Читать книгу “Демон страсти” онлайн


Терри шевельнула бедрами, давая понять, что вполне готова к продолжению, но Бастьен по-прежнему лежал без движения — как будто ждал более настойчивых требований с ее стороны. Тогда Терри, прервав поцелуй, легонько укусила его за подбородок, потом впилась ногтями ему в ягодицы и резко приподняла бедра, побуждая к более решительным действиям...
Бастьен улыбнулся и, не желая больше мучить ее, мощным толчком вошел в нее по-настоящему.
Терри невольно вскрикнула; она с нетерпением ждала этого мгновения, такого она никак не ожидала — оказалось, что Бастьен слишком уж энергичный мужчина. Он замер на несколько секунд, а потом медленно вышел из нее. Терри стало легче, но уже в следующее мгновение ей захотелось снова ощутить в себе твердую и горячую плоть. И Бастьен, очевидно, это почувствовал. Он вновь в нее вошел, а затем начал ритмично двигаться. Терри же, обвивая руками его шею, раз за разом приподнималась ему навстречу, и теперь из груди ее то и дело вырывались стоны. В какой-то момент она вдруг почувствовала, что Бастьен стал двигаться быстрее, и ей почти сразу удалось уловить новый ритм его движений. С каждым мгновением напряжение нарастало, и из горла Терри уже рвался вопль экстаза. Еще какое-то время она сдерживалась, затем содрогнулась. Она уже запрокинула голову, и подалась назад, чтобы исторгнуть вопль подступающего экстаза, но Бастьен запустил руку ей в волосы и прижался к ее губам. Но уже через минуту его поцелуи стали торопливыми и беспорядочными, а она впилась ногтями в спину Бастьена, и в тот же миг из груди ее вырвался хриплый крик. В тот же момент Бастьен с громким рыком запрокинул голову и вошел в нее последний раз, пригвоздив к дивану ее содрогающееся тело. В следующую секунду он замер, растворившись в ее жаре.
— Ты в порядке? — спросил Бастьен через несколько минут.
Терри пошевельнулась и, раскрыв глаза, чуть повернула голову. Бастьен лежал с ней рядом, и она смутно помнила, что он в какой-то момент осторожно соскользнул с нее, потом снова улегся и положил ее голову себе на грудь. Так что теперь он лежал на спине, а она, совершенно обессилев, распласталась на его могучей мускулистой груди.
— Да, в порядке. Спасибо, — пробормотала Терри.
Бастьен улыбнулся при слове «спасибо» и осторожно убрал прядь волос с ее лица.
— Значит, я был не слишком груб? То есть ты довольна, не так ли?
— Конечно, довольна, — ответила Терри и тут же почувствовала, что краснеет; ее смутило столь откровенное обсуждение того, чем они только что занимались.
«Хотя глупо смущаться, — подумала она. — Ведь то, что мы сейчас делали, — это совершенно естественно для человека».
Тут Бастьен обнял ее и нежно поцеловал. Затем осторожно погладил по спине, как бы успокаивая.
И в тот же миг Терри почувствовала, что глаза ее закрываются. Бастьен же вдруг прошептал:
— Спасибо тебе.
Терри тут же распахнула глаза и, чуть приподнявшись, взглянула на него с удивлением:
— За что спасибо?
— За то, что было, — ответил Бастьен. — За то, что ты доставила мне величайшее удовольствие. Поверь, я никогда еще ничего подобного не испытывал ни разу в жизни.
Терри рассмеялась и тут же, смутившись, пробормотала:
— В этом нет моей заслуги. Это все ты... И это я должна... Спасибо тебе, Бастьен.
Бастьен улыбнулся и приблизил губы к ее губам. Поцелуй его был нежный и в то же время необычайно страстный, и Терри почти тотчас же почувствовала, как по телу ее прокатились горячие волны желания.
Едва лишь поцелуй их прервался, она закинула ногу на чресла Бастьена и сразу же ощутила, как мгновенно отвердел его фаллос. «Похоже, он хочет меня, так же как и я его», — промелькнуло у Терри.
Бастьен же вдруг приподнял ее и усадил на себя. Затем, снова поцеловав, развел в стороны ее ноги, так что она оседлала его. Он хотел войти в нее сразу же, однако заставил себя сдержаться, решив, что торопиться не следовало. Судя по словам Терри, после смерти мужа у нее не было возлюбленного, и Бастьен совсем не хотел, чтобы ей вдруг показалось, что он излишне настойчив. К сожалению, тело его не желало проявлять благоразумие — бедра начали двигаться как бы сами собой.
И тут Терри, тихонько застонав, пробормотала:
— Бастьен, прошу тебя...
Она произнесла всего два слова, но сколько же в них было смысла!.. «Прошу тебя, доставь мне удовольствие. Прошу тебя, позаботься о моей безопасности. Прошу тебя, возьми меня туда, куда стремится мое тело». И может быть, даже нечто невероятное... Например: «Прошу тебя, люби меня».
— Бастьен, прошу тебя, — повторила она и тотчас добавила: — Бастьен, я уже не могу...
Не в силах более сдерживаться, он приподнялся, и Терри тут же обхватила его ногами. В следующее мгновение Бастьен вошел в нее.
Несколько раз содрогнувшись, Терри с громким криком рухнула на грудь Бастьена. Когда же она отдышалась, он осторожно выбрался из-под нее и пристроился на краю дивана. Через несколько минут Терри уснула, и Бастьен, обнимая ее, пролежал рядом с ней какое-то время. Убедившись, что она крепко спит — Терри что-то бормотала во сне, — он осторожно поднялся с дивана и наконец-то сбросил с себя брюки, все еще болтавшиеся у него на лодыжках (когда Терри, ухватившись за пояс, спустила с него брюки, он совершенно забыл про них и только сейчас вдруг обнаружил, что так и не разделся полностью — хотя следовало бы).
Несколько минут Бастьен стоял у дивана, с улыбкой глядя на спавшую Терри. Затем, наклонившись, он подхватил ее на руки, но даже в этот момент она не проснулась. Прижавшись щекой к его груди, она сладко спала и тихонько причмокивала — как будто кого-то целовала. Бастьену очень хотелось думать, что это его Терри целовала во сне.
Держа ее на руках, он направился к двери. Конечно, Бастьен понимал, насколько рискованно идти обнаженным по коридорам пентхауса, тем более с обнаженной Терри на руках. Но было еще более рискованно заниматься любовью в гостиной, куда в любое время мог зайти Винсент или, что еще хуже, Крис. К счастью, в этом им повезло, и оставалось надеяться, что удача их не оставит. Бастьен слишком устал, и у него просто не было сил на то, чтобы одеться, — не говоря уж о том, чтобы одеть Терри.
Ему удалось дойти до своей спальни, не наткнувшись ни на Криса, ни на Винсента. Уложив Терри в постель, он чуть ли не бегом вернулся в гостиную, чтобы забрать одежду. Бастьен понимал, что Терри просто сгорит от смущения, если поутру мужчины увидят их вещи, разбросанные по полу, — ведь они сразу догадались бы, что здесь происходило. Так что не стоило подвергать ее чувства такому испытанию.
Возвращаясь в спальню, Бастьен еще издали увидел Криса, барабанившего в его дверь. Боясь, что грохот разбудит Терри, Бастьен ускорил шаг. В последний момент он вспомнил о ворохе одежды в своих руках — причем сверху находился кружевной бюстгальтер Терри. Бастьен тут же спрятал вещи за спину и, не стесняясь собственной наготы, подошел к редактору.
— Крис, какого черта? — прошипел он. — Что ты здесь делаешь?
— А... Бастьен? — Редактор обернулся. Он уже собирался что-то сказать, да так и замер с раскрытым ртом. Какое-то время он таращился на голого хозяина, потом, судорожно сглотнув, пробормотал: — Что это с вами мистер Аржено? И ваш брат тоже ведет себя странновато. Может быть, вы члены клуба нью-йоркских нудистов, для которых правила приличия вообще не писаны?
Бастьен уже хотел прикрыться одеждой, но тут же вспомнил о белом кружеве бюстгальтера, поэтому не стал закрываться — стоял, заложив руки за спину.
— Не обращай внимания, — пробурчал он, нахмурившись. — Лучше скажи, почему ты стучишь в мою дверь в такую рань? — Он бросил взгляд на наручные часы. — Еще только четыре утра.
— Ох, да-да... — закивал редактор, вспомнив о цели своего раннего визита. Прижав ладонь к животу, он со вздохом проговорил: — Что-то я не слишком хорошо себя чувствую. И я хотел спросить, нет ли у вас в доме какого-нибудь лекарства, чего-нибудь типа антацида. Похоже, вчерашняя запеканка не хочет приживаться в моем желудке.
Внимательно посмотрев на редактора, Бастьен заметил, что тот действительно был очень бледен. Принюхавшись, он уловил запах какой-то кислятины в дыхании Криса.
— Запеканка не просто не прижилась, не так ли? — спросил он, еще больше помрачнев. — Тебя вырвало, верно?
— Несколько раз, — признался редактор.
— Есть боли в желудке или понос?
Крис поморщился вместо ответа, и Бастьен утвердительно кивнул.
— Так я и думал, — проворчал он. — Иди одевайся, Крис.
— Я-то как раз одет, — язвительно заметил Крис.
— Одевайся для выхода из дома, — пояснил Бастьен. Он взглянул на шорты и футболку редактора — тот, очевидно, натянул их перед тем, как выйти в коридор. — Поедешь в больницу, ясно?
— Я уверен, что нет необходимости ехать в больницу, — запротестовал редактор.
Бастьен изобразил удивление.
— Крис, но у тебя все симптомы пищевого отравления. Учитывая же твое невезение в последнее время... К тому же ты ел совсем недавно, а уже такая сильная реакция. Могу предположить, что дальше будет только хуже. Поверь, дело очень серьезное. Так что иди одевайся.
Что-то пробормотав себе под нос, редактор развернулся и направился в свою комнату. Бастьен дождался, когда тот исчезнет из виду, и только после этого открыл дверь своей спальни. И он нисколько не удивился, едва не столкнувшись с Терри, стоявшей у порога. Правда, наготу свою она прикрыла — завернулась в широкую простыню. Покусывая губу, она с беспокойством поглядывала на Бастьена, — очевидно, Крис все-таки разбудил ее своим стуком. И по всей вероятности, Терри слышала их разговор.
«Ну и хорошо, — решил Бастьен. — Значит, не придется объяснять, что случилось».

Глава 13

— Значит, пищевое отравление.
Бастьен утвердительно кивнул.
— Черт бы его побрал, — проговорил Винсент. — Этот парень — настоящее несчастье. Ну как же так? Всего за одну неделю трижды побывать в больнице...
Терри ерзала на стуле, молча глядя на сидевших рядом с ней мужчин.
— Неужели прошла всего лишь неделя? — спросила она неожиданно.
Винсент взглянул на нее с удивлением:
— Ну да, неделя. Ты думала, больше? Ведь сегодня пятница, не так ли? А Кейт привезла его в прошлую пятницу. Получается, что он пробыл у нас ровно неделю. — Бросив взгляд на часы, висевшие на стене отделения «скорой помощи», Винни добавил: — Господи, в такую рань... Ну почему он не мог отравиться в более подходящее время?
Терри тоже взглянула на часы. Было шесть утра — действительно очень рано. И сейчас действительно была пятница. Следовательно, она находится в Нью-Йорке уже неделю. Вернее — всего лишь неделю. О Боже, выходит, она познакомилась с Бастьеном только семь дней назад! А казалось, прошла целая жизнь. И сейчас она даже не могла вспомнить, какой была ее жизнь без этого человека, — как будто он всегда находился с ней рядом.
— Пищевое отравление, — снова пробормотал Винсент, покачивая головой. — Как этому парню удалось дожить до своих лет? Но до тридцати он точно не доживет.
— Думаю, ему уже лет тридцать, — заметила Терри.
— В самом деле? — удивился Бастьен.
Терри задумалась. В одном из своих недавних писем Кейт упоминала, что была на дне рождения Криса Киза. Но вот сколько ему исполнилось? Пожав плечами, она пробормотала:
— Во всяком случае, ему около тридцати.
— Ну... тогда он не доживет до тридцати пяти, — заявил Винсент.
Терри с улыбкой заметила:
— Кейт несколько раз упоминала о нем в своих письмах. Но она никогда не писала, что его преследуют несчастья. Я думаю, он просто попал в какую-то полосу невезения.
— Полоса невезения? — Актер рассмеялся. — Видишь ли, Терри, невезением можно назвать мелкие неприятности вроде каких-нибудь ушибов. А этот парень — настоящая катастрофа. Да-да, мистер Катастрофа — вот его подлинное имя.
Терри тихонько рассмеялась, потом сказала:
— Наверняка все дело в запеканке. Мы все пробовали доставленные нам блюда, но всего ели понемногу. И только Крис съел много. Причем это была именно запеканка из цыпленка.
— А мы с тобой съели целый бисквитный торт, — напомнил ей Бастьен, понижая голос до интимного шепота.
Терри покраснела. Слова Бастьена оживили в памяти эпизоды минувшего вечера.
— Но ты права. Только Крис ел запеканку, — добавил Бастьен. — Мы лишь откусили по маленькому кусочку. Между прочим, она тебе очень не понравилась.
— А ты, кажется, сказал, что в ней есть что-то такое, к чему ты не привык, — напомнила Терри.
— Да, сальмонелла, — с ухмылкой заявил Винсент. — Это то, что тебе не понравилось, Бастьен, и то, к чему никак не можешь привыкнуть. — Окинув взглядом посетителей, сидевших в комнате ожидания, Винни спросил: — Как думаете, они еще долго его там продержат?