Читать книгу “Демон страсти” онлайн


— Пузырьки? — переспросил он. И тут он вдруг все понял. Понял, что Терри, случайно открыв холодильник, обнаружила пузырьки. — То была сыворотка для Винсента, — пояснил он.
— Сыворотка для Винсента? — эхом отозвалась Терри.
— Да, для него. Видишь ли, у Винни проблема с пищеварением. Из моей лаборатории для него прислали опытные лекарства. Это новая разработка, и надеюсь, что сыворотка ему поможет. — Бастьен говорил, тщательно подбирая слова так, чтобы сказать правду, но не открыть все до конца. Пока.
Терри плюхнулась на диван.
— Значит, сыворотка для Винсента... — пробормотала она.
— Да, совершенно верно.
— А как же кровь и капельница?
— Капельница? — с удивлением переспросил Бастьен. — Это та, что в гардеробной?
Терри молча кивнула.
— Ну... видишь ли, капельница там уже давно. Когда-то она нужна была Лисианне, а потом так и осталась там стоять.
— Лисианне?! — изумилась Терри.
— Да. Лисианне. Моей сестре.
— А кровь? Зачем тебе кровь? — спросила Терри.
Бастьен медлил с ответом — это объяснить было гораздо сложнее.
Терри же тем временем продолжала:
— И еще Кейт сказала, что ты должен мне кое-что рассказать и что мы должны будем с чем-то разобраться, если вообще захотим разбираться.
— Да, верно, — кивнул Бастьен, радуясь, что вопрос о крови можно будет на некоторое время отложить. — Нам с тобой необходимо кое-что обсудить, если ты согласишься выйти за меня замуж. Но речь пойдет вовсе не о болезни. Поверь, я не болен.
— Значит, ты хочешь на мне жениться? — спросила Терри.
Бастьен уставился на нее с удивлением:
— Терри, милая, я только что пролетел две тысячи триста миль в погоне за тобой. Неужели ты думаешь, что я сделал это только для того, чтобы пригласить тебя на свидание?
— О, любимый! — Она спрыгнула с дивана, и Бастьен, тут же заключив ее в объятия, пробормотал:
— Терри, милая, подожди... Нам действительно необходимо серьезно поговорить.
— Позже, — промурлыкала она. — Я чувствовала себя такой несчастной после того, как случайно подслушала разговор Кейт и Лисианны в дамской комнате. Я... — Она помолчала, потом вопросительно взглянула на него. — О чем же они могли говорить? Видишь ли, речь шла о том, что я «с моим опытом с Йеном», как они выразились, смогу что-то понять. Я думала, они говорили о том, что ты болен и что я смогу отнестись к этому с пониманием, так как уже прошла через такое вместе с Йеном.
— Нам необходимо поговорить, — повторил Бастьен со вздохом.
— Просто скажи, в чем дело, — попросила Терри.
— Это в двух словах не объяснишь. — Бастьен снова вздохнул.
Терри взглянула на него с беспокойством:
— Теперь ты снова заставляешь меня нервничать.
— Милая, мне очень жаль, но это... — Он взял ее за руку и подвел обратно к дивану. Усадив, сел рядом с ней и проговорил: — Поверь, все не так плохо, как ты, наверное, думаешь.
— В самом деле?
— Да, поверь, дорогая. — Немного помолчав, Бастьен спросил: — Ты ведь смотрела фильм «Американский оборотень в Лондоне»?
Терри невольно рассмеялась:
— Конечно, смотрела. Кто же его не смотрел?
— Так вот, моя дорогая, я, конечно, не оборотень, но... — Собравшись с духом, Бастьен заявил: — Дело в том, Терри, что я вампир.
Она замерла на мгновение. Потом, взглянув на него, спросила:
— Бастьен, ты себя хорошо чувствуешь?
— Но, Терри, я ведь...
— По-твоему, это удачная шутка? — Она нахмурилась.
Бастьен промолчал. «Черт возьми, как же Этьен с Люцерном рассказывали Рейчел и Кейт, что они — вампиры?» — думал он.
В смущении откашлявшись, он вновь заговорил:
— Терри, милая, это вовсе не шутка. Я действительно вампир.
— А... понятно. — Терри кивнула и, презрительно фыркнув, проговорила: — Что ж, если так, если ты и впрямь вампир, — в таком случае укуси меня. — С этими словами она с вызывающим видом протянула ему руку.
Бастьен нахмурился и пробормотал:
— Но я не хочу тебя кусать. — Немного помолчав, он добавил: — Если честно, то я в данный момент действительно проголодался, но мне бы не хотелось…
— Укуси меня! — потребовала Терри. — Если ты вампир, укуси меня.
Бастьен с минуту смотрел на ее протянутую руку. Потом поднес к губам и укусил.
— Ой! — вскрикнула Терри. Отдернув руку, она спрыгнула с дивана, и Бастьену пришлось тут же убрать клыки, чтобы удержаться и не вонзить их в ее очаровательную шейку.
— Ты меня укусил! — закричала Терри. — У тебя действительно есть клыки!
Он со вздохом кивнул:
— Конечно, есть. Теперь ты мне веришь?
Прижимая руку к груди, Терри медленно попятилась.
— Не бойся меня, милая, — сказал Бастьен. — Я люблю тебя, — добавил он с мольбой в голосе, протягивая к ней руку.
Тут Терри наконец остановилась и взглянула на него с любопытством. Бастьен же, с облегчением вздохнув, продолжал:
— Поверь, милая, все не так уж плохо. И тебе никогда не придется опасаться, что я умру от какой-нибудь ужасной болезни. Я просто не смогу умереть.
Терри долго молчала, потом вдруг сказала:
— Но ведь твой отец умер, не так ли? Значит, ему вонзили кол в горло?
Бастьен покачал головой:
— Нет, он сгорел. Потому что сгореть мы все-таки можем. Но эта смерть не будет долгой и мучительной, — добавил он поспешно. — И вообще ни один из тех способов, которыми мы можем умереть, не предполагает долгой мучительной смерти.
— Значит, кровь в твоем холодильнике…
— Предназначалась для питания. Мы больше не кусаем людей, вернее — только в самых крайних случаях.
— Значит, ты... не человек, — в страхе прошептала Терри.
— Нет-нет, конечно же, человек, — возразил Бастьен. — Только я — не совсем обычный человек. Можно сказать, что мы просто представляем собой особую народность. И мы почти бессмертны в отличие от обычных людей. Наверное, можно назвать нас атлантами, обитателями древней Атлантиды. Хотя теперь мы канадцы, по крайней мере моя семья. Теперь ты поняла?
Терри молчала, и Бастьен, нахмурившись, подумал: «Кажется, я говорю что-то не то... Так можно только все испортить».
Взглянув на Терри, он проговорил.
— Милая, присядь, и я все тебе объясню. Видишь ли, наш вампиризм имеет вполне научное объяснение. И это вовсе не проклятие. Более того, нельзя сказать, что у нас нет души. Разгуливающие по ночам чудовища, какими все представляют себе вампиров, — это просто глупое заблуждение.
Но Терри не стала садиться. Прищурившись, она спросила:
— Значит, вампиры могут выходить и в дневное время?
— Да, конечно, ведь я же выхожу. Правда, солнечный свет причиняет нам большой вред. И если мы находимся на солнце, то нам приходится потреблять больше крови, чем обычно. Но все же мы можем выходить в любое время суток.
Терри долго молчала, потом вдруг спросила:
— А сколько тебе лет?
— Четыреста двенадцать.
— Четыреста?.. Черт побери! — воскликнула Терри. Она наконец-то села и пробормотала: — Значит, все, что ты мне рассказывал, когда мы были в музее…
— Да, я жил в те времена, о которых я тебе рассказывал, — подтвердил Бастьен. — Правда, не в Средние века, но начиная с 1600-х.
— Но ведь это... — Терри недоверчиво покачала головой. — Такого просто быть не может. Это просто выдумки, глупости!
— Нет, это наука, — возразил Бастьен. — Понимаешь, наши ученые с древней Атлантиды создали наночастицы, которые могут восстанавливать живые ткани, но для этого требуется кровь в таких больших количествах, что организм не может сам ее вырабатывать. Поэтому нам приходится поглощать большее количество крови, чтобы жить и оставаться здоровыми. Мы пьем кровь, чтобы выжить, понимаешь? Точно так же диабетикам нужны инъекции инсулина, поскольку их организм не может вырабатывать его в достаточном количестве.
— Атланты?.. — пробормотала Терри. — Выходит, я влюбилась в мужчину с Атлантиды? — Она внимательно посмотрела на Бастьена. — Но у вас ведь нет перепончатых пальцев на руках и ногах... или чего-то в этом роде, верно?
Бастьен вздохнул, пытаясь сохранять терпение. Так много мифов и легенд рассказывали об Атлантиде и вампирах. Но слава Богу, что никому никогда не приходило в голову связать одно с другим.
— Милая, ну ты же видела меня обнаженным. Совершенно обнаженным. И ты прекрасно знаешь, что у меня нет жабр и плавников.
— Да-да, конечно, — закивала Терри. Снова помолчав, она тихо сказала: — Знаешь, Бастьен, я думаю, тебе сейчас следует уйти. Мне необходимо некоторое время, чтобы... э-э... переварить все это.
Он кивнул и тут же спросил:
— Сколько тебе потребуется времени?
— Если откровенно, не знаю.
Несколько мгновений Бастьен смотрел на нее, потом встал и направился к двери. Остановившись, обернулся и спросил:
— Ты ведь никому об этом не расскажешь?
— Нет, конечно, нет. Люди подумают, что я рехнулась.
Он кивнул:
— Да, возможно. Но все-таки рассказывать не следует. Иначе все мои близкие столкнутся с серьезными неприятностями. В том числе — и жена моего брата, то есть Кейт.
— И Кейт?! — изумилась Терри.
Бастьен кивнул:
— Да, конечно. Ведь Люцерн «обратил» ее.
— А она этого хотела?
— Разумеется, хотела, — подтвердил Бастьен. — Мы не совершаем «обращение» без согласия человека. Хотя с Рейчел пришлось обойтись без ее согласия. Но это был исключительный случай. Она умирала, и мы должны были спасти ее.
— Значит, Рейчел — вампирша, а раньше ею не была? — спросила Терри.
— Да, не была.
— А Грег?
— Он был самым обычным человеком, но они с Лисианной полюбили друг друга, и она «обратила» его.
Терри кивнула и тут же спросила:
— Значит, ты должен обратить меня, чтобы я стала твоей женой?
— Да. Но только с твоего согласия.
— А если я не соглашусь?
— Тогда мне придется наблюдать, как ты старишься и становишься немощной. А потом я буду смотреть, как ты умираешь, — точно так, как ты наблюдала приближение смерти Йена и твоей матери. Разумеется, мне будет очень тяжело, но я пойду на это ради тебя, Терри. И я буду любить тебя до самого конца. Это будет для меня невыносимо, но... — Бастьен помолчал, потом вдруг сказал: — Знаешь, в нашей семье супругами становятся раз и навсегда, так что я, к сожалению, стану исключением. — Он открыл дверь, потом снова обернулся и добавил: — Я остановлюсь в отеле «Георг» на несколько дней, а потом улечу обратно в Америку.
Терри молча кивнула, и Бастьен кивнул ей в ответ. Затем вышел, закрыл за собой дверь и направился к своей машине. Он не знал, правильно ли поступил, оставив Терри одну, после того как все ей рассказал. К тому же своей откровенностью он мог поставить под удар всех своих близких. Но любовь предполагает доверие, а он любил Терри и доверял ей. И он был почти уверен, что она никогда не причинит ему вреда, даже если и не согласится стать его женой.