Читать книгу “Демон страсти” онлайн

— Бастьен уже рассказал Терри? — послышался вдруг женский голос.
Терри замерла, затаила дыхание. И тут же раздался голос Кейт:
— Тихо, Лисианна. Вдруг мы здесь не одни.
— Я проверила. Все кабинки пусты, — успокоила ее сестра Бастьена.
Терри же взглянула на свои ноги, приподнятые над полом. Их, наверное, не было видно, — поэтому Лисианна и подумала, что в туалете никого нет. Ситуация была крайне неловкой, но что же ей делать? Может, опустить ноги или кашлянуть? Или лучше держать рот на замке и не ставить себя и других в неловкое положение? К тому же в этом случае она сможет узнать, о чем они говорят.
— Нет, Бастьен ей еще не сказал, а мне бы этого очень хотелось, — проговорила Кейт. — Но он не сможет долго держать это в секрете. Она обязательно обо всем узнает.
«Узнаю о чем?» — с тревогой подумала Терри.
— Она ведь скоро уезжает, не так ли? — спросила Лисианна.
— Да, верно, — ответила Кейт. — Но он, наверное, поедет за ней. Или, может быть, она вернется?
— Ты считаешь, что все это настолько серьезно? — спросила сестра Бастьена.
— Да, конечно, — заявила Кейт. — И ты тоже прекрасно это понимаешь. Иначе бы не расспрашивала меня сейчас.
«О чем же он должен мне рассказать? — снова подумала Терри. — Проклятие, почему они ходят вокруг да около?! Могли бы поторопиться!» Ноги ее уже затекли от того, что она держала их в таком неудобном положении, и она не знала, как долго еще сможет так продержаться.
— Да, у них все очень серьезно, — со вздохом продолжала Кейт. — Я хорошо знаю Терри. Поверь, она любит его всем сердцем. Я так же сильно люблю Люцерна, поэтому без труда узнаю все эти любовные симптомы. И я точно знаю: они не смогут долго находиться в разлуке. Даже если она все-таки уедет домой, он сразу же последует за ней в Англию. И в любом случае ему придется все ей рассказать. Но если не расскажет... — Кейт немного помолчала. — Получится не очень хорошо, если она узнает об этом сама.
— Да, не очень хорошо, — согласилась Лисианна. — Пусть лучше он расскажет ей. Нельзя допускать, чтобы она узнала об этом сама... как-нибудь случайно.
«Узнаю о чем?!» — хотелось громко закричать Терри. Боль же в ногах стала просто нестерпимой.
— Не понимаю, почему он с этим тянет, — в раздражении проговорила Кейт.
Лисианна тихо рассмеялась:
— Ответ довольно прост. Он тянет, потому что любит ее так же сильно, как она его. Поверь, таким я его еще никогда не видела. Парень постоянно улыбается, или насвистывает, или... Знаешь, меня еще не было на свете, когда в его жизни появилась Жозефина, но Люцерн говорит, что Бастьен не был так счастлив даже тогда. А ведь он считал, что любит ее...
Терри едва не вскрикнула от радости, услышав эти слова. Значит, близкие Бастьена полагали, что он любит ее. И якобы она сделала его более счастливым, чем Жозефина. Терри тут же забыла про свои ноги, вернее, решила, что она может еще немного потерпеть.
— Так почему же он рискует, откладывая откровенный разговор? — спросила Кейт.
— Я ведь уже сказала... Потому что он любит ее, — ответила Лисианна. — Разве ты не слышала о Жозефине?
— Конечно, слышала. Но Терри — совсем другая. Она отнесется к этому с пониманием. Тем более после того, что ей пришлось пережить с Йеном. Она...
Продолжения разговора Терри не услышала, поскольку в дамскую комнату ненадолго ворвались громкие звуки музыки, когда открылась дверь. А затем воцарилась тишина, так как Лисианна и Кейт вышли из туалета.

Глава 18

В ушах по-прежнему звучали фразы из случайно подслушанного разговора. «Терри — совсем другая. Она отнесется к этому с пониманием. Тем более после того, что ей пришлось пережить с Йеном».
Но к чему отнесется с пониманием? Может, Бастьен страдает от какой-то неизлечимой и смертельной болезни? Терри почему-то казалось, что женщины говорили именно об этом. В таком случае и лекарства, и кровь, и капельница, и секреты — все это получило объяснение. Как и лечение, которое вызывало болезненную реакцию на свет. Не следовало забывать и о том, что Бастьен обычно почти не притрагивался к еде; казалось, у него почти никогда не было аппетита. Но как же так?.. Такой сильный и красивый — и страдает от неизлечимой болезни. Впрочем, в жизни всякое случается. Видимо, такова его судьба...
Но неужели ей снова придется проходить через все это? Она уже перенесла этот ужас вместе с Йеном, а теперь будет страдать вместе с Бастьеном? Нет, это невозможно. Она не выдержит. Не сможет наблюдать, как этот полный жизненной энергии, сильный и красивый мужчина превращается в кожу да кости, как слабеет и начинает испытывать ужасные боли. А если она увидит все это... О, это убьет ее. Она не сможет такого вынести. Да, Терри прекрасно понимала, что не сможет.
И тут вдруг она ужасно разозлилась. Разозлилась на Бастьена. Как он посмел позволить ей влюбиться в него, зная, что умирает?! Почему он не рассказал ей о своей болезни в самом начале? И вообще... как он посмел заболеть?!
Дамская комната снова заполнилась звуками музыки и смехом — вошли еще несколько женщин. Они о чем-то весело болтали, но Терри не слушала их болтовню, она по-прежнему думала об ужасной болезни Бастьена. Наконец дамы ушли, и вновь воцарилась тишина. Только после этого Терри опустила ноги, расправила одежду и вышла из кабинки. Она подошла к раковине и начала мыть руки, глядя на свое отражение в зеркале. Внезапно что-то привлекло ее внимание, и она, уставившись в зеркало, вдруг поняла, что по ее щекам текут слезы. Да, она плакала, и это было довольно странно, потому что ей казалось, что она уже ничего не чувствовала — как будто все ее чувства умерли, а в сердце образовалась пустота. И тем не менее она плакала...
Терри внимательно посмотрела на свое лицо и вдруг поняла, что оно — абсолютно белое. «Возвращаться к гостям в таком виде, конечно же, нельзя», — подумала она. Да, она не могла допустить, чтобы ее увидели в таком состоянии.
Терри выключила краны и задумалась... Наверное, ей придется незаметно ускользнуть отсюда. Конечно, это будет очень неприятно, но выбора у нее не было. Она не хотела испортить праздник своей кузине и Люцерну.
Терри высушила руки, утерла слезы с лица и направилась к двери, чтобы незаметно уйти. И на нее тотчас же обрушились шум и веселье — праздник был в самом разгаре. И казалось, ее никто не замечал.
Немного постояв у дамской комнаты, Терри направилась к выходу. Как ни странно, ей удалось сбежать, не наткнувшись ни на кого из родственников Бастьена и Кейт. А те немногие знакомые, мимо которых она проходила, похоже, ее не заметили.
Выскользнув из дверей отеля, Терри осмотрелась.
— Может, такси, мисс? — предложил швейцар.
Терри молча кивнула. Швейцар тут же дунул в свой свисток, и одна из вереницы стоявших неподалеку машин подкатила к отелю. Автомобиль остановился прямо перед ней, и швейцар открыл дверцу. Терри поблагодарила его и села на заднее сиденье.
— Куда едем, мисс? — спросил таксист.
Терри назвала адрес Кейт. Когда же такси остановилось перед домом кузины, Терри вспомнила, что у нее нет с собой сумочки, где лежали ее деньги. Тут таксист повернулся к ней, чтобы получить плату за проезд, и она, немного помедлив, спросила:
— Вы можете отвезти меня в аэропорт, после того как я заберу свой багаж?
Таксист посмотрел на нее с некоторым подозрением, потом все же кивнул:
— Да, конечно, смогу.
— Тогда подождите меня немного. Я буду через минуту. — Терри быстро выбралась из такси и бросилась к дому.
Уже у самой двери она вдруг вспомнила, что у нее не было ключа. Ключ остался у Бастьена, потому что они собирались после окончания праздника съездить за ее вещами, а потом вместе провести ее последнюю ночь в Нью-Йорке. Кроме того, он сказал, что им необходимо серьезно поговорить. Терри очень надеялась, что этот разговор будет иметь отношение к их общему будущему. Теперь-то она знала, что речь пошла бы о смерти и страданиях...
Тяжело вздохнув, Терри нажала кнопку звонка в квартиру домовладельцев. К счастью, Кейт познакомила ее с этой семейной парой. Ответила жена хозяина, и Терри объяснила, что заехала в квартиру за своими вещами, но в спешке забыла ключ в банкетном зале. Женщина ответила, что сейчас спустится и впустит ее в квартиру. Конечно, она могла бы открыть ей дверь из своей квартиры, но ей, очевидно, хотелось убедиться, что это именно она, Терри.

— Вот же он, — сказала Маргарет. — Наконец-то нашли...
Винсент и леди Бэрроу сидели в задней части бара и мирно беседовали, улыбаясь друг другу.
— Надеюсь, мы не опоздали, — пробормотал Бастьен.
— Есть только один способ узнать это, — заметил Этьен.
Маргарет Аржено решительно направилась к переполненному бару. Ее сыновья тотчас последовали за ней.
— Тетушка Аржено! — Увидев ее, Винсент тут же поднялся на ноги. — А что вы здесь дела... — Заметив кузенов, он умолк, поджав губы.
— Я думаю, что твоей даме нужно посетить дамскую комнату, — заявила Маргарет, пристально взглянув на леди Бэрроу.
Та весело рассмеялась:
— Вообще-то мне туда не нужно.
Маргарет покосилась на Бастьена и, указав на женщину, тихо сказала:
— Займись ею, мой милый.
Бастьен с удивлением взглянул на мать. Как ни странно, та не смогла взять под контроль сознание леди Бэрроу, хотя явно предприняла такую попытку. Бастьен сам попытаться это сделать, но и у него ничего не получилось — он не сумел даже прочитать ее мысли.
Взглянув на мать, Бастьен молча покачал головой, Маргарет повернулась к своему младшему сыну:
— Займись же, Этьен.
Тот также попытался проникнуть в сознание женщины, но через некоторое время тоже покачал головой.
А леди Бэрроу, поднявшись на ноги, с усмешкой проговорила:
— У вас очень интересная семья, Винсент.
Винни нахмурился и проговорил:
— Извините, Кэтрин. Я оставлю вас ненадолго. Мне нужно сказать им несколько слов.
Он взял тетушку под руку и решительно отвел ее от стола. Бастьен с Этьеном тут же последовали за ними. Как только они отошли на приличное расстояние, Винсент в раздражении заявил:
— Я не собирался кусать ее. Господи, вы относитесь ко мне как к бешеной собаке, которая может цапнуть любого, кто проходит мимо.
— Но мы же знаем, что тебе нужна подпитка, Винсент, — с мягкой улыбкой заметила Маргарет.
— Об этом я позаботился во время обеда, — с ухмылкой ответил Винни. — Я заскочил в бар, перекусил и быстренько вернулся.
— Что же ты делаешь здесь сейчас? — спросил Этьен.
— А ты как думаешь? Я разговариваю с Кэтрин. Она очаровательная женщина.
— Но ты ведь не собираешься кусать ее? — осведомился Бастьен.
— Нет, я не собираюсь. Я не стану кусать гостей на свадьбе Люцерна.
— Откуда нам знать? — проворчал Бастьен. — Ты ведь укусил мою экономку.
— Тогда была чрезвычайная ситуация, — пояснил Винсент. — Но вообще-то не в моих правилах питаться в своем собственном доме или в доме у родственников.
— Кроме того, ты укусил Криса, — напомнил Бастьен. — И это было уже после того, как ты набросился на экономку.
— Я едва успел вонзить зубы в миссис Гуллихэн, когда вы мне помешали. Я тогда был очень слаб. В таком состоянии я не мог охотиться, — оправдывался кузен. — Кстати, можешь меня поблагодарить, — добавил он неожиданно.
Бастьен взглянул на него с удивлением:
— За что поблагодарить?
— За то, что я позаботился о твоей экономке, — объяснил Винсент. — На днях позвонила Мередит, но тебя не было дома — вы с Терри отправились на очередную прогулку. И я принял сообщение.