Читать книгу “Демон страсти” онлайн


Правда, потом они больше часа обжимались и целовались у «Хилтона». И тогда она едва не потеряла над собой контроль. Но в конце концов они образумились и, быстро перекусив в передвижной кофейне, вернулись в пентхаус. Бастьен довел ее до двери спальни, которую она занимала, еще раз страстно поцеловал, затем чуть хрипловатым и полным страсти голосом пожелал ей спокойной ночи... и отправился в свою комнату. И это было самое чудесное свидание в ее жизни. Бастьен позволил ей почувствовать себя особенной — и не только потому, что был чрезвычайно любезен и внимателен, но и потому, что даже не попытался затащить ее в постель. Похоже, Бастьен Аржено действительно не искал очередного любовного приключения, а значит, она в самом деле нравилась ему. А он очень нравится ей. Так что выходит, все у нее в этот вечер и в эту ночь было замечательно, и ей наверняка будет очень больно, когда придется уезжать. Возможно, будет даже больнее, чем после смерти Йена. Потому что сейчас она уже понимала, что ее чувства к Йену были скорее юношеским увлечением. По сути, оба они были детьми, которые легко порхали по жизни, пока на Йена не обрушилась ужасная болезнь. И тогда все стало очень серьезно, и для своего мужа Терри, по существу, превратилась в заботливую мать — истинно по-матерински заботилась о нем и ухаживала за ним до последнего мгновения его жизни.
А вот с Бастьеном все было совсем по-другому. То, что она начала испытывать к нему, никак нельзя было назвать обычной увлеченностью интересным мужчиной. И чувство, растущее в ее душе, нисколько не походило на дружбу — в этом тоже не было ни малейшего сомнения. Бастьен Аржено становился для нее... жизненно необходимым, потому что только он позволял ей чувствовать себя настоящей женщиной.
Терри была вовсе не глупа и, конечно же, прекрасно понимала: прошло еще слишком мало времени, чтобы испытывать к мужчине подобные чувства. Но она все равно их испытывала — ничего не могла с собой поделать. Возможно, эти чувства обострились и усилились из-за того, что ее пребывание в Нью-Йорке было очень недолгим, но даже если и так — какое это имело значение? Ведь факт оставался фактом: она постоянно думала о Бастьене и хотела проводить с ним все свое время. Когда она открывала утром глаза, ее первая мысль была о Бастьене, засыпая же, Терри думала о нем же. И ей это нравилось. Нравилось чувство радости, которое ее охватывало, когда она дума об этом человеке. В такие минуты сердце ее начинало биться быстрее, и по всему телу разливались горячие волны. Когда Бастьен улыбался ей или делал комплимент, Терри чувствовала, что тает под его взглядом. И конечно же, от его поцелуев.
Да, такой счастливой она еще никогда не была, и в то же время ей никогда еще не было так страшно. Терри хотела, чтобы эти счастливые мгновения повторялись изо дня в день, но — о Боже! — как же она боялась вновь испытать страшную боль утраты.
Поскольку здравый смысл подсказывал ей, что эти чувства не могут быть любовью — ведь прошло слишком мало времени, — Терри решила рассуждать логично. «Конечно же, это не любовь, — говорила она себе. — Просто Бастьен мне нравится, очень нравится». Но если так, то вывод был очевиден: пока она в него не влюбилась, оставался шанс, что ей удастся сохранить душевное спокойствие и избежать боли, когда все это закончится, когда ей придется уехать.
— Ты сможешь с этим справиться, — сказала Терри своему отражению. — Просто постарайся не влюбиться в этого парня. Пусть он просто нравится тебе, но не более того.
Теперь, когда у нее появилось некое подобие плана действий, Терри обрела уверенность и, успокоившись, вновь принялась расчесывать волосы. Что ж, ей оставалось только наслаждаться временем, оставшимся до свадьбы Кейт. Да, она будет ежедневно общаться с Бастьеном, будет смеяться и болтать с ним, даже целоваться. Но ни в коем случае не станет влюбляться в него. Когда же придет время уезжать в Англию, ей не будет больно расставаться с Бастьеном. Да, конечно, будет ужасно грустно, но она сможет смириться с мыслью, что счастливое время прошло, как проходит все в этом мире.
— Доброе утро, солнышко, — приветствовал ее Винни, когда она вошла в гостиную. — Ты выглядишь просто замечательно, хотя вы с Бастьеном приползли домой уже под утро.
Терри улыбнулась Винсенту и показала ему язык.
— А откуда ты знаешь, когда мы вернулись?
Винни с усмешкой ответил:
— Я слышал, как вы разговаривали в холле. Было так поздно, что я уже начал волноваться. Я хотел было узнать, все ли у вас в порядке, но вы были... немного заняты. — Он снова усмехнулся. — Увидев вас целующихся у двери твоей комнаты, я понял, что у вас все в порядке и что в моей помощи вы не нуждаетесь. Не желая мешать сладкой парочке, я взглянул на часы и тихонько вернулся в постель. Вот и все.
Терри почувствовала, как загорелись ее щеки. Она и не думала, что Винни мог их увидеть.
— Значит, гуляли всю ночь, да? — осведомился Крис, сидевший, как обычно, на диване. — И где же вы гуляли?
От необходимости отвечать на вопрос Терри избавил звонок лифта. Кто-то хотел подняться в апартаменты.
— Вы кого-то ждете? — удивился Винсент.
— Вообще-то мы ждем флориста, то есть цветочника, — на всякий случай пояснила Терри. Шагнув к стене, она сдвинула панель, как это не разделал при ней Бастьен. И тотчас же на экране монитора появилось изображение людей в лифте; причем один из мужчин держал в руках целую охапку каких-то цветов.
Не спросив даже имени гостей, Терри нажала кнопку пуска, потом посмотрела на Винсента:
— Ты встретишь их? Пусть они оставят цветы здесь. А я пока сварю кофе.
— Да, конечно, — кивнул Винни.
— Они привезли цветы? — с удивлением спросил Крис. — Зачем они вам?
Терри не подумала о том, что многие мужчины относятся к цветам безо всякого восторга. И редактор, судя по всему, был именно из этих мужчин.
— Это варианты цветочного оформления для свадьбы Кейт и Люцерна, — объяснила она, направляясь к двери. — Бастьен сфотографирует их и отошлет по электронной почте Кейт, чтобы она выбрала те, которые, по ее мнению, самые лучшие.
Оставив мужчин разбираться с цветами и их размещением, Терри поспешила на кухню, чтобы приготовить кофе. Кофеварка была абсолютно новой и от нее пахло пластиком. А чтобы избавиться от этого запаха, следовало несколько раз вскипятить в кофеварке простую воду.
Обследовав кухню в поисках завтрака, Терри пришла в замешательство. Здесь было все, что только мог пожелать человек, но именно это стократно усложняло выбор. Впрочем, с этой же проблемой она столкнулась и накануне, перед походом в театр.
Терри решительно отвергла всевозможные экзотические продукты типа улиток, запеченных с ломтиками манго, и обратилась к традиционным англо-американским рецептам. Правда, от гренок она отказалась сразу — слишком просто, а «Поп тартс» и штрудель, поджаренный на тостере, казались слишком сладкими для завтрака.
Тихонько вздыхая, Терри какое-то время расхаживала по кухне. Наконец решила остановиться на омлете. Да, она приготовит огромный омлет, чтобы хватило всем. «Хотя, наверное, большую часть съедим мы с Крисом», — подумала Терри. Бастьен ел очень мало, а Винсент, казалось, вообще никогда не ел. Интересно почему? Ведь оба — довольно молодые и крепкие мужчины. Или, может быть, им надо готовить что-то особенное?
Пожав плечами, Терри начала доставать из холодильника продукты: яйца, лук, бекон, сыр, перец. Следовало добавить туда еще несколько томатов, тогда получится чертовски вкусный омлет. И еще она, наверное, поджарит тосты. Почему-то в это утро Терри чувствовала просто зверский голод.
Направляясь в гостиную, Бастьен уловил довольно странный, но очень аппетитный запах, витавший в воздухе. И тотчас же понял, что это Терри хозяйничала на кухне. «Неужели она уже выспалась?» — подумал он с улыбкой. А накануне они с ней замечательно погуляли. Сначала театр, потом ужин, а затем чудесный час, который они провели перед «Хилтоном» Впрочем, этот час сейчас вспоминался как одно мгновение. Да, прекрасное мгновение... А Терри — удивительная женщина. Умная и красивая собеседница. Теперь уже он окончательно убедился в том, что она идеально подходила на роль его суженой.
По словам матушки, подходящей женой могла стать только та женщина, мысли которой ему не удастся прочесть, потому что супруги не должны были вторгаться в сознание друг друга. «Мыслями следует делиться добровольно, — говорила Маргарет, — их нельзя таскать из разума, словно цыплят из курятника». А он не мог читать мысли Терри, но она щедро делилась ими с ним.
Бастьен снова улыбнулся. Больше всего в Терри ему нравились ее открытость и честность, а также ее страсть к жизни, не говоря уж о той страсти, которую она демонстрировала в его объятиях. Он прожил уже достаточно долго, чтобы знать: такую искренность и откровенность не так-то легко найти. Большинство людей скрывают свои чувства и мысли, но Терри — не из их числа. Она была прелестна, полна жизни и... О Господи, что с ней?
Бастьен замер в дверях гостиной. Прямо перед ним на полу лежала Терри. Лежала, раскинув руки. А ее роскошные медно-каштановые волосы разметались вокруг плеч и головы. Причем на прелестной шейке Терри отчетливо выделялись две красные точки.

Глава 9

— Ох, мой красавец, мой мужественный вампир! Апчхи!
Этот фальцет заставил Бастьена обратить внимание на двух мужчин, сидевших в нескольких метрах от Терри. Конечно, этот голос принадлежал редактору — не Винсенту же...
— Как сильно бьется мое сердце из-за... Апчхи!.. Из-за тебя, Дракула. Ты разжигаешь во мне пламя желания. — Крис с отвращением отбросил листок, который до этого держал в руке. Взглянув на Винсента, спросил: — Кто написал эту чушь?
— Драматург, — ответил Винни. — Профессиональный драматург.
— А я про... Апчхи! А я, между прочим, профессиональный редактор. И я ни за что не стал бы печатать этот вздор.
— Ты просто не понимаешь театральной специфики. Все это — намеренная аффектация, — заявил Винсент. — Ты когда-нибудь слышал об одной пьеске, на основе которой был создан полнометражный художественный фильм под названием «Шоу ужасов Роки Хоррора»?
— Это действительно была неплохая пьеса, — ответил Крис, потирая свой распухший нос. — А это... апчхи! Это самая настоящая чушь. Господи, ну когда же появится этот парень из аптеки и принесет — апчхи! — таблетки от аллергии?
— Я тоже жду его с нетерпением, можешь мне поверить, — со смехом ответил Винсент. Увидев в дверях Бастьена, он с улыбкой воскликнул: — О, приветствую, кузен! Наконец-то ты решил к нам присоединиться?
— Да, решил. А что у вас тут...
В этот момент Терри открыла глаза и, приподнявшись, села на полу. Затем встала и, взглянув на Бастьена, с веселой улыбкой проговорила:
— Доброе утро. Хорошо спалось?
Бастьен кивнул и вошел в комнату. Остановившись прямо перед Терри, он дотронулся до одной из красных отметин на ее шее, затем попробовал каплю на вкус.
— Соус? — пробормотал он в изумлении. Выходит, две капельки обычного соуса едва не вызвали у него приступ, который можно было бы сравнить с сердечным приступом смертных. — А я сначала подумал... — Бастьен вовремя прикусил язык.
— Конечно, это кетчуп. А что же еще? — Она стерла и вторую отметину. — Видишь ли, мы помогали Винсенту репетировать. Я была Люси, а Крис — Миной. — Терри взглянула на редактора, и тот снова чихнул. — Дело в том, что у него аллергия на цветы, — пояснила она шепотом. — Я предложила ему пойти в другую комнату и там дождаться, когда цветы сфотографируют и унесут, но он говорит, что это не поможет.
Редактор кивнул и проговорил:
— Я уже пытался закрыться у себя в комнате, но этих цветов здесь столько... Апчхи! Пыльца, похоже, разлетелась по всей квартире, так что ничего не поможет, кроме таблеток от аллергии.
Бастьен молча кивнул и осмотрелся. Только сейчас он заметил, что вся гостиная была заполнена цветами, так что теперь она напоминала цветочный магазин. Он не заметил этого сразу только потому, что ужасно испугался, когда увидел Терри, распростертую на полу. А она, снова улыбнувшись, сказала:
— Я уже приготовила завтрак. Омлет. Может, поешь, а?
Бастьен улыбнулся ей в ответ и кивнул:
— Да, конечно! С удовольствием!
— Вот и хорошо. Я сейчас, — радостно прощебетала Терри и, развернувшись, выбежала из комнаты.
Немного помедлив, Бастьен последовал за ней. Он твердо решил, раз уж Терри приготовила для него этот омлет, он непременно его съест. Омлет, приготовленный для него Терри, — это просто замечательно.
«Да ты по уши влюбился!» Эти слова вошли в его сознание вместе с донесшимся до его слуха ехидным смешком. Проклятый Винсент!