Читать книгу “Незавершенные дела” онлайн


— Я принадлежу только себе, Брэди, и заруби это на носу. Тогда, может быть, у нас что-то получится.
— У нас обычно неплохо получается. — Его рот имел вкус гнева, отчаяния и желания. — Ты не станешь этого отрицать.
— Вот и хорошо, и этого пока достаточно. Я здесь, с тобой. — Ее глаза потемнели, как и его глаза. В них горела решимость. — И пока я здесь, никого и ничего другого не будет. — Ее руки потянулись, чтобы обнять его. — Нам и этого хватает.
Ничего подобного. Когда он бросился на нее, жадно сминая ее губы свои ртом, с кипящей кровью, он понимал, чего им не хватает.
Она проснулась утром одна и, чувствуя его запах на остывающих простынях, подумала, что им всегда будет мало.

Глава 11

«Неплохо», — думала Ванесса, слушая, как Энни, пыхтя и останавливаясь, играет одну из своих любимых композиций Мадонны. Мелодия была хоть и запоминающаяся, но играть ее начинающим было непросто, и потому ей пришлось упростить оригинал, чтобы неумелые пальцы Энни могли справиться с исполнением. К чести Энни, она была самой усердной среди учеников Ванессы и за последнее время сильно прибавила в технике. Ванесса не могла не признать, что ее отношение к преподаванию изменилось. Она и не думала, что ей понравится учить детей музыке. У нее было чувство, что она делает что-то полезное — небольшое, но важное дело. В занятиях с детьми была еще одна положительная сторона: они отвлекали ее от мыслей о Брэди. По крайней мере на час или два в течение дня.
— Молодец, Энни, — похвалила девочку Ванесса, когда та закончила.
— Я до конца сыграла, вы слышали? — Удовольствие на лице Энни стоило нескольких фальшивых и пропущенных во время исполнения нот. — Я могу повторить.
— На следующей неделе. — Ванесса услышала, как хлопнула входная дверь. — Занимайся дома. Привет, Джоанн.
— Привет! Я слышала музыку. — Джоанн поудобнее взяла Лару, сидевшую у нее на руках. — Энни Крэмптон, это ты играла?
— Да, — ответила Энни, сверкая брекетами. — Я сыграла все от начала до конца, и мисс Секстон сказала, что я молодец.
— И правда. Я тебе просто завидую. Меня-то она ничему не смогла научить.
— Миссис Найт ленилась заниматься, — пояснила Ванесса.
— А я не ленюсь. И мама говорит, что за три недели я выучила больше, чем раньше за год. — Энни собрала свои ноты. — До свидания, мисс Секстон.
— Она и вправду хорошо играет, — сказала Джоанн, когда за Энни закрылась дверь. — А как другие твои ученики? Сколько у тебя их, кстати?
— Учеников у меня под завязку — двенадцать человек. — Ванесса взяла Лару за руку и потерлась носом о ее носик. Лара захихикала. — Все они довольно неплохо учатся. Представляешь, я проверяю их руки, прежде чем они сядут за инструмент, а то Скотт Снукс на днях пришел весь в зеленке и измазал клавиши.
Джоанн рассмеялась.
— У тебя, наверное, следующий ученик на очереди?
— Нет, спасибо ветрянке. Пойдем в гостиную. Дай-ка мне ее. — Ванесса взяла на руки Лару.
— Я на минутку. Забежала узнать, как ты, не нужно ли чего-нибудь. Наши отпускники сегодня возвращаются, ты не забыла? Я-то все утро за Ларой по дому пробегала. За ней теперь не уследишь. — Джоанн плюхнулась на стул. — А как я радовалась, когда она стала делать первые шаги! Теперь только держи ее, а мне сегодня столько всего надо купить!
— Слушай, ты поезжай за покупками, а ее оставь здесь. — Ванесса осторожно отвела ручку Лары, зажавшую цепочку у нее на шее. — И купи мне заодно ноты. Названия я тебе сейчас напишу.
— То есть ты хочешь сказать, что я могу одна прошвырнуться по магазинам? — Глаза Джоанн загорелись.
— Ну да, у тебя есть пара часов.
Джоанн с воплем подскочила и расцеловала по очереди свою дочь и Ванессу.
— Лара, детка, я тебя люблю. Пока!
— Стой! Я не написала тебе, что мне нужно.
— Ах да! — Джоанн остановилась и вздохнула. — Я, наверное, ужасная мать. Я ведь рада до безумия бросить собственного ребенка. Ты не представляешь, как мне надоело таскаться по магазинам с коляской и упаковкой памперсов наперевес. Я просто чудовище.
— Перестань, — рассмеялась Ванесса, — тебе просто необходимо отвлечься.
— А вы тут без меня справитесь? — Она обвела взглядом гостиную. — Хорошо бы кое-какие вещи убрать повыше, а лучше прибить их гвоздями к стене.
— Не беспокойся, мы не пропадем. — Ванесса опустила Лару на пол и дала ей на растерзание журнал мод.
— На всякий случай оставляю вам вместе с памперсами бутылку яблочного сока. А ты сумеешь поменять памперс?
— Ну, я видела, как это делают. Думаю, справлюсь.
— Что ж, если ты уверена, что у тебя нет других дел…
— Вечером я совершенно свободна. Когда приедут наши молодожены, я зайду к ним, вот и все.
— Брэди, наверное, тоже приедет.
— Понятия не имею.
— Вы с ним, случайно, не поссорились? — спросила Джоанн, не сводя глаз с Лары, которая ковыляла к кофейному столику.
— С чего ты взяла?
— На днях я его видела и обратила внимание, что он какой-то грустный и рассеянный, будто сам не свой.
— Он сделал мне предложение.
— Ух ты! Здорово! — Джоанн бросилась обнимать подругу, а Лара завизжала и забарабанила по столику. — Видишь, как ребенок за тебя рад?
— Я ему отказала.
— Что? — Джоанн пораженно отшатнулась. — Но почему?
Ванесса смотрела в сторону, чтобы не видеть ее огорченного лица.
— Это все слишком скоро, Джоанн… Я не успела вернуться, а тут такие события… Наши родители… — Она убрала на полку фарфоровую вазу, подальше от Лары. — Когда я приехала, я не знала даже, надолго ли я тут задержусь. Я думала, недели на две или, может, на месяц… А следующей весной я планирую отправиться в турне.
— Но это не значит, что у тебя не должно быть личной жизни. То есть если ты, конечно, хочешь, чтобы она была.
— Я не знаю, чего я хочу. Брак… — она беспомощно оглянулась, — я даже не понимаю, что это такое. Как я могу выйти замуж за Брэди?
— Но ты ведь его любишь?
— Люблю… наверное. Но мне не хочется повторять ошибок своих родителей. Нам нужно сначала выяснить, совпадают ли наши желания.
— А какие у тебя желания?
— Я пока не знаю.
— Тебе лучше побыстрее с этим определиться. Зная моего братца, могу сказать, что долго тянуть он тебе не даст.
Ванесса не собиралась спорить с ней на эту тему.
— Если ты хочешь успеть до возвращения наших родителей, то поторапливайся, — напомнила она.
— Да, ты права. — Джоанн направилась к двери, но на полпути обернулась и сказала: — Хоть мы и сестры, я все-таки надеюсь, что у меня будет и невестка.

Подходя к дому Ванессы, Брэди понимал, что напрашивается на неприятности. В последнюю неделю они почти не виделись. Когда тебе отказывает любимая женщина, понятно, что это задевает твое самолюбие. Ему хотелось верить, что это простое упрямство, что если он поднажмет, она сдастся, но внутренний голос подсказывал, что причины ее отказа гораздо глубже.
Так или иначе, он должен был ее увидеть. Он постучал в дверь, но ему никто не ответил. Внутри что-то падало и гремело. «Наверное, она злится на себя, потому что упустила свой шанс, и потому крушит мебель и бьет посуду», — подумал Брэди. Эта мысль ему так понравилась, что он едва не засвистел от удовольствия. Дверь, как обычно, была незаперта. Он толкнул ее и вошел.
Увиденное никак не соответствовало его ожиданиям. На полу сидела его племянница в окружении кастрюль и сковородок и упоенно стучала по ним крышкой, а Ванесса, обсыпанная мукой, готовила что-то у стола.
— Привет.
Ванесса, с пучком сельдерея в руке, обернулась. Ее сердце стремительно подпрыгнуло — как обычно при виде его, но она не улыбнулась. Он тоже.
— А, это ты, Я не слышала, как ты вошел.
— Это совсем неудивительно. — Он наклонился, чтобы потрепать Лару по голове. — Чем это ты занимаешься?
— Сижу с ребенком, пока нет Джоанн. Она поехала прошвырнуться по магазинам.
— А ей здесь нравится, — заметил Брэди. Лара тем временем подбиралась к батарее консервов. Ванесса подула на свой белый от муки нос. Бардак, который они учинили в гостиной, приводил ее в отчаяние. — Похоже, сейчас она все этикетки с банок поотрывает. У тебя есть что-нибудь выпить?
— У Лары есть бутылка яблочного сока.
— Ну нет, я не стану отнимать сок у ребенка.
— В холодильнике есть банка лимонада. — Она продолжила резать сельдерей. — Возьми сам, у меня руки заняты.
— Я вижу. — Он открыл холодильник. — А что ты готовишь?
— Ничего хорошего, — нож в ее руке с тупым звуком уперся в разделочную доску, — а вообще собиралась приготовить запеканку к возвращению родителей. Чтобы лишний раз не заставлять Джоанн. — Ванесса с отвращением бросила нож. — Но у меня ничего не выходит. Я ничего этого не умею. Я взрослая женщина, но если бы не обслуживание номеров в гостиницах, не кафе и рестораны, я бы умерла с голоду.
— Ты делаешь отличные бутерброды с ветчиной, — утешил ее Брэди, помешивая деревянной ложкой лимонад.
— Я не шучу, Брэди.
— И напрасно.
— А что бы я стала делать, будь я женой врача? — сокрушалась Ванесса.
Ложка в его руке замерла.
— И что тогда?
— Вот он пришел бы домой после рабочего дня, просидев целый день на приеме и помотавшись по больницам, а мне надо его накормить. Надо что-то приготовить на ужин, разве не так? Разве не этого он ожидал бы от меня?
— Почему бы тебе не спросить его самого?
— Черт возьми, Брэди, ты что, не понимаешь, о чем я? У меня ничего не вышло бы.
— Пока что я вижу, что у тебя не выходит… — он присмотрелся к разложенным на столе продуктам, — что это у тебя не выходит, Ван?
— Запеканка из тунца, — надулась она.