Читать книгу “Демон страсти” онлайн

— А мне она совсем не понравилась, — заявила Терри. — И ее даже нет в меню. Черт побери, ее даже в счете нет! Думаю, она попала к нам случайно.
— Да, вероятно, — согласился Бастьен. — Только не понимаю, как это могло произойти. Мне «Белла» тоже не понравилась. В ней было что-то такое... В общем, я к такому не привык.
— А вот мне нравится. — Крис подкатил к себе тележку от «Беллы». — Что ж, если вам не нравится, то я, пожалуй, доем остальное? Не возражаете?
Терри рассмеялась и воскликнула:
— Угощайся, Крис!
Бастьен с улыбкой кивнул:
— Конечно, угощайся, приятель. Ты это заслужил, так как очень нам помог со всеми этими бумажными растениями. И с дегустацией, конечно, — добавил Бастьен со смехом.
— Дегустация — это все-таки было гораздо приятнее, чем возня с цветами, — заметил Крис, снимая с тележки большую тарелку с запеканкой. Взяв вилку, он принялся за дело, смакуя каждый кусочек и урча от удовольствия.
— Тьфу! Как ты можешь это есть?! — воскликнула Терри. — Я даже смотреть не могу! — Изобразив отвращение, Терри прикрыла глаза блокнотом, в котором вела нечто похожее на протокол процесса дегустации.
Крис с усмешкой ответила:
— Что ж, о'кей. Тогда я унесу запеканку в свою комнату, чтобы не оскорблять твой изысканный вкус. Да и нога у меня что-то разболелась... Пожалуй, пойду прилягу. Буду есть великолепную запеканку и смотреть телевизор. Спокойной ночи.
— Спокойной ночи, — хором отозвались Бастьен и Терри.
Еще с минуту до них доносился перестук костылей. Потом Бастьен, коснувшись блокнота, который Терри все еще прижимала к лицу, со смехом сказал:
— Все, он ушел. Можно больше не прятаться.
Она опустила блокнот и улыбнулась:
— Что ж, по крайней мере с этим покончили.
— Да, верно. — Бастьен сел с ней рядом и спросил: — Можно попросить тебя об одолжении?
Терри вопросительно посмотрела на него с удивлением:
— Что за одолжение?
Бастьен снова рассмеялся.
— Пожалуйста, никогда больше не спрашивай, какая неприятность будет следующей. Мне вполне хватило тех, что уже были. А ведь это даже не моя свадьба... — Он с улыбкой покачал головой. — Остается лишь надеяться, что после всех этих неприятностей сама свадьба пройдет без происшествий. Даже не знаю, как Кейт и Люцерну удалось пережить последние полгода после помолвки. Меня, например, измотала даже одна неделя всех этих свадебных хлопот.
— Я тебя понимаю, — кивнула Терри. — Последние дни действительно были немного напряженными. Взяв отпуск, я думала, что все это время мы с Кейт будем мило беседовать и вспоминать детство, а помогать ей придется лишь по мелочам, то есть поправить прическу или платье, припудрить носик и прочее в том же духе. Честно говоря, я совсем не ожидала, что придется решать такие серьезные вопросы, как выбор поставщиков.
Улыбнувшись, Терри приподнялась и заглянула в контейнер с десертом от «Кухни Сильвии». После некоторого колебания она выбрала бисквит, пропитанный вином и залитый взбитыми сливками. Взяв десертную ложку, она снова опустилась на диван.
Бастьен уставился на нее в изумлении.
— Это просто поразительно! — воскликнул он. — Неужели ты еще способна есть? Ведь мы несколько часов только этим и занимались.
— Да, действительно. — Терри весело рассмеялась. — Но очень уж вкусный десерт. Не могу удержаться...
— Гм... — Бастьен наблюдал за Терри, молча покачивая головой; казалось, он глазам своим не верил.
А Терри совершенно по-варварски разворошила весь бисквит, пытаясь добраться до воздушной сердцевины пирожного. В конце концов ей это удалось, и она, набив полный рот, чуть не замурлыкала от удовольствия. Но, заметив, что измазала руку взбитыми сливками, Терри как ни в чем не бывало слизала с нее крем и с улыбкой заявила:
— Для десерта у меня место всегда найдется. Ты тоже должен попробовать.
— Гм. — Бастьен покачал головой.
Терри же снова измазала пальцы взбитыми сливками. Она уже собиралась поднести пальцы ко рту, но Бастьен перехватил ее руку, поднес к своим губам и медленно слизал с пальчиков крем.
Терри вздрогнула и замерла на мгновение. Потом с удивлением посмотрела на Бастьена. А тот улыбнулся ей и выпустил ее руку. Терри же в смущении опустила голову и сделала вид, что всецело сосредоточилась на своем бисквите. Но руки ее дрожали, и чуть подтаявший крем соскользнул с ложки, когда она поднесла ее ко рту. Крем тут же потек по подбородку, и несколько крупных капель упали ей на грудь.
Еще больше смутившись, Терри пробормотала:
— О, прошу прощения.
Отложив ложку, она взяла салфетку, собираясь привести себя в порядок. Но Бастьен вновь перехватил ее руку и задержал в своей. На несколько мгновений их взгляды встретились, а потом он вдруг наклонился и провел языком по ее подбородку, быстро слизав крем. Не успела Терри оправиться от изумления, как Бастьен, наклонив голову к ее груди, проделал то же самое, но на сей раз он уже не торопился.
Когда он наконец поднял голову и снова посмотрел ей в глаза, Терри мысленно воскликнула: «Поцелуй же меня!» И Бастьен, словно прочитав ее мысли, тут же склонился к ней и прижался губами к губам. Ее губы пахли взбитыми сливками, и обоим казалось, что сейчас, во время поцелуя, этот запах стал гораздо приятнее.
Когда же поцелуй прервался, сердце Терри неистово колотилось, а руки так дрожали, что она ложку не могла держать. Заметив это, Бастьен взял у нее десертную ложку и быстро заполнил лежавшую перед ней тарелку сладкими вишнями, заварным кремом и взбитыми сливками из какого-то другого контейнера. Терри подумала, что Бастьен собирался съесть это сладкое ассорти, но, улыбнувшись ей, он поднес ложку к ее рту. К несчастью, он сделал это именно в тот момент, когда она нервно вскинула руку, чтобы убрать с лица непослушную прядь. Их руки столкнулись, ложка наклонилась, и ее содержимое — вишенки, крем и сливки — оказалось на ее груди.
— Ой! — выкрикнула Терри.
И они в изумлении уставились на сладкую смесь, оказавшуюся на груди Терри, медленно сползавшую под вырез белой блузки.
— Думаю, ты права, — неожиданно заявил Бастьен.
— Права? — переспросила Терри с дрожью в голосе. — Права в чем?
Бастьен улыбнулся и чуть хрипловатым голосом проговорил:
— Ты была права, когда сказала, что всегда найдется место для десерта.
Какое-то время Бастьен молча смотрел на нее, как бы давая понять, что она, если пожелает, может его остановить, может возразить и предотвратить то, что должно было произойти. Но Терри не стала его останавливать, напротив, сердце ее безумно колотилось в груди и подпрыгивало, словно теннисный мячик. «Неужели он действительно собирается это сделать? — думала она. — Но если так, чего же он медлит?»
В следующее мгновение Бастьен припал к ее груди и принялся слизывать сладкий коктейль, оказавшийся там лишь потому, что он решил за ней поухаживать. И почти тотчас же начал расстегивать пуговицы на блузке, когда же его язык коснулся ложбинки меж грудей, Терри не смогла удержаться от стона — он сорвался с губ помимо ее воли. Через несколько минут это «сладкое испытание» закончилось, и из груди ее вырвался вздох разочарования; она вдруг подумала: «Ну почему эти десертные ложки такие маленькие?»
Бастьен наконец немного отстранился от нее и выпрямился. Терри же была сама не своя от смущения и желания. Но Бастьен, к ее немалому удивлению, повел себя так, словно ничего особенного не произошло. Он даже не смотрел на нее; казалось, он полностью сосредоточился на тарелке с десертом — разглядывал его так, как будто никогда не видел ничего подобного. Тут он вдруг снова взял ложку, зачерпнул порцию вишен с кремом и с совершенно невозмутимым видом отправил себе в рот. В следующую секунду на лице его появилось задумчивое выражение, и он, немного помедлив, проглотил лакомство. После чего зачерпнул еще одну ложку и поднес к ее губам.
Мгновение поколебавшись, Терри приоткрыла рот и осторожно подхватила губами ягоду, потом — еще одну. Бастьен же с любопытством наблюдал за ней. Дождавшись, когда она все проглотит, он снова воткнул ложку в десерт, зачерпнув изрядную порцию кулинарного шедевра. И почти тотчас же поднес ложку к губам Терри. Она немного удивилась — ведь сейчас была его очередь. И еще больше удивилась, когда рука Бастьена вдруг дрогнула и все содержимое ложки вывалилось ей на грудь.
Пристально взглянув на Бастьена, она воскликнула:
— Ты это специально!
Он расплылся в улыбке:
— Не исключено. Но на тебе лакомство еще вкуснее.
В следующую секунду Бастьен наклонился, чтобы поцеловать ее. И удивление Терри тотчас сменилось ликованием. Она ответила на его поцелуй со всей страстью, она наслаждалась его поцелуем и даже забыла о том, что по ее груди течет кремовый ручей.
Но Бастьен не забыл об этом. Прервав поцелуй, он спустился губами к подбородку Терри, а затем к ложбинке между грудей. Она тихонько застонала, и ее дыхание сделалось прерывистым. Когда же язык Бастьена скользнул под чашечку белого кружевного бюстгальтера, Терри невольно вскрикнула, тотчас почувствовав, как по телу ее прокатилась горячая волна желания.
Минуту-другую Бастьен тщательно вылизывал крем, пока наконец не уничтожил все до последней капли. Убедившись в том, что ничего не пропустил, он выпрямился и снова взял ложку. Терри уставилась на него в изумлении. «Неужели он собирается съесть таким образом весь десерт?» — думала она. Бастьен же с совершенно невозмутимым видом — как будто занимался чем-то вполне обыденным — снова наполнил ложку кремом. Правда, на сей раз он поднес ее к губам Терри.
— Что же ты, раскрой рот, — сказал он с улыбкой.
Терри смотрела на него с удивлением — она-то ожидала совсем другого.
— Тебе что, не нравится десерт? — Он снова улыбнулся.
— Нет, почему же?.. — прошептала Терри. И тут же открыла рот, чтобы проглотить очередную порцию крема с вишнями.
Минуту спустя Бастьен снова потянулся ложкой к тарелке с десертом, а Терри с удивлением наблюдала, как он аккуратнейшим образом собирал все остатки лакомства; казалось, что он занимался каким-то чрезвычайно важным делом и задался целью собрать все без остатка, ничего не оставить на тарелке. Но теперь он не стал подносить ложку к ее рту; он держал ее перед грудью Терри и смотрел на нее вопросительно.
А Терри молчала, закусив губу, — она не хотела говорить «нет», но была не в силах сказать «да».
И тут Бастьен, лукаво улыбнувшись, чуть качнул ложку, опрокинув ее содержимое на грудь Терри. Но она даже не вздрогнула, лишь тихонько вздохнула, увидев, как сладкая разноцветная смесь стекает в бюстгальтер и ниже — к животу и к поясу джинсов.
— Теперь тебе придется принимать душ, — сказал Бастьен, откладывая ложку в сторону. — Но я ценю жертву, которую ты принесла, чтобы доставить мне гастрономическое наслаждение, — добавил он, пристально глядя в глаза Терри.
Она молчала, а Бастьен по-прежнему смотрел на нее, не в силах оторвать взгляд. Он видел, что она немного испугана и вместе с тем возбуждена — да-да, не было ни малейших сомнений в том, что она желала его. Ему очень хотелось успокоить ее, хотелось сказать ей, что все будет хорошо, — но ведь он и сам испытывал некоторое беспокойство, думая о том, что непременно должно было случиться. Так что в ее испуге, возможно, не было ничего удивительного, — напротив, она вела себя совершенно естественно. Слизывая крем с ее груди, Бастьен думал о том, как уложит ее в постель, то есть десерт был всего лишь уловкой, хорошо спланированной операцией.
Решив, что действие — лучший способ успокоить Терри, Бастьен снова ее поцеловал. Сначала она никак не реагировала на его поцелуй — сидела совершенно неподвижная. «Наверное, пытается побороть страхи», — подумал Бастьен. Но потом, видимо, не в силах совладать со своими чувствами, она порывисто обняла его и ответила на поцелуй со всей страстью.
И этот их поцелуй, приправленный вишнями в роме и нежнейшим кремом, привел в восторг обоих. «Какое удивительное, какое чудесное сочетание вкусов», — думал Бастьен; сейчас он был абсолютно уверен в том, что губы женщины еще никогда не казались ему такими сладкими, как губы Терри в эти мгновения. Ему хотелось, чтобы наслаждение это длилось бесконечно, но через несколько минут поцелуй их все же прервался. Правда, Бастьен прервал его лишь для того, чтобы снова прижаться губами к груди Терри.
Он покрывал ее груди поцелуями, а она то и дело стонала, задыхаясь от страсти и желания. Наконец, не в силах более сдерживать себя, Бастьен соскользнул с дивана и опустился на пол.