Читать книгу “Демон страсти” онлайн

Бастьен пожал плечами:
— Надеюсь, не слишком долго. Я бы не возражал немного поспать.
— Я, между прочим, тоже должен выспаться. Перед поездкой мне необходимо хорошенько отдохнуть.
Терри вопросительно посмотрела на Винсента:
— Перед какой поездкой?
— Сегодня днем я на весь уик-энд уезжаю домой, в Калифорнию, — сообщил актер. — Не хочу терять связь с родными местами.
— Правда? — Бастьен с любопытством посмотрел на кузена. — И как же ее зовут?
— Я говорил про связь с родными местами, а не о женщине.
— Угу, — с усмешкой кивнул Бастьен. — Так как же ее зовут?
Винсент внимательно посмотрел на Бастьена, потом, ухмыльнувшись, поднял руки, признавая свое поражение.
— Ты прав, дорогой кузен, но ты ее не знаешь. Так что пока обойдемся без имен.
Бастьен хотел что-то сказать, но тут в комнату ожидания вошла немолодая женщина в белом халате. Взглянув на бумаги, которые держала в руках, она спросила:
— Кто тут Бастьен Аржено?
Бастьен тут же подошел к ней, и они о чем-то негромко заговорили. Терри и Винсент с минуту наблюдали за ними, молча переглядываясь. Женщина направилась в приемный покой, и Бастьен тотчас же последовал за ней.
— Как ты думаешь, в чем там дело? — спросил Винсент, покосившись на Терри.
Она тихо вздохнула:
— Понятия не имею. Но похоже, отравление очень серьезное. В противном случае к нам вышел бы Крис, а не эта дама, верно?
Винсент молча кивнул. Было ясно, что им оставалось только одно — ждать. Минута проходила за минутой, а Бастьен с Крисом все не появлялись. Оглядывая комнату ожидания, Терри почему-то ужасно нервничала, хотя жизни Криса, по-видимому, ничего не угрожало — его просто сильно тошнило, не более того. Винсент же, сидевший с ней рядом, упорно молчал, так что Терри оставалось лишь рассматривать голые стены и убогую меблировку комнаты ожидания, от стен которой исходил отвратительный больничный запах.
Терри терпеть не могла больницы. Для нее они ассоциировались прежде всего со смертью. Двое ее самых близких людей — мать и Йен — испустили последний вздох именно в больнице. И в обоих случаях ей пришлось пережить настоящий кошмар. Она беспомощно наблюдала, как они умирали долгой мучительной смертью, которой предшествовали страдания, бесчисленные унижения и утрата чувства собственного достоинства. Терри сделала глубокий вдох — и тут же шумно выдохнула, когда в ноздри ее ворвался ненавидимый ею запах. «Наверное, во всех больницах мира один и тот же запах», — подумала она с тяжким вздохом.
— А вот и он.
Голос Винсента прервал ее горестные воспоминания, и Терри, подняв глаза, увидела, что к ним идет Бастьен.
— Они оставляют его на ночь, — сообщил он поднявшимся ему навстречу Винсенту и Терри.
— Неужели все так плохо? — спросила она.
— Нет, я так не думаю. Но у Криса сильное обезвоживание, и ему поставили капельницу. Однако врач сказала, что все будет хорошо. Просто врачи решили оставить парня в больнице на всякий случай, как они сказали, на несколько дней.
— Слава Богу, — пробормотала Терри. Решение врачей казалось ей вполне разумным.
— Значит, мы уходим? — спросил Винсент. — Или нужно еще что-то сделать? Может, мы должны подписать какие-нибудь бумаги?
— Нет, у Криса неплохая страховка. Так что мы уходим.
Бастьен взял Терри за руку и повернулся к двери.
Они молча шли к машине. Ночь получилась очень долгой, и все они ужасно устали. По крайней мере Терри подозревала, что мужчины устали, — она-то сама совершенно обессилела. До того как ее разбудил стук в дверь, ей удалось вздремнуть лишь несколько минут, и этого, конечно, было недостаточно. Перед отъездом в больницу Бастьен уговаривал ее остаться дома и поспать, но Терри знала, что не сможет заснуть, пока не выяснится, что с редактором. Ожидание в больнице — не самое веселое дело, но она по крайней мере будет в курсе происходящего, а это гораздо лучше, чем томиться от неизвестности в пустых комнатах пентхауса.
Но Терри очень удивилась, когда Винсент заявил, что хочет ехать с ними. Бастьен так кричал на беднягу-редактора, отказывавшегося ехать в больницу, что разбудил своим криком кузена. Тот накинул халат и, отчаянно зевая, вышел из своей комнаты, чтобы узнать, что происходит. И сразу же решил, что вместе со всеми отправится в больницу. Несмотря на язвительные замечания в адрес невезучего, Винсент искренне переживал за парня.
В машине, по дороге в пентхаус, Терри почти сразу же уснула. Когда же они приехали, она попыталась сама добраться до лифта, но это было не так просто — Терри засыпала на ходу. Тогда Бастьен подхватил ее на руки и понес к лифту.
— Она совсем обессилела, — услышала Терри слова Винсента. — Что ты сделал с бедной девочкой?
Ответа Бастьена она не слышала. Уткнувшись носом в его широкую грудь, Терри снова погрузилась в сладкую дремоту.
— Вот сюда, милая, — снова послышался голос Бастьена. Потом она почувствовала, что он уложил ее на что-то мягкое и начал расстегивать ее блузку.
Терри подумала, что неплохо бы сесть, чтобы хоть немного помочь Бастьену, но даже на это у нее не было сил. Она лежала, то погружаясь в глубокий сон, то на мгновение возвращаясь в реальность, а он — неспешно и очень осторожно — раздевал ее. Снял сначала блузку и бюстгальтер, затем джинсы и трусики, и все это время он нашептывал ей ласковые слова.
— Вот и все, — сказал он через некоторое время.
Терри же сладко зевнула, прижалась щекой к прохладным хрустящим простыням и что-то промурлыкала в ответ. В следующую секунду она уже крепко спала. Бастьен с минуту любовался ею, обнаженной, затем осторожно накрыл ее одеялом.
Полог над кроватью был черный, и Терри, чуть приоткрывшая глаза, рассматривала его с удивлением. «Почему же он черный?» — спрашивала она себя.
Ее комната была выдержана в розовых и голубых тонах, а навес над кроватью был ярко-синим, со звездами. И Терри, просыпаясь, всегда с улыбкой разглядывала этот звездный шатер.
Тут послышалось чье-то сонное бормотание, а затем ее обняла сильная мужская рука. И тотчас все стало ясно. Бастьен... Она, оказывается, уснула не в своей комнате. Должно быть, он уложил ее в свою постель, когда они вернулись из больницы. События прошедшей ночи настолько утомили ее, что она, наверное, уснула бы и на коврике в прихожей.
Снова закрыв глаза, Терри стала вспоминать, что же с ней происходило минувшей ночью. О, это была удивительная ночь!.. Терри тихонько вздохнула. Она никогда не испытывала ничего подобного. Эта страсть, это желание, эта потребность... Терри не просто хотела Бастьена ночью, она страстно желала его. Ее кожа, ее губы — все ее тело страстно желало его, желало отчаянно, неистово... И даже сейчас, вспоминая об этом, она испытывала сладостное ощущение внизу живота.
Бастьен вздохнул во сне и, перевернувшись на другой бок, убрал руку с ее плеча. Воспользовавшись моментом, Терри выскользнула из-под одеяла. Ей необходимо было побыть одной и как следует подумать. События развивались слишком быстро, а ей хотелось разобраться в своих чувствах, хотелось понять, что же для нее означала прошедшая ночь. Да, ей требовалась передышка, требовалось время, чтобы все хорошенько обдумать и решить, что делать дальше.
— Как будто можно что-то с этим сделать, — прошептала Терри, озираясь.
Собрав свою одежду, она направилась в гостевую ванную. Конечно, у нее имелся выбор, не так ли? Она могла продолжить связь с Бастьеном, начавшуюся минувшей ночью, но могла и отказаться от нее, так что какой-то выбор действительно имелся. Но если хорошенько подумать, то станет ясно, что отказ от близости с Бастьеном — это все-таки не выбор. Потому что она не хотела прерывать их отношения, не хотела останавливаться.
— Так что же делать? — пробормотала Терри. И тут же, как бы отвечая себе, пожала плечами.
Тяжело вздохнув, она включила душ, настроила температуру и стала под теплые струи. Вода немного освежила ее, и вскоре она почувствовала, что окончательно проснулась.
«Да, получается, что выбора у меня в общем-то нет», — подумала она, потянувшись за мылом. Закрыв глаза, Терри запрокинула голову и на несколько мгновений мысленно вернулась к прошедшей ночи. О, это действительно была удивительная ночь... Нежность Бастьена, его страсть, его поцелуи, его тело...
И даже сейчас, вспоминая о том, чем занимались они с Бастьеном, она чувствовала, как в ней пробуждалось желание — ей хотелось переживать эти чудесные ощущения снова и снова. Да и какая женщина отказалась бы от того, что доставляло такое наслаждение? Но и просто общение с Бастьеном, разговоры с ним — это тоже огромное удовольствие.
Нет, она не могла отказаться от этого. Проблема, однако, состояла в том, что она таким образом подвергала свое сердце очередному испытанию, — в этом у нее не было ни малейших сомнений. С каждой минутой, проведенной с Бастьеном, он нравился все больше — Терри не могла этого не признать. Бастьен был необыкновенным, особенным... Во всяком случае, она никогда еще не встречала мужчину, похожего на него, и знала, что никогда больше не встретит. Как будто Бастьен был специально для нее «изготовлен по заказу» и доставлен в Нью-Йорк для встречи с ней. Они проводили время в бесконечных разговорах, и им нравились одни и те же вещи, то есть были схожие вкусы. Кроме того, они понимали друг друга с полуслова, а иногда — и вовсе без слов. Что же касается прошедшей ночи... А может, и для него она была такой же чудесной и удивительной?
Открыв глаза, Терри подставила лицо под струи воды, смывая мыло. «Так как же Бастьен? — спрашивала она себя. — Получил ли он такое же удовольствие прошедшей ночью?» Она очень надеялась, что да. Хотя с другой стороны... Возможно, для него такие ночи — самое обычное дело. И очень может быть, что ей, Терри, эта ночь показалась такой замечательной просто из-за недостатка опыта. Ведь они с Йеном были слишком молоды и полны юношеского эгоизма. Теперь, оглядываясь назад, она это понимала. А в те годы она так же мало думала о том, чтобы доставить ему удовольствие, как и он о ее желаниях.
Что же касается вопроса, который она себе задавала, то ответ вроде бы прост. Наверное, ей следовало продолжать то, что началось у них с Бастьеном прошедшей ночью. Она будет наслаждаться близостью с ним как можно дольше, все то время, пока будет находиться в Нью-Йорке. Конечно, ей будет ужасно больно, когда все это закончится, но зато у нее останутся ее воспоминания!
Решив не терять понапрасну время и немедленно приступить к увеличению запаса воспоминаний, Терри выключила воду и, открыв дверь, встала на пушистый коврик. Обмотав мокрые волосы полотенцем и завернувшись в другое полотенце, размером побольше, она уже собиралась выйти из ванной комнаты, но тут вдруг увидела Бастьена. Совершенно обнаженный, он стоял в дверях и пристально смотрел на нее. Господи, он был так головокружительно красив, что перехватывало дыхание.
— Я проснулся, а тебя нет, — сказал он с улыбкой. Переступив порог ванной, он прижал к себе Терри и уткнулся лицом в небольшую впадинку у нее над ключицей. — От тебя пахнет персиками. — Бастьен лизнул ее шею. — Так и хочется съесть.
— Это персиковое мыло... — прошептала Терри, закрывая глаза.
Бастьен принялся целовать ее в шею, Терри, громко застонав, запустила пальцы ему в волосы. Затем, приподнявшись на цыпочки, она нашла его губы и впилась в них страстным поцелуем.
Внезапно Терри услышала шум воды, а потом вдруг почувствовала, что Бастьен тянет ее куда-то. Тут по ее плечам хлестнули струи теплой воды, и она, прерывая их поцелуй, спросила:
— Что это? Ты куда?..
— Мне тоже нужно принять душ. Не желаешь ли ко мне присоединиться? — Он ухватился за кончик мокрого полотенца, и оно упало на пол ванной, теперь оба они были обнаженные. — Ты потрешь мне спину, а я тебе. — Бастьен погладил ее по попке и привлек к себе. И в тот же миг Терри почувствовала, как в живот ей упирается восставшая мужская плоть.
— Но я уже приняла душ, — сказала она.
— Еще одна водная процедура не принесет вреда, — с серьезнейшим видом ответил Бастьен. — Нельзя быть слишком чистым. — Он провел ладонью по ее груди, а другой рукой коснулся ее лона.
Терри тихонько вскрикнула и со стоном пробормотала:
— Да, ты прав. Нельзя быть слишком чистым.
В следующее мгновение губы их слились в поцелуе.

Стараясь не разбудить Терри, Бастьен осторожно выбрался из постели. Последние двое суток она спала урывками, а прошедшая ночь была особенно напряженной из-за поездки в больницу. Он и сам бы сейчас спал, если бы вдруг не почувствовал потребность в крови — оттого и проснулся.
Присев перед кроватью, Бастьен открыл спрятанный под ней холодильник. Достав пакет крови, он встал и посмотрел на Терри, чтобы убедиться, что она все еще спит.