Читать книгу “Демон страсти” онлайн


Терри молча кивнула, и оба, покинув кухню, направились к лифту. Когда дверцы открылись, они увидели еще одну тележку, рядом с которой стоял курьер — необычайно низкорослый, зато хорошо упитанный.
— Терри Симпсон? — спросил толстяк.
— Совершенно верно. — Она протянула руку за квитанцией.
— Куда прикажете...
— На кухню. Пожалуйста, за мной, — пробурчал Винсент.
Терри вновь принялась изучать квитанцию, а курьер с актером направились в кухню.

Глава 11

В раздражении топнув ногой, Бастьен вновь нажал кнопку вызова лифта. Он не привык так долго ждать и уже начинал злиться.
— Черт возьми, что происходит? — пробормотал он, в очередной раз вызывая лифт.
Судя по всему, с лифтом происходило что-то странное. Во всяком случае, Бастьен не мог припомнить, чтобы когда-либо ему так долго приходилось ждать. И было совершенно непонятно, чем вызвана задержка.
«Может, что-то вышло из строя?» — подумал Бастьен. Он уже собирался вернуться в офис и позвонить наверх, чтобы узнать, в чем дело, но тут лифт наконец прибыл. С облегчением вздохнув, Бастьен вошел в кабину, нажал кнопку подъема... замер на мгновение. Потом, усмехнувшись, пробормотал:
— Ах, вот в чем дело…
В кабине витали кухонные запахи, и было ясно, что здесь только что побывал курьер, доставлявший в пентхаус обед. «Но все же не объясняет столь долгую задержку», — подумал Бастьен, нахмурившись. Кроме того, он был очень недоволен тем, что Терри скорее всего сама оплачивала заказ.
Когда он вышел из лифта, ни в холле, ни в коридоре никого не было. Зато из гостиной доносились голоса. Бастьен был абсолютно уверен, что сейчас застанет там Терри и Криса, уплетающих пиццу или какую-нибудь китайскую снедь. Но оказалось, что его гости вместе с Винсентом бродили среди моря бумажных цветов, с любопытством разглядывая какие-то высокие блестящие тележки, от которых исходили всевозможные гастрономические ароматы.
— А здесь что? — спросил Винсент, приподняв крышку довольно объемистой кастрюли. Опустив крышку на место, он отступил на несколько шагов и окинул тележку критическим взглядом. Потом воскликнул: — Терри, здесь есть салфетка с монограммой «К.С»! Что бы это значило?
— «К.С.»? — переспросила Терри и принялась просматривать какие-то бумаги. — «К.С.», «К.С.» — твердила она словно заклинание. — А, понятно! «К.С.» — «Кухня Сильвии». Вот смотри. — Терри подошла к Винсенту и протянула ему листок.
Молча кивнув, Винни отрезал полоску скотча, закрепил листок на крышке кастрюли.
— А здесь на крышке стоит «Б.Д.», — сказал Крис, заглянув в другую тележку.
— «Б.Д.»? — пробормотала Терри. И вновь начала пересматривать бумаги. — Только что я видела то ли «Беллу Донну» или «Беллу Дольчи». В общем, что-то в этом роде. А... вот, наверное...
— Очень надеюсь, что не белладонна, — с улыбкой проговорил Бастьен.
Все трое тотчас же повернулись к двери; они только сейчас увидели Бастьена.
— Ох, ты уже вернулся... — Терри улыбнулась, но чувствовалось, что ей очень не по себе.
Бастьен прошел в комнату и осмотрелся. Повсюду были цветы, а теперь еще и эти тележки...
— Либо вы немного пожадничали с заказом, либо прибыли блюда на пробу, — сказал он, усмехнувшись.
— Второе, — ответила Терри. — Доставили образцы на пробу. Ты уж прости за этот хаос, — она окинула взглядом комнату, — курьеры, как сговорились, шли один за другим.
— Да-да, как будто сговорились, — подтвердил Винсент, глядя на тележки.
— Просто ужас какой-то, — продолжала Терри. — Я едва успевала подписывать бумаги, они подсовывали мне их одну за другой.
— Почему-то эти рестораторы ужасно любят всякие бумажки, — пробурчал редактор.
— Да, действительно, — подхватила Терри. — Бесконечные счета и квитанции. — Она кивнула на стопку документов, которую держала в руках. — В конце концов мы совершенно запутались. А теперь пытаемся определить, где чей счет. Ведь можно перепутать...
Бастьен прикусил губу, пытаясь сдержать улыбку. Терри была в таком состоянии, что вряд ли оценила бы его веселье. Она казалась совершенно измотанной... и была снова восхитительной. Но говорить ей об этом, пожалуй, не стоило.
Окинув взглядом комнату, Терри в отчаянии воскликнула:
— О Боже, что с этим делать? Как мы все это попробуем? Я уж не говорю о том, чтобы съесть все это... Ну почему они столько всего привезли? — Терри взглянула на дешевую шариковую ручку, которую держала в руке. — Боже, здесь творилось такое безумие, что я даже стащила у кого-то из этих парней ручку!
— Целых две, — заметил Крис, указывая на ручку, торчавшую из кармана ее джинсов.
— Нет, три, — уточнил Винсент. Приблизившись к Терри, он ловким движением фокусника выдернул у нее из-за уха еще одну ручку.
Терри поморщилась и тяжко вздохнула; казалось, она вот-вот заплачет. Тут все принялись ее успокаивать, но каждое ласковое слово делало бедняжку еще более несчастной. Наконец Бастьен, не выдержав, молча обнял ее и прижал к груди. Потом погладил ее по волосам и прошептал:
— Все в порядке, детка. Мы с этим разберемся. Кроме того, нет никакой необходимости съедать все. Нужно лишь попробовать каждое блюдо. Этим мы сейчас и займемся. А когда мы определимся с выбором, то остальные счета нам просто не понадобятся.
— Но тебя ведь здесь не было, — пробормотала Терри. — И на всех документах стоит моя подпись. Мне нужно убедиться, что документы в порядке. Надо, чтобы все тележки вернулись к хозяевам.
— Мы разберемся, — повторил Бастьен. Обнимая Терри за плечи, он подвел ее к дивану, усыпанному бумажными цветами. — Почему здесь повсюду цветы? — спросил он, нахмурившись. — И весь пол ими усыпан...
Терри уселась, а Винсент, окинув взглядом гостиную, пробурчал:
— Один из курьеров опрокинул коробку, стоявшую на столике. А мы из-за этих проклятых тележек еще не успели все собрать.
— А другой курьер споткнулся о коробку, стоявшую на полу, и тоже все рассыпал, — сообщил Крис. — К счастью, в этой коробке лежали бракованные цветы. А готовые изделия мы почти все убрали.
— Да-да, готовые почти все, — закивал Винсент. — Так что не беспокойся.
— А может, нам на время вынести цветы в другую комнату? — спросил Бастьен. — Ведь мы столько времени на них потратили. Будет очень обидно, если мы заляпаем свадебные украшения каким-нибудь соусом.
— Уже убираем, — отозвался Винсент. Он начал собирать в пакеты открытые упаковки «клинекса», а Крис, став на четвереньки и толкая перед собой коробку, принялся собирать с пола бумажные цветки. Терри, видимо, не желавшая оставаться в стороне от общего дела, опустилась на ковер и тоже стала собирать рассыпавшиеся цветки. Спустя минуту она уселась на пятки и со вздохом пробормотала:
— Бастьен, ну как четыре человека смогут продегустировать такое множество блюд?
— По два одновременно, — ответил он тотчас же. Усевшись на пол рядом с Терри, пояснил: — Надо ставить рядом по две тележки, а затем брать по кусочку из каждой и решать, что лучше. А то, что нам не понравится, будем сразу выкатывать в холл.
Терри молча кивнула и ненадолго задумалась. Повернувшись к Бастьену, спросила:
— А если одно блюдо окажется лучше у одного поставщика, а что-то другое — лучше у другого?
Такого варианта Бастьен не учел, поэтому тоже задумался. Минуту спустя заявил:
— Полагаю, что самое главное — основное блюдо. Мы пройдемся по всем поставкам, сравнивая по два основных блюда одновременно. Отбракованные блюда будут отправляться в холл, а остальное... еще куда-нибудь. Таким образом, мы значительно облегчим работу. Ну а потом... начнем сравнивать другие блюда.
— А куда убрать все это? — Винсент кивнул на пакеты с упаковками «клинекса» и на мотки бечевки.
— Наверное, в кабинет, — ответил Бастьен. — Да-да, кабинет — самое подходящее место.
Кузен кивнул и направился к двери. Обернувшись, сказал:
— Я оставлю все это там, а потом схожу перекусить. Разговоры о еде ужасно раздражали меня, и я прямо-таки умираю от голода. Не переживай, я постараюсь побыстрее вернуться. Так что непременно вам помогу, если вдруг снова понадобится моя помощь.
— Спасибо, кузен! — крикнул ему вслед Бастьен. Хотя Винни временами ужасно раздражал его, все же был очень добрым и порядочным парнем и всегда оказывался рядом, когда требовалась его помощь. А когда-то, в прежние годы, они и вовсе были лучшими друзьями. Очень жаль, что сейчас между ними уже не было прежней близости.
— Ну... вот и все, — сообщил Крис, кинув в коробку последний цветок. — А коробки с браком мы тоже уберем из гостиной?
— Я отнесу их в офис, — сказал Бастьен, посмотрев на Терри, и спросил: — Милая, ты не принесешь тарелки и приборы?
Глаза Терри распахнулись и стали огромные, как чайные блюдца. Поднявшись на ноги, она с удивлением уставилась на Бастьена.
— Что-то не так? — пробормотал он, немного смутившись.
— Нет-нет, все в порядке, — прошептала Терри и выбежала из гостиной.
— Чем я могу помочь? — спросил Крис.
Бастьен молча пожал плечами. Ну чем ему мог помочь хромой бедняга, искусанный пчелами? Впрочем, редактор, хотя и находился в очень неважной форме, делал все, что было ему по силам, — помог с бумажными цветами, теперь вот и с уборкой. И если вспомнить обо всех несчастьях, обрушившихся на него, то нельзя не признать, что он держался весьма достойно, даже старался шутить и бодриться. «Возможно, я был несправедлив к этому парню, — подумал Бастьен. — Похоже, он неплохой человек».
— Отдохни немного, Крис, — сказал Бастьен с мягкой улыбкой. — И если не возражаешь, то мы хотели бы привлечь тебя к дегустации.
— Нет, не возражаю, — ответил редактор, явно удивившись дружескому тону хозяина. Он подошел к мягкому креслу и, с трудом развернувшись, уселся в него.
Бастьену же вдруг сделалось ужасно неловко. Действительно, почему он с самого начала невзлюбил этого парня, почему совсем о нем не заботился? Да, он был несправедлив к Крису, но теперь, когда он наконец-то это понял, все будет по-другому. Взглянув на редактора, Бастьен снова ему улыбнулся:
— Скоро приступим к дегустации, Крис. Дождемся Терри и приступим.
Решив, что немного загладил свою вину перед беднягой, Бастьен повернулся к двери. «Где же Терри? — думал он. — Почему она так долго? И странно посмотрела на меня, когда я попросил ее принести посуду и приборы?»
А в кухне Терри, вытаскивая тарелки из кухонного шкафа, бормотала себе под нос:
— Он назвал меня «милая», да-да, так и сказал...
Она радостно улыбнулась, что чуть раньше Бастьен назвал ее «детка». Правда, в тот момент она была так расстроена, что пропустила «детку» мимо ушей. А вот сейчас вспомнила....
Значит, «милая» и «детка» — именно так он к ней обратился. Но такие слова говорят, когда хотят проявить нежность. Неужели Бастьен проявлял нежные чувства? Трудно сказать... Некоторые люди используют ласковые слова, обращаясь ко всем — даже к собакам и к толстой кассирше в магазинчике на углу.
— Но непохоже, что Бастьен относится к таким людям, — пробормотала Терри.
«Милая...» Она мысленно повторяла это слово, собирая посуду и столовые приборы. Затем положила все на поднос и, подхватив его, поспешила обратно в гостиную.
— Итак, выбираем «Кухню Сильвии»? — Терри вопросительно взглянула на Криса и на Бастьена, и оба тут же кивнули.
Винсент вернулся довольно быстро, но есть он был не в состоянии и, следовательно, не мог оказать дегустаторам реальную помощь, а просто сидел и какое-то время наблюдал за жующей троицей, потом ему стало скучно и он где-то в середине процесса удалился в свою комнату.
— Вы уверены, что именно «Сильвия»? — допытывалась Терри.
Бастьен откашлялся и пробормотал:
— Во всяком случае, я склоняюсь к ней.
— Я тоже, — поддержал его Крис. — Мне кажется, что «Сильвия» — лучше всего. Но с другой стороны, самую вкусную запеканку предлагает эта... как ее? В общем, «Белла».