Читать книгу “Демон страсти” онлайн

И даже в те короткие мгновения Бастьен совершенно потерял голову. Он готов был длить и длить это чудесное забытье, но ему помещали голуби. Но если бы не птицы...
— Проклятые голуби, — пробормотал Бастьен.
— Какие голуби? — спросила Кейт.
— Те, которые прервали наш поцелуй.
— Ты уже целовал Терри? — вмешался в разговор Люцерн.
— Дорогой, я же тебе говорила, что твой брат от нее без ума, — радостно защебетала Кейт.
Бастьен со вздохом покачал головой; только сейчас он осознал, что, задумавшись, вклинился в важный разговор о погибших цветах и злополучных вазонах.
— Люк, а ты откуда взялся? — пробурчал он в трубку.
— Я все время слушал, — ответил брат. — Это ведь и моя свадьба тоже, — добавил он, словно оправдываясь. — И не пытайся сменить тему, Бастьен. Рассказывай, как это было?
— Как было... что?
— Ну... этот ваш поцелуй.
— Видишь ли, я... — Бастьен умолк, не находя нужных слов. Поцелуй был восхитительным. Страстным и сладостным. И он заставлял жаждать все новых и новых поцелуев. Но этого он им не станет говорить. Но что же в таком случае сказать?
Бастьен пытался придумать подходящий ответ, но в этот момент его неожиданно выручил Роберто.
— Джентльмены, прошу прощения! — воскликнул цветочник. — Мы не могли бы вернуться к нашему вопросу?
— Да, Роберто, конечно! — закричала Кейт. — Я думаю, что твоя идея превосходна! У тебя есть адрес Бастьена?
— Зачем ему мой адрес? — заволновался Бастьен. Похоже, витая в облаках и думая о поцелуях, он что-то пропустил в их разговоре.
— Бастьен, Роберто пришлет тебе некоторые образцы нового оформления, ты их сфотографируешь и по электронной почте перешлешь Кейт снимки, — быстро проговорил Люцерн. — А ты что, нас не слушал? Ты думал о Терри, верно?
— Мне больше нравилось, когда твое участие в разговоре ограничивалось хрюканьем и хмыканьем, — язвительно ответил Бастьен. И тут же услышал, как его старший брат радостно засмеялся.
— Очень хорошо, — вновь вмешался в разговор Роберто. — Да, я записал адрес. Я начну прямо сейчас, а уже утром образцы доставят мистеру Аржено, чтобы он смог их сфотографировать. Пожалуйста, очень вас прошу, определитесь с выбором как можно скорее, чтобы мы гарантированно вовремя получили все необходимое.
— Да, Роберто, обещаю, — заверила цветочника Кейт. — Мы постараемся сделать все побыстрее.
— Вот и хорошо, — подытожил Роберто и тут же, попрощавшись, положил трубку и отсоединился.
— Итак, Бастьен, теперь рассказывай! — закричала Кейт.
— Да-да, братец, выкладывай, — присоединился к невесте Люцерн.
— Я непременно пришлю вам эти снимки, как только доставят образцы, — ответил Бастьен. — А теперь мне пора идти, чтобы не опоздать, сегодня вечером мы с Терри идем в театр. Пока!
Он тут же положил трубку, чтобы Кейт и Люцерн не смогли возразить. И невольно улыбнулся — все-таки ему удалось избежать допроса с пристрастием.
По-прежнему улыбаясь, Бастьен подошел к небольшому холодильнику, стоявшему в углу кабинета. Набрав код, он открыл дверцу и достал пакет с кровью. При виде живительной влаги Бастьен замер на мгновение, затем его верхняя губа приподнялась и выдвинулись длинные тонкие клыки ослепительной белизны. Секунду помедлив, он с наслаждением вонзил зубы в пластиковую упаковку.
Не выпуская пакет из рук, Бастьен вернулся к письменному столу и начал проверять сообщения, оставленные для него на письменном столе. Ни одно из них не показалось ему срочным, и это скорее всего означало, что все его работники были замечательными специалистами, так как вполне могли самостоятельно, без его ведома решать даже самые сложные вопросы. Что ж, если так, то он, возможно, вовсе не являлся таким уж незаменимым.
«И это, наверное, совсем неплохо», — подумал Бастьен. Снова улыбнувшись, он выбросил пустой пакет в мусорную корзину, стоявшую под столом, и вышел из кабинета. В приемной он попрощался с Мередит, затем направился к лифту.
Поднимаясь в свои апартаменты, Бастьен думал о предстоящем вечере. На сборы в театр у него оставалось около часа, то есть времени было вполне достаточно. Он предусмотрительно зарезервировал столик в небольшом итальянском ресторанчике, расположенном недалеко от театра. Оставалось лишь надеяться, что Терри нравилась итальянская кухня. В свое время Бастьен всегда отдавал предпочтение кухне Апеннинского полуострова, но — черт побери! — как же давно это было.
Уже в лифте Бастьен задумался о том, взять ли такси или же поехать в театр на собственной машине. В конце концов он решил, что на такси будет проще, не придется искать место для парковки.

— Хотите, я добавлю в салат сыра? — спросила Терри, заканчивая шинковать сельдерей. Она решила, что такой салат станет оптимальным блюдом: пища очень здоровая, готовится быстро, но в то же время будет достаточно сытно, чтобы перебиться до ужина.
— Как вам угодно, — ответил Винсент, пожав плечами.
Облокотившись о стойку бара, кузен Бастьена стоял и наблюдал за гостьей, довольно быстро освоившейся в чужой кухне и сейчас готовившей салат по-гречески. При этом они вполне непринужденно болтали о том, как она проводила время в Нью-Йорке. Правда, Винсент, преследовал определенные цели, когда завел разговор на эту тему. Ему было чертовски интересно узнать, куда именно Бастьен водил Терри и насколько ей понравилось общество кузена.
Терри с восторгом рассказывала о том, что видела и чем занималась, а также о том, какой Бастьен интересный и умный собеседник и как много он знает. Но в какой-то момент Терри вдруг поняла, что слишком уж нахваливает Бастьена Аржено — говорит о нем как влюбившаяся по уши девчонка.
Спрашивая про сыр, она постаралась сменить тему, но тут же почувствовала, как ее щеки покрывает предательский румянец.
— Таким я не видел кузена уже очень давно, — заметил Винсент.
Терри взглянула на него с любопытством:
— Каким именно?
— Счастливым.
Терри тут же почувствовала, что еще гуще покраснела. Стараясь не выдать себя, она опустила голову и сделала вид, что всецело сосредоточена на приготовлении салата.
— Неужели? — спросила она, немного помолчав.
— Да, таким я Бастьена уже давно не видел, — продолжал Винсент. — Но в те годы мы были гораздо моложе. В сущности, были мальчишками, — добавил он с какой-то странной иронией в голосе. А потом вдруг заявил: — И тогда Бастьен был влюблен.
При этих словах собеседника Терри почему-то удивилась. А потом — Господи, с какой стати?! — вдруг почувствовала укол ревности. «Но что же это со мной? — спросила себя Терри. — Ведь глупо так реагировать...» И вообще, почему она удивилась, узнав, что Бастьен был когда-то влюблен? Ведь трудно представить, чтобы мужчина, доживший, наверное, лет до сорока, не влюбился хотя бы однажды. Терри еще не спрашивала, сколько Бастьену лет, но решила, что ему где-то около сорока. Кроме того, она вовсе не влюблена в этого мужчину, поэтому не имела никакого права ревновать его к прежней любви.
— Та женщина разбила ему сердце, — тихо сказал Винсент. — И мне бы не хотелось, чтобы то же самое сделали вы.
Последние слова собеседника ошеломили Терри. Неужели Винсент мог предположить, что Бастьен испытывал к ней какие-то чувства? Повернув голову, она пристально посмотрела на него, по-прежнему кромсая листочки сельдерея.
Но Винсент смотрел вовсе не на нее, а на нож в ее руке. Внезапно Терри заметила беспокойство, промелькнувшее в его глазах, а затем он воскликнул:
— Осторожно! Вы можете пореза...
— Ох! — вскрикнула Терри. И тут же выронила нож — палец ее пронзила боль.
В следующее мгновение Винсент бросился к ней.
— Дайте я посмотрю, — сказал он.
Несколько секунд Терри колебалась, потом, подняв руку, показала Винсенту кровоточивший палец. И ей сразу же стало ужасно неловко, и она даже разозлилась на себя. Конечно, было довольно больно, но ранка-то оказалась совсем маленькой, — а она запаниковала так, словно только что отрубила себе руку.
— Иногда самые крохотные порезы бывают самыми болезненными, — заметил Винсент, словно читая ее мысли. Какое-то время он осматривал ранку и капельки крови, вытекавшие из нее. А потом вдруг склонился над ее рукой с таким видом, как будто наслаждался ароматом полевого цветка.
— Винсент! — Голос Бастьена прозвучал так неожиданно и резко, что и Терри, и его кузен одновременно вздрогнули.
Опустив руку, Терри повернулась к Бастьену, стоявшему в дверях кухни. Она робко улыбнулась ему, но он, казалось, даже не заметил ее улыбки — глаза его пристально смотрели на Винсента.
— Привет, Бастьен! Хватило и получаса в офисе? — с усмешкой спросил Винни. Указав на Терри, он добавил: — Мисс Симпсон крошила зелень и, к несчастью, порезалась. Я только взглянул на рану.
Бастьен тотчас бросился к гостье. Узнав, что кровь, запах которой он почувствовал, едва вошел в кухню, была не от укуса, он с облегчением вздохнул. А ведь он был абсолютно уверен в том, что Винсент укусил Терри. Теперь же, осознав, что ошибся, Бастьен был вне себя от радости.
— Порез сильный? — спросил он.
— К счастью, нет. — Винсент отступил в сторону, давая ему возможность рассмотреть ранку. — Достаточно будет забинтовать. Посмотрю, есть ли у нас бинты.
Бастьен молча кивнул и принялся осматривать рану. К его радости, кузен оказался прав, порез был незначительный, почти царапина, так что даже бинтовать не было необходимости. Но несколько капелек крови распространяли опьяняющий запах, который подействовал даже и на него, — так что уж говорить о Винсенте, питавшемся живой кровью. Почувствовав угрызения совести, Бастьен понял, что должен извиниться перед кузеном. Тот наверняка ужасно проголодался и, наверное, вскоре должен был отправиться на поиски пиши. А ведь даже он, Бастьен, хотя и выпил только что целый пакет крови, лишь с огромным трудом сдержался и не прижал палец Терри к свои губам — очень уж хотелось слизнуть эти крошечные красные бисеринки. А вот кузен, как ни странно, смог устоять перед соблазном, и это не могло не вызвать уважения.
Улыбнувшись, Бастьен проговорил:
— Да рана пустячная, так что все будет в порядке. Но все же я схожу с Винсентом и помогу ему найти бинт.
Отпустив руку Терри и спасаясь от соблазна, он быстро вышел из кухни и отправился на поиски кузена. Бастьен обнаружил Винсента в одной из комнат в дальней части пентхауса — тот метался по комнате, как голодный тигр.
— Я не кусал ее, — заявил кузен. — Поверь, не кусал. Мы просто разговаривали о тебе и...
— Я знаю, прости меня, пожалуйста, — в растерянности пробормотал Бастьен. Немного помолчав, спросил: — Вы что, действительно говорили обо мне?
Винсент тут же кивнул:
— Да, кузен. И я утверждаю, что ты очень ей нравишься, то есть нравишься по-настоящему. Но дело в том... Я уверен, что какой-то страх не позволяет ей отдаться своим чувствам. Можно сказать, что она боится своих чувств. Завоевать ее будет не так-то просто.
— Но я не хочу завоевывать ее, — заявил Бастьен. — У меня нет таких намерений.
Винсент внимательно посмотрел на кузена:
— Тогда чего же ты от нее хочешь?
Бастьен промолчал. Он не знал, что ответить. Зато он точно знал, что уже очень давно ни одна из женщин не пленяла его так, как эта. Более того, возможно, такой женщины не было за всю его жизнь. Наверное, даже его чувства к Жозефине были не столь сильны, ведь даже с ней, с той, которую он считал любовью всей своей жизни, Бастьен никогда не чувствовал себя столь комфортно и уютно. Терри была настолько естественной и откровенной, что это не могло не восхищать. Она всегда говорила то, что думала, вовсе не заботясь о том, что скажут о ней люди. Кроме того, она никогда не старалась казаться умнее, чем была на самом деле. То есть Терри была именно той женщиной, рядом с которой Бастьен мог быть самим собой.
В отношениях с ней смущало лишь одно: ему тоже хотелось быть честным, но он пока не мог быть с Терри полностью откровенным. Бастьен опасался, что если откроет ей свою тайну, то она отвергнет его так же, как в свое время отвергла Жозефина.
— Это риск, на который тебе в конце концов придется пойти, если ты рассчитываешь на серьезные отношения с Терри, — проговорил кузен.