Читать книгу “Демон страсти” онлайн

«Все, больше никаких стонов», — сказал себе Бастьен и едва не завопил от облегчения, когда Терри вновь коснулась губами его жаждавшей ласк плоти. О, какие же у нее изумительные губы... А ее язык...
— Ах!.. — вскрикнул Бастьен не удержавшись. Черт побери, она снова останавливается?
— Ты уверен, что я не делаю тебе больно? — спросила Терри. И тут же пояснила: — Ты так вскрикнул, будто тебе больно.
— Нет-нет, все правильно, — ответил Бастьен и тут же приказал себе: «Больше никаких криков и стонов! Тебе понятно, Бастьен Аржено?»
Но Терри почему-то медлила. Откашлявшись, она пробормотала:
— Знаешь, я, наверное, все делаю неправильно. А ты слишком деликатен, чтобы сказать мне об этом.
— Нет, все правильно! — в отчаянии завопил Бастьен. — Ты все делаешь замечательно, просто... — Он вдруг смутился и умолк.
— Правда? — Терри взглянула на него с улыбкой. — А что именно я делаю правильно? Объясни, и я сделаю это еще раз.
Бастьен с трудом удержался от стона. Ну почему она терзает его подобными вопросами? Может, это такая пытка? А может, наказание? Но за что?.. Может быть, разбудив ее, он не сумел доставить ей удовольствие? Или же громко храпел и не давал ей спать своим храпом? Но если так, то выходит, что...
«Нет-нет! — мысленно воскликнул Бастьен. — Такого просто быть не может! Ведь Терри... она такая милая, забавная, отзывчивая... В ее характере нет места злопамятности, и она не станет мучить меня намеренно. Да-да, все дело в том, что она действительно беспокоилась». Она привела его в такое состояние, что он уже не в силах сдерживаться...
Сделав глубокий вдох, Бастьен отчетливо проговорил:
— Терри, милая, ты все делаешь правильно... Просто все... очень хорошо, поэтому я не всегда сдерживаюсь, понимаешь? — «И лучше бы тебе не отвлекаться на разговоры», — добавил он мысленно.
Тут Терри вновь склонилась над его пахом, и уже через несколько секунд Бастьен вздрогнул, однако не застонал и не закричал — не издал ни звука. На сей раз он проявил предусмотрительность — выдернул из-под головы подушку и впился в нее зубами.
«Вот так-то лучше», — мысленно улыбнулся Бастьен. Теперь он уверен, что не издаст ни звука. Пусть даже задохнется до смерти.
Но подушка, на которую Бастьен возлагал такие надежды, тоже не помогла. Через некоторое время Терри снова остановилась.
Отбросив подушку, Бастьен поднял голову и вопросительно посмотрел на любовницу. Терри сидела на кровати, пристально глядя на дверь.
— Ты ничего не слышал? — спросила она.
Он покачал головой:
— Нет, ничего.
Бастьен не стал напоминать о том, что на голове у него была подушка, поэтому услышать что-либо ему было так же трудно, как и заговорить.
— Мне показалось, что тебя кто-то зовет, — сказала Терри, не оборачиваясь.
— Но здесь нет никого, кроме нас, — ответил Бастьен.
Он взглянул на свою возбужденную плоть, явно требовавшую женского внимания. Изрядно раскрасневшийся, его фаллос, возможно, немного сердился из-за постоянных остановок и совершенно неоправданных заминок. «Но может быть, Терри все-таки сознательно так делает? — подумал Бастьен. — Конечно, вовсе не для того, чтобы поглумиться. Нет-нет, это исключено. Возможно, она просто хочет растянуть удовольствие. Поэтому и останавливается». Но если так, то следовало объяснить ей, что не всякое удовольствие надо растягивать. Во всяком случае — не такое.
— Терри, милая, так как же? — произнес он с мольбой в голосе.
— Ох, прости. — Она улыбнулась и снова над ним склонилась. И в тот же миг, приподнявшись, взглянула на него с виноватой улыбкой и спросила: — Ну а сейчас слышал?
Конечно, он слышал. Кто-то звал его по имени. Женщина. А поскольку ключи от пентхауса имелись далеко не у всех его родственников, то можно было не сомневаться: пришла Маргарет, его мать. Проклятие, ну почему она заявилась именно сейчас, в такой момент?! Наверное, когда-нибудь он все-таки убьет ее!
Тяжело вздохнув, Бастьен пробормотал:
— Скорее всего это моя мать.
— Твоя мать?! — воскликнула Терри.
Она стремительно вскочила с кровати принялась натягивать джинсы. Причем настолько торопливо, что не стала надевать трусики. «А ведь так даже лучше, — подумал Бастьен. — Чертовски сексуально...»
Внезапно на грудь ему упали его собственные трусы.
— Одевайся быстрее, — прошипела Терри. — Не хватало еще, чтобы твоя матушка застукала нас в таком виде.
Теперь уже Бастьен оставил все надежды на то, что Терри закончит начатое. Он приподнялся и сел на кровати. Но одеваться не торопился. Сидел и с удовольствием наблюдал, как Терри возилась с бюстгальтером. Тонкое кружево почему-то отказывалось повиноваться и постоянно перекручивалось, а Терри в раздражении дергала ни в чем не повинный клочок материи, и ее полные аппетитные груди слегка покачивались — словно в каком-нибудь эротическом шоу.
— Терри, где ты? — внезапно раздался женский голос. Причем кричали где-то совсем рядом.
Бастьен невольно улыбнулся. Было ясно, что это не Маргарет. Что ж, вот и хорошо. Жаль было бы убивать женщину, прожившую уже семьсот с лишним лет.
— Это Кейт! — воскликнула Терри, но облегчения в ее голосе не было и в помине.
«Что ж, ничего удивительного, — подумал Бастьен, — Терри паниковала бы в любом случае — кто бы ни пришел». Так что совершенно не имело значения, кто именно подходил к двери его спальни. Конечно, в нынешние времена никто не станет падать в обморок, если окажется в столь компрометирующей ситуации — не то что в его молодости, — но все равно это было не очень-то приятно.
Взглянув на него с упреком, Терри проговорила:
— Я думала, что квартира действительно в нашем полном распоряжении. Почему ты не сказал мне, что они должны вернуться?
— Видишь ли, из-за всей этой суматохи, что была в последние дни, я совершенно забыл об этом, — признался Бастьен. Поднявшись с кровати, он снова взглянул на свой фаллос. Бедняга, видимо, понял, что продолжения в ближайшее время не последует, и, понурившись, смирился с суровой действительностью.
— Эй, Бастьен! Бастьен, вы здесь?! — теперь голосок Кейт раздавался у самой двери. А потом вдруг раздался голос Люцерна.
— Вероятно, они куда-то ушли, — сказал Люк.
Бастьен замер, лихорадочно размышляя. Потом окинул взглядом комнату. Если они с Терри сейчас спрячутся в гардеробной или еще где-нибудь, то Кейт с Люцерном, возможно, подумают, что их действительно нет дома, и уйдут. И тогда они с Терри снова смогут вернуться к... Он бросил взгляд на Терри, та уже закончила возиться с бюстгальтером и даже успела надеть блузку. И едва ли она согласилась бы спрятаться только для того, чтобы заняться с ним любовью. Ведь она прилетела из Англии вовсе не для этого, а для того, чтобы помочь Кейт готовиться к свадьбе. И теперь, когда ее кузина вернулась, она, конечно же, именно этим и займется. Тут Терри, выразительно взглянув на него, направилась в ванную. Тем самым она как бы давала понять, что продолжения не последует. Проводив ее взглядом, Бастьен проворчал:
— Проклятие, ну почему они не приехали завтра?
Тяжело вздохнув, он надел трусы и потянулся к брюкам.
А через несколько секунд дверь спальни отворилась и в комнату вошла невеста его старшего брата.

* * *

— Неужели ты и впрямь забыл, что мы возвращаемся именно сегодня? — снова спросила Кейт. — Даже не верится...
Бастьен со вздохом пожал плечами. Ему тоже не верилось, что он мог забыть об этом. Но оказывается, забыл — ведь в последнее время у него было слишком много хлопот, пришлось решать множество проблем, связанных со свадьбой брата и Кейт. Да еще и приятель Кейт. Бедняга Крис. Сегодня, когда они ходили навещать его, он выглядел ничуть не лучше. Это Кейт настояла на том, чтобы навестить парня в больнице. Как только она узнала о несчастьях, обрушившихся на бедного Криса, тотчас потребовала, чтобы они немедленно отправились в больницу. Бастьен сделал все возможное, чтобы избавиться от этого визита; он очень надеялся, что им с Терри все же удастся завершить начатое, пока Люцерн с невестой будут в больнице. Увы, его попытки уклониться от посещения больницы не увенчались успехом, и в конце концов они поехали к Крису вчетвером. В больнице же выяснилось, что редактор по-прежнему чувствовал себя неважно.
— Мне очень жаль, что на вас обрушилось столько проблем, пока мы были в отъезде, — сказала Кейт. Они все-таки рассказали ей обо всем, даже о том, что пришлось сменить фирму, обслуживающую праздничный банкет. Им не удалось избежать этого разговора, поскольку квартира была заставлена тележками, в которых привозили блюда на пробу. Узнав о произошедшем, Кейт сначала запаниковала, но потом успокоилась, решив, что все в порядке. Более того, она заверила их, что вполне доверяет их вкусу.
— Не надо извиняться, Кейт. Ведь я приехала именно для того, чтобы помочь тебе с подготовкой к свадьбе, — сказала Терри, сжимая руку подруги.
Кузины тут же обнялись, а Бастьен, к своему величайшему удивлению, почувствовал укол ревности; ему хотелось, чтобы Терри, кроме него, никого больше не обнимала — даже свою лучшую подругу и кузину. Но увы, после приезда Кейт и Люцерна Терри держалась совсем по-другому — избегала смотреть ему в глаза и не улыбалась ему ласково. Подобное поведение очень беспокоило Бастьена и даже отчасти раздражало — ведь ему хотелось обнять ее и заявить о своих правах на нее, хотелось сделать так, чтобы все знали об их отношениях. Но Терри, по-видимому, не испытывала подобных чувств.
— Ты серьезно?!
Это восклицание Терри вновь привлекло внимание Бастьена к разговору. Очевидно, он пропустил что-то важное. Терри же выглядела немного озадаченной и растерянной. Было очевидно, что она услышала что-то... удивительное, возможно — шокирующее.
— Понимаешь, я хочу, чтобы наша первая брачная ночь была особенной, — с улыбкой проговорила Кейт. — А такого не будет, если перед свадьбой мы с Люцерном будем спать вместе. Вот я и решила, что оставшуюся до свадьбы неделю нам с ним следует пожить раздельно. Он, разумеется, не против. Более того, он сказал, что это — очень неплохая мысль. В общем, до свадьбы он намерен пожить в пентхаусе.
Бастьен с насмешливой улыбкой посмотрел на брата. Может быть, Люцерн и согласился, но вид у него был отнюдь не счастливый. Но расспрашивать Люка в присутствии его невесты, конечно же, не следовало.
А Кейт, снова улыбнувшись кузине, продолжала:
— Так что теперь, дорогая, ты сможешь перебраться в мою квартиру, и мы с тобой обо всем поговорим. Вот уж наговоримся!.. Я думаю, это будет замечательно!
Теперь Бастьену стала понятна реакция Терри. Должно быть, он пропустил именно это; Кейт объявила о том, что Терри может переехать к ней. Ему эта идея совершенно не понравилась. И он даже разозлился на Кейт, по-настоящему разозлился. Их с Терри отношения только-только вышли на новый уровень, и он никому не позволит прервать их хотя бы на день.
Очевидно, и Терри была не в восторге. Немного помолчав, она заметила:
— По-моему, Люцерну не очень понравилась твоя идея. Во всяком случае, он не похож на счастливого жениха.
Кейт весело рассмеялась:
— Ты тоже это заметила?! Знаешь, если честно, то Люцерн действительно огорчился, когда я в Калифорнии завела об этом речь. Но он такой милый, мой Люцерн. Он согласился, чтобы сделать мне приятное.

Терри бросила очередной цветок в коробку и вновь потянулась к бумаге. Упаковки «клинекса» и мотки бечевки они взяли с Кейт с собой и теперь трудились в ее квартире. Терри ничего не имела против — работа позволяла хоть чем-то занять себя. Да и цветы все равно нужно было сделать. Кроме того, кузина прямо заявила, что не может доверить мужчинам столь тонкую работу.
— Между прочим, за ужином Бастьен тоже выглядел не слишком счастливым, — заметила Кейт.
Терри промолчала; ей не хотелось говорить на эту тему.