Читать книгу “Демон страсти” онлайн


— Да, наверное, ты прав, — ответила Терри.
Они поднялись с дивана, и Бастьен помог ей привести в порядок одежду. Потом, обнявшись, они быстро прошли по коридору, и, распахнув дверь, он замер в изумлении. Терри же, тихонько вскрикнув, прикрыла рот ладонью. Картина, представшая их взорам, напоминала некое сюрреалистическое действо. Крис, то и дело чихая и пронзительно вскрикивая, как безумный, скакал на здоровой ноге вокруг кофейного столика и размахивал костылем. А второй его костыль валялся на полу между диваном и столиком. Винсент же бегал за редактором и постоянно размахивал над его головой своим черным плащом. При этом Винни хлопал беднягу по плечам и по голове то рукой, то тем же плащом, словно старался сбить с него пламя, хотя в комнате, к счастью, не было огня — не было даже намека на пожар.
Бастьен в изумлении таращился на эту парочку. «Может, это репетиция новой сцены?» — подумал он. Взглянув на Терри, он спросил:
— Это что, еще один эпизод из пьесы?
Пожав плечами, она пробормотала:
— Не знаю... Очень может быть. Хотя... не очень-то похоже, — добавила Терри сомнением в голосе. — Слишком уж все... натурально. А ты что об этом думаешь?
— Гм... — ответил Бастьен; другого ответа у него не было. — А ты-то, Терри, что думаешь? — спросил он, в свою очередь.
Она и вовсе ничего не ответила, даже «гм» не сказала — просто пожала плечами.
Бастьен же вновь посмотрел на «танцующий дуэт»; ему хотелось узнать, чем же закончится эта странная пляска.
И тут Крис, описав почти полный круг вокруг кофейного столика, начал быстро приближаться к тому месту, где лежат его второй костыль. Но он, к несчастью, не видел этого, так как был слишком занят — отмахивался от плаща Винсента.
Но Терри, заметившая опасность, грозившую редактору, громко закричала:
— Крис, осторожно, твой костыль!..
Увы, было поздно. Редактор со всего разбега споткнулся об алюминиевый костыль. Несколько мгновений он молотил руками по воздуху, пытаясь удержать равновесие, а затем, пронзительно вскрикнув, рухнул на пол. Винсент же, споткнувшись о Криса, упал на него.
— О Боже, — прошептала Терри. — Я ведь его предупредила.
— Ты сделала все, что могла, — ответил Бастьен и тут же бросился на помощь. — Что тут у вас происходит? — Он схватил кузена за руку и рывком поднял его на ноги. Чтобы поднять редактора, потребовалось гораздо больше времени, поэтому Бастьен не торопился ему помогать.
— Сюда залетела пчела, — пробурчал Винсент.
— Пчела? — переспросил Бастьен с удивлением. — Значит, весь этот шум из-за маленькой пчелы?
— Вот эта пчела? — Терри указала на насекомое, с жужжанием кружившее над головой редактора.
Мистер Киз, все еще лежавший на полу, в ужасе закричал:
— Что?! Где она?! Она еще здесь?!
— Но это ведь всего лишь пчела, парень, — попытался успокоить его Бастьен. Ему было даже неловко за Криса: парень скакал по комнате, как безумный, и вопил, словно девчонка, из-за какого-то крошечного насекомого.
— Дело в том, что у него аллергия на пчел, — объяснил Винсент.
— Ах вот оно что... — протянул Бастьен; теперь он наконец-то понял, что произошло. — Черт возьми, убирайся! — заорал он на пчелу, когда та попыталась усесться на нос редактора.
— О Боже, — простонал Крис. — Я умираю...
— Не бойся, парень, мы спасем тебя, — сказал Бастьен, едва удерживаясь от смеха.
— Насколько сильна эта твоя аллергия? — спросила Терри. — Нет-нет, не дуй на нее! — закричала она, увидев, что мистер Киз, выпятив губы, собирается дунуть на пчелу, снова нацелившуюся на его нос. — Не дуй на нее, Крис. Я где-то читала, что они в таких случаях ужасно злятся и кусают тех, кто на них дует.
— О Боже! — завопил Крис (по-видимому, пчела, решив, что с нее достаточно, именно это и сделала, то есть ужалила беднягу).
Повернувшись к Винсенту, Терри спросила:
— Насколько сильная у него аллергия?
Винни пожал плечами:
— Откуда мне знать?
— Но ты знал, что у него аллергия?
— Крис об этом сказал, когда пчела вылетела из одного из цветочных украшений, — объяснил Винни. — И он тут же начал прыгать по комнате, пытаясь спастись от насекомого, так что времени на подробности у нас не было.
— О Господи!.. — снова закричал редактор.
Терри повернулась к Бастьену.
— Может лучше вызвать «скорую»? — спросила она.
— Возможно, у него есть с собой какое-то лекарство, — предположил Винсент. — Однажды я работал с девушкой, у которой была аллергия на арахис. Так она всегда носила с собой ампулу какого-то... антигистаминного средства, кажется, так оно называется.
Бастьен же почти не слышал, о чем говорили его кузен и Терри; он внимательно наблюдал за Крисом, нос которого распухал буквально на глазах. Ясно было, что парню срочно требовалась медицинская помощь. И если у Криса не было лекарства, о котором упоминал Винсент, то следовало немедленно посадить его в машину, чтобы отвезти в больницу.
Присев на корточки перед редактором, Бастьен спросил:
— У вас есть какое-нибудь лекарство?
Крис отрицательно покачал головой, и Бастьен, подхватив его на руки, проговорил:
— Кто-нибудь... возьмите мои ключи от машины, они на кофейном столике. — В следующую секунду он вышел из гостиной.
Терри с Винсентом молча переглянулись и выбежали из комнаты. Догнав Бастьена, Винни сказал:
— Не беспокойся. Ключи у меня.
Они вошли в лифт, пропустив вперед Бастьена с его ношей.
— А я уже захватила ручку.
— Ручку? — Винсент взглянул на нее с удивлением. — Какую еще ручку?
— Ну, на тот случай, если нам на дороге придется делать... эту операцию на горле, — объяснила Терри.
— На горле? — Винсент вопросительно посмотрел на кузена, но тот лишь покачал головой; Бастьен понятия не имел, о чем говорила Терри.
Винни снова на нее взглянул, и она спросила:
— А разве вы не знаете? Если начнется отек горла и Крис не сможет дышать, нам придется пробить ему горло и вставить пустую ручку — чтобы воздух мог напрямую попадать в трахею.
Услышав тихий стон, Бастьен взглянул на Криса и увидел, как тот побледнел. Вид у парня был ужасный, и лицо сделалось бледно-зеленым — только не ясно было, что так подействовало на беднягу. «Возможно, просто услышал про «операцию»», — подумал Бастьен. В следующую секунду догадка его подтвердилась.
— Вы имеете в виду... трахеотомию? — пробормотал редактор.
Винсент утвердительно кивнул:
— Не исключено, что придется сделать и это.
— Не волнуйся, Крис. — Терри похлопала редактора по руке, пытаясь успокоить его. — Мы не позволим тебе умереть. Мы сделаем все, чтобы сохранить тебе жизнь.
Мистер Киз промолчал, но у Бастьена создалось впечатление, что Терри не удалось его успокоить; более того, редактор, судя по всему, лишился от страха дара речи. Что ж, беднягу можно было понять. Ведь операция на горле с помощью шариковой ручки — процедура, наверное, не очень-то приятная.
Тут лифт спустился в подземную парковку, и Бастьен, по-прежнему держа Криса на руках, направился к своему «мерседесу».

— Как вы себя чувствуете? — спросила Терри, когда Бастьен несколько часов спустя усаживал Криса обратно на диван.
— Дайте мне умереть спокойно... — простонал редактор.
По крайней мере Терри показалось, что он произнес именно это. Разобрать слова было довольно сложно, так как голос Криса очень изменился.
Лицо мистера Киза распухло и стало пунцовым; сейчас он выглядел так, словно участвовал в бою без правил и, само собой, потерпел поражение. Терри же не могла поверить, что человека в таком состоянии отпустили из больницы. Ей казалось, что врачи должны были продержать его у себя по меньшей мере неделю. Крис по-прежнему едва дышал, и это пугало. В больнице беднягу чем-то накачали, потом, решив «немного понаблюдать» мистера Киза, заставили их всех прождать в приемной несколько часов. Наконец заверили, что, мол, «динамика положительная», и сказали, что все будет прекрасно и что не стоит опасаться за его жизнь.
Терри, однако, не поверила медикам. Она считала, что его должны были оставить в больнице хотя бы до утра — чтобы убедиться в «положительной динамике». Поскольку же врачи этого не сделали, ей самой следовало присматривать за Крисом. Кроме того, она решила, что выступит в качестве свидетеля, если Киз умрет и его родственники подадут на медиков в суд.
— Терри?
— Да, слушаю. — Она повернулась к Винсенту, развалившемуся в кресле.
— Дорогая, в следующий раз, если у нас вдруг возникнет чрезвычайная ситуация и ты захочешь сесть за руль, напомни мне, чтобы я сказал «нет».
Терри поморщилась. Наверное, ей действительно не следовало садиться за руль, но так уж получилось... Когда они подошли к машине, Бастьен усадил Криса на заднее сиденье, сел рядом с ним и сказал:
— Пусть один из вас сядет за руль, а другой рядом с мистером Кизом, но с другой стороны. Не исключено, что мне в дороге понадобится помощь.
Для Терри этих слов было достаточно. Она выхватила ключи у замешкавшегося Винсента и прыгнула в правую дверцу «мерседеса». Руля перед ней не оказалось, и она, мысленно выругавшись, кое-как перебралась на водительское место. Надо же было забыть, что в Америке сиденье водителя расположено слева, а не справа, как в Англии.
Направляясь к бару, Бастьен пробормотал:
— Кстати, если уж мы заговорили об этом... Скажи, Терри, у тебя есть международные права?
— Э-э... нет. — Она в смущении покачала головой. Да, конечно, ей не стоило садиться за руль. Но в тот момент, когда она оказалась перед выбором — сесть за руль или, возможно, помогать Бастьену делать трахеотомию подручными средствами, — в тот момент у нее просто не было выбора. (Терри плохо переносила вид крови и панически боялась даже уколов, поэтому села за руль.)
Заметив, как кузены переглянулись, Терри добавила:
— Но ведь мы очень быстро добрались до больницы, не так ли?
— И даже, как ни странно, добрались невредимыми, — пробурчал Винсент. — Думаю, стоит тебе напомнить, что в Нью-Йорке действуют довольно жесткие ограничения скорости.
Стараясь удержаться от улыбки, Терри прикусила губу. Ей никогда не забыть белое как мел лицо Винсента, которое она увидела, взглянув в зеркало заднего обзора. Вцепившись в ремень безопасности, он с ужасом смотрел, как она на бешеной скорости лавировала между машинами, стараясь как можно быстрее доехать до больницы. А Бастьен, добровольно взявший на себя роль штурмана, подсказывал ей, в каком месте делать очередной поворот.
— На следующем перекрестке направо! А тут налево! — кричал он то и дело.
Она мчалась с такой скоростью, что несколько поворотов, как ей тогда показалось, машина преодолела на двух колесах.
— Не переживай, Терри. Ты проделала все мастерски, — утешил ее Бастьен, наливавший виски.
— Я тоже не прочь выпить, — заявил Винсент.
Молча кивнув, Бастьен наполнил еще один стакан.
— Ну... что ж, похоже, все в порядке, — пробормотала Терри, посмотрев на Криса. Тот крепко спал, и это немного успокаивало.
— Думаю, мне следует связаться с издателем, на которого они с Кейт работают, — сказал Бастьен, обходя барную стойку. — Нужно позвонить и предупредить, что Крис не сможет завтра появиться на работе. А он ведь, кажется, собирался...
Накануне редактор решил, что если уж боль в ноге почти прошла, то он вполне сможет работать в офисе. Но теперь, конечно же, об этом не могло быть и речи.
Бастьен протянул Винсенту один из стаканов, потом повернулся и начал рассматривать цветы, занимавшие почти все свободное пространство в комнате.