Читать книгу “Демон страсти” онлайн

Охваченная любопытством, Терри взяла маленькие бутылочки — она сразу же их узнала. Ох, и насмотрелась же она на такие бутылочки... Сначала — когда болела ее мама, а потом — когда умирал Йен. Это были пузырьки с лекарствами, и на обоих имелись наклейки — какие-то неразборчивые термины и медицинские символы.
Невольно вздохнув, Терри поставила пузырьки обратно в холодильник. Но зачем Бастьену держать в холодильнике пузырьки с лекарствами? А впрочем, все ясно. От Кейт она узнала, что компания Бастьена занималась также и медицинскими исследованиями. Да и Мередит, кажется, сказала, что Бастьен сейчас встречается с парнями из медицинской лаборатории. Так что скорее всего пузырьки имели к этому самое непосредственное отношение.
Удовлетворившись таким объяснением, Терри снова стала изучать напитки. В конце концов она остановилась на диетической коле и, взяв стакан, наполнила его, после чего пошла обратно к дивану. И конечно же, она забыла о своей сумочке, как раз оказавшейся у нее под ногами. Споткнувшись об эту проклятую сумку, Терри грохнулась на пол. Но ей все же удалось ухватиться за краешек дивана, поэтому она не растянулась на полу, а «приземлилась» на колени. Однако стакан с газировкой выпал у нее из руки.
— Проклятие... — пробормотала Терри, уставившись на лужицу на ковре.
Вскочив на ноги, Терри поспешила обратно к бару и стала лихорадочно искать какое-нибудь полотенце или тряпку. Конечно же, там ничего подобного не оказалось. Осмотревшись, Терри вдруг увидела дверь в противоположной стене — прежде она ее не заметила. Сделав глубокий вдох, она прошептала:
— Господи, пусть это будет ванная.
Терри едва не вскрикнула от радости, когда, открыв дверь, обнаружила, что за ней — ванная. И полотенца там нашлись. Дорогие, пушистые, белые. Но лучше испортить полотенца, чем ковер, не так ли?

— Мередит, ленч уже доставили? — спросил Бастьен, входя в приемную и ослабляя узел галстука. Он терпеть не мог эти проклятые удавки и с удовольствием снимал, когда предоставлялась такая возможность. И сейчас он, конечно же, снимет галстук и повяжет его только в случае крайней необходимости.
— Нет, сэр, еще не доставили, — ответила секретарша, — но Терри... то есть я хотела сказать, мисс Симпсон... она пришла чуть раньше и сейчас ждет в вашем кабинете, сэр.
— В кабинете? — переспросил Бастьен. Потом вдруг с улыбкой сказал: — Если она просила вас называть ее по имени, то так и делайте, Мередит. Не стоит ради меня переходить на официальный тон.
— Да, сэр. — Секретарша тоже улыбнулась. — Я сейчас ухожу на обед. Может, переключить телефоны на регистратора в приемной, чтобы там принимали сообщения, пока меня не будет?
— Да, переключите, — кивнул Бастьен. — Приятного обеда.
— Вам тоже, сэр.
Бастьен кивнул и направился в свой кабинет. Открыв дверь, замер изумленно. У дивана на четвереньках стояла Терри, и ее соблазнительная попка была едва прикрыта темно-синей юбкой. При этом Терри энергично терла полотенцем ковер. Его приход не прервал этого странного занятия — Терри не слышала, как открылась дверь, поэтому продолжала водить полотенцем по ковру и что-то бормотала себе под нос.
Бастьен был так захвачен этим зрелищем, что не сразу разобрал, что именно она бурчала. Прислушавшись, он понял: Терри ругала себя на чем свет стоит, обзывала себя «дурой и идиоткой».
Тут Бастьен наконец закрыл дверь и прошел в кабинет.
— Терри, что случилось? — спросил он.
Она замерла, оцепенела. Потом, повернув к двери голову, простонала:
— Ох, Бастьен, мне очень жаль... Я такая неловкая... Споткнулась о свою сумочку, упала и залила колой твой чудесный ковер. Я...
— Тихо, милая. Все в порядке, — перебил Бастьен. Он шагнул к дивану, взял Терри за руку и помог ей подняться.
— Нет, не в порядке. Ты только посмотри. Я...
— Ковер можно отчистить, — успокоил ее Бастьен. Он забрал у нее полотенце и бросил его на пол, даже не потрудившись взглянуть на пятно. — Надеюсь, ты не ушиблась во время падения?
— Нет, не ушиблась. Но я не знаю, какие пятна остаются от колы. Если они не выводятся, то я испортила твой ковер.
— Терри, дорогая, ведь это — всего лишь ковер. Вещь. Одни вещи можно заменять другими. Главное — с тобой все в порядке. А остальное не имеет значения.
— Но как же... — Она в растерянности посмотрела на ковер.
Бастьен улыбнулся и, взяв ее за руку, отвел от дивана и подвел к столу — чтобы она перестала смотреть на пятно.
— Не беспокойся об этом, — повторил он. — Ведь я же сказал: одни вещи можно заменить другими.
Терри внимательно посмотрела на него, потом вдруг спросила:
— А почему ты улыбаешься?
Бастьен весело рассмеялся:
— Чтобы отвлечь тебя. Чтобы заставить тебя забыть о ковре.
Терри уставилась на него в недоумении:
— Чтобы отвлечь?..
— Ну да. И я готов идти до конца, если это потребуется для достижения цели.
— До конца? — Терри наконец-то улыбнулась.
— Совершенно верно, до конца. — Он наклонился и поцеловал ее в щеку.
Терри радостно засмеялась:
— Ты такой самоотверженный!
Бастьен поцеловал ее в другую щеку.
— Не просто самоотверженный, а настоящий герой. В следующее мгновение он взял ее лицо в ладони и поцеловал ее по-настоящему — в губы. Терри тут же обвила руками его шею и ответила на поцелуй. Крепко прижимая ее к себе, Бастьен думал: «Ох, какая же она милая и ласковая... Какая замечательная... Ее просто невозможно не любить».
Эта мысль ошеломила его, и он замер, оцепенел. Черт побери, да ведь он действительно ее любит! Да-да, в этом не может быть сомнений. Конечно же, он любит Терри. И это... это чудесно! Если только она не отвернется от него, как когда-то Жозефина...
Внезапно Терри отстранилась и вопросительно посмотрела на него. Потом провела ладонью по его щеке и с беспокойством в голосе спросила:
— С тобой все в порядке, Бастьен? Или что-то не так? Ты сейчас выглядишь как-то странно...
Он отрицательно покачал головой и тут же снова ее поцеловал. И на сей раз поцелуй его был необыкновенно страстным и даже немного грубоватым. Но Терри нисколько не возражала. Ведь именно этого она и хотела. После того как они были неразлучны целую неделю, последние два дня показались ей просто ужасными; Терри очень скучала по Бастьену — по его смеху, по его чудесной улыбке, даже по каждому жесту. Ей хотелось говорить с ним, хотелось послушать его удивительные рассказы, которых у него, казалось, был неистощимый запас. С тех пор как они расстались, ей казалось — прошла целая вечность. Ох, как же она по нему соскучилась!
Целуя Терри, Бастьен прижимал ее к себе все крепче, а она, обвивая руками его шею, со всей возможной страстью отвечала на его поцелуй.
Внезапно он отстранился и, приподняв ее, усадил на стол. И тотчас же начал расстегивать пуговки ее блузки.
«Ох, как у него это ловко получается», — с улыбкой подумала Терри. Расстегнув последнюю пуговичку над юбкой, Бастьен выдернул из нее блузку и принялся за оставшиеся несколько пуговиц. Затем, распахнув блузку, отступил на шаг и окинул Терри сверкающим взглядом.
— Великолепно, — пробормотал он и тут же, стащив блузку с ее плеч, нащупал у нее за спиной застежку бюстгальтера. Чтобы снять его, ему потребовалось всего лишь несколько секунд.
Терри тихонько застонала, когда его ладони легли на ее обнаженные груди. Немного помедлив, потянулась к пуговицам его рубашки. Ей, конечно же, не хватало ловкости Бастьена, к тому же ее очень отвлекали его ласки, но все же через несколько минут ей удалось расстегнуть на нем рубашку.
— О, Бастьен, — прошептала она со стоном. И мысленно добавила: «Я люблю тебя, Бастьен».
Пораженная этой своей мыслью, Терри уставившись невидящими глазами куда-то в пространство. Бастьен продолжал ее ласкать, а она в изумлении спрашивала себя: «Неужели это правда? Неужели я действительно люблю его?»
Этот вопрос остался без ответа, потому что Бастьен, запустив руку ей под юбку, начал осторожно задирать ее. Затем его пальцы коснулись ее лона, и Терри снова застонала, на сей раз — отнюдь не тихонько! В следующее мгновение их губы слились в поцелуе, и поцелуй этот оказался таким страстным и неистовым, что стороннему наблюдателю, окажись он здесь, могло бы показаться, что эти двое пытаются съесть друг друга.
Терри чувствовала, что желание ее стремительно нарастает, и в какой-то момент у нее даже закружилась голова — то было головокружение страсти. «Но как же ему удалось так быстро этого добиться?» — промелькнуло у нее, однако вопросу этому было суждено остаться риторическим. В следующее мгновение Бастьен оттянул ее трусики и скользнул пальцем в жаркую влагу. Терри прервала поцелуй и отчаянно вскрикнула:
— О, Бастьен!.. — Задыхаясь, она запрокинула голову и прохрипела: — Быстрее... Я хочу тебя!
Этих ее слов было вполне достаточно. Бастьен тут же взял ее за бедра и резким движением подтянул к краю стола. В считанные секунды он расстегнул брюки и тотчас же вошел в нее.
— Ох! — воскликнула Терри, ощутив его в себе.
Бастьен же, энергично двигаясь, прижался губами к ее губам, заглушая поцелуем ее стоны; при этом он удерживал ее за бедра, не позволяя скользить по полированному столу. А Терри, вцепившись ему в волосы, крепко прижала его к себе и старалась двигаться навстречу его мощным толчкам.
Все произошло очень быстро, так как оба они не хотели — да и не могли — растягивать удовольствие. Они вскрикнули и содрогнулись одновременно, а потом на несколько минут замерли, крепко прижавшись друг к другу. Постепенно дыхание их стало выравниваться, и Бастьен, отстранившись от нее, пробормотал:
— Ну вот, наконец-то... — Выпрямившись, он снял Терри со стола и опустил на пол. Поцеловав ее в лоб, с улыбкой сказал: — Привет! — И тут же, поцеловав в нос, пояснил: — Кажется, я забыл поздороваться, когда вошел сюда.
Терри весело рассмеялась:
— Ох, я тоже забыла! Привет, Бастьен.
Тут он снова поцеловал ее в губы, и в этот момент раздался стук в дверь. Чуть отстранившись от Терри, Бастьен с улыбкой сказал:
— Думаю, это прибыл наш ленч.

Глава 16

Бастьен отпер холодильник, встроенный в его письменный стол, и убрал туда два маленьких пузырька. Он наконец-то вспомнил, что нужно забрать их в пентхаус. Всю неделю, начиная с понедельника, когда Терри приходила к нему на ленч, пузырьки простояли у него в офисе. Тем утром он как раз собирался уходить на встречу с сотрудниками лаборатории, когда к нему в кабинет зашел Джеймс и передал новые синтетические ферменты, которые должен был испытать Винсент. Это было новейшее средство, которое могло бы помочь кузену и его отцу отказаться от живых «доноров». Тогда жизнь их стала бы гораздо проще — они смогли бы перейти на консервированную кровь, как и большинство членов их клана. Обычно новую сыворотку испытывал Винсент, и Джеймс знал о том, что тот остановился в пентхаусе, — поэтому и принес сыворотку Бастьену.
Поблагодарив ученого, Бастьен поставил пузырьки в открытый большой холодильник, чтобы не возиться с маленьким, запирающимся. А затем поспешил на совещание. И конечно же, забыл про бутылочки с лекарством, когда вечером возвращался в свои апартаменты. Вообще-то он постоянно забывал о них до сегодняшнего дня, но не забыл обсудить этот вопрос с Винсентом. Его кузен согласился испытать сыворотку и перейти на консервированную кровь, но с одним условием: он сделает это не раньше, чем в первые же выходные после свадьбы. Ему не хотелось, чтобы испытания помешали его репетициям или свадьбе Кейт и Люцерна — ведь в результате приема лекарства могли возникнуть какие-нибудь побочные эффекты.
Бастьен отнесся к такому решению с пониманием. Он специально узнал у Джеймса, каков срок годности препарата, и убедился, что он не истечет, но про лекарство он вспомнил только сегодня и захватил его с собой, возвращаясь в пентхаус. Бастьен решил, что будет держать пузырьки с сывороткой в холодильнике в своем кабинете, пока Винсент не скажет, что готов к испытаниям.
Покончив с делами, Бастьен взял пакет крови из вновь пополненных запасов, хранившихся в холодильнике. К счастью, он наконец-то вспомнил об этом и дал указания на сей счет.