с очень хорошим человеком. Но прошло еще несколько лет, и теперь уже и сама Терри больше не верила этим своим отговоркам. Правда же заключалась в том, что даже сейчас, когда ей исполнилось тридцать три, она просто боялась по-настоящему серьезных отношений.
Терри очень тяжело переживала смерть матери, и Йен оказался для нее как бы спасательным кругом, за который она ухватилась в тот тяжелый период своей жизни. А потом, после смерти мужа, она старательно избегала каких-либо эмоциональных осложнений, то есть решила, что гораздо проще жить одной и не отдаваться тем чувствам, которые впоследствии могли снова нарушить ее покой.
И вот теперь она шла под руку с Бастьеном, с мужчиной, который впервые за последние годы поцеловал ее по-настоящему.
Остановившись у прилавка, Терри принялась разглядывать довольно симпатичный и весьма дорогой черный кошелек, но думала она при этом вовсе не о лежавшей перед ней безделице. «Ничего не поделаешь, — говорила она себе. — Как бы то ни было, а мне в любом случае придется расстаться с Бастьеном». Да, совсем недавно она расслабилась и утратила бдительность, но теперь-то ей следовало тщательно контролировать себя, иначе могло произойти непредвиденное...
Терри вовсе не считала себя трусихой. Она была уверена, что могла бы вынести любую физическую боль, а вот душевная боль — это совсем другое. Все дело в том, что она всецело отдавалась любви, так что снова потерять ее — не важно, в результате предательства или смерти любимого — о, это стало бы для нее таким ударом, от которого она уже никогда не оправится. И теперь Терри боялась, что Бастьен разобьет ей сердце, если она хоть на шаг отступит от своих позиций. А ведь полюбить его — это так просто! Ведь он умен, добр и необычайно привлекателен. Но трудно представить, что такой мужчина, как Бастьен Аржено — богатый, умный и красивый, — мог надолго заинтересоваться такой женщиной, как она, Терри. Увы, она вполне заурядна и, к сожалению, уже не очень-то молода. И даже если бы у них вдруг сложилось, то он бы через некоторое время переключился бы на какую-нибудь молодую длинноногую красавицу. Кроме того, не следовало забывать и о тех лекарствах, которые он принимал, а также о капельнице, стоявшей у него в гардеробной. Ведь Бастьен мог умереть у нее на руках, и тогда она опять осталась бы одна. Такое с ней уже раз случилось, и она не была уверена, что сумела бы перенести еще одну потерю. Значит, главное сейчас — не влюбиться в Бастьена. А для этого необходимо было держать некоторую дистанцию и не общаться с ним слишком уж часто. Принимая такое решение, Терри вдруг вспомнила, что утром за завтраком Бастьен предложил ей пойти с ним в театр, а после спектакля вместе поужинать. И она согласилась.

— О Господи, вы меня убиваете! — воскликнул Винсент Аржено. Он с нескрываемым изумлением разглядывал гору пакетов и коробок, которую Бастьен и Терри вкатили на ручной тележке в огромный холл пентхауса. — Вы уверены, что вам все это понадобится?
Весело рассмеявшись, Терри ответила:
— Лично у меня нет такой уверенности. Но дело в том, что почти все эти покупки сделал Бастьен.
Винсент промолчал. Но он по-прежнему таращился на тележку с величайшим изумлением.
Взглянув на его лицо, Терри снова рассмеялась. Бастьен скорчил гримасу — по-видимому, ему не очень-то понравилось, что Винсент оказался в квартире в момент их возвращения. Да, Бастьен Аржено вовсе не шутил когда заявил, что любит делать покупки. Она никогда не встречала человека — мужчину или женщину, — который бы так любил шопинг. Слава Богу, он был богат, ведь далеко не каждая кредитная карточка выдержала бы такую прогулку. Казалось, этот человек был просто одержим шоппингом.
— Мне нужно иметь побольше одежды для повседневной носки, — пробормотал Бастьен в некотором смущении. — У меня даже джинсов нет, и я решил, что пора бы обзавестись ими.
— Да, понимаю. — Винсент шагнул к тележке и заглянул в один из открытых пакетов. — Почувствовал необходимость приодеться, верно? — Бастьен покраснел, а его кузен с усмешкой продолжал: — Мне бы хотелось еще кое о чем спросить тебя. Скажи, почему у тебя вдруг появилось желание приодеться? Наверное, тебе захотелось выглядеть более молодым и более привлекательным, не так ли? Да, чуть не забыл... Твоя секретарша сказала, чтобы ты до конца рабочего дня обязательно зашел в офис. А сейчас уже без пятнадцати пять, так что...
— Она сказала, что это важно? — перебил кузена Бастьен. Повернувшись к Терри, он сказал: — Наверное, мне стоит заглянуть в офис и узнать, в чем там дело. Мередит не станет беспокоить меня напрасно. А все эти пакеты пусть остаются здесь, в холле. Я заберу их, когда вернусь. — Бастьен направился к лифту, затем, остановившись, взглянул на кузена и спросил: — А Мередит позаботилась о кухне?
Винсент с ухмылкой кивнул:
— О да, позаботилась. Даже слишком хорошо позаботилась. Теперь у тебя достаточно еды, чтобы прокормить небольшую армию. Я уж не говорю о посуде — всех этих сковородках, кастрюлях и миксерах с блендерами. Надеюсь, что у твоих гостей хороший аппетит. Что же касается Криса, то я в этом абсолютно уверен. Знаешь, для такого тощего парня он ест невероятно много.
— Наверное, он умирает от скуки, поэтому и ест — чтобы хоть как-то развлечься, — предположила Терри.
Винсент, казалось, ненадолго задумался. Потом отрицательно покачал головой:
— Нет, непохоже. Сидя перед телевизором, этот парень, как я понял, редактирует какую-то книгу. Он нашел канал, где беспрерывно крутят старые фильмы. Кстати, весьма неплохой канал...

Гринвич-Виллидж — район Манхэттена в Нью-Йорке.
Блумингдейла - Большой универсальный магазин в Нью-Йорке.