Читать книгу “Демон страсти” онлайн


Секретарша снова кивнула и, шагнув к Терри, обняла ее.
— Добро пожаловать, дорогая, — сказала она. Повернувшись, Мередит указала на кабинет Бастьена и добавила: — Там открыто. Он будет счастлив видеть вас. А я сегодня позволю себе отправиться на ленч пораньше.
— Спасибо вам, — пробормотала Терри. Она подождала, когда секретарша выйдет из приемной, затем постучала в дверь кабинета.
— Войдите, — послышалось из-за двери, и Терри отметила, что в голосе Бастьена прозвучало раздражение.
Собравшись с духом, она вошла.
— Черт побери, Мередит, куда я задевал... — Тут Бастьен поднял глаза и в изумлении пробормотал: — Терри, ты?
— Меня ты никуда не задевал, а оставил в Хаддерсфилде. — Она закрыла дверь и приблизилась к столу. И тут ее вдруг охватили сомнения. «А что, если Кейт и Мередит ошибаются? — подумала Терри. — Ведь Бастьен, похоже, не очень-то мне обрадовался...»
Бастьен же в полном замешательстве снова пробормотал:
— Мередит, черт побери, куда я... — Тут он наконец-то осознал, что перед ним именно Терри, и проговорил: — Милая, я ждал два дня, как и обещал.
Терри с виноватой улыбкой ответила:
— Мне не хватило двух дней. Я иногда ужасно долго соображаю. Но к счастью, Кейт приехала ко мне и помогла преодолеть старые предубеждения.
— Старые предубеждения?
— Ты должен понять, Бастьен. Ведь если тридцать с лишним лет смотришь фильмы про вампиров, это не проходит бесследно. К тому же я ни разу в жизни не встречала ни одного из вас в реальности — ни мужчину, ни женщину. — Она тихонько вздохнула — Я даже с опаской встретила Кейт, когда она появилась у меня в кабинете.
— Значит, Кейт приезжала к тебе в университет?
Терри кивнула, и на ее губах появилась улыбка.
— Она сказала, что предвидела, что ты все испортишь своими объяснениями.
— Я ничего не испортил, — с обидой возразил Бастьен.
— «Ты ведь смотрела фильм «Американский оборотень в Лондоне»?» — напомнила ему Терри его слова. И тут же рассмеялась.
Бастьен же покраснел. Да, вероятно, вопрос про фильм — не самый лучший способ начать разговор на эту тему. После этого ему в голову приходили и более подходящие способы начать такой разговор.
В смущении пожав плечами, Бастьен пробормотал:
— Я тогда находился в ужасном напряжении. Поэтому и сказал первое, что пришло на ум. — Терри молчала, и он, пристально взглянув на нее, спросил: — Так что же привело тебя сюда? Или тебе доставляет удовольствие мучить меня?
— Я здесь, потому что я люблю тебя, — ответила она тотчас же. — И очень надеюсь, что ты все еще любишь меня.
Бастьену ужасно хотелось выскочить из-за стола и заключить Терри в свои объятия, хотелось показать ей, как сильно он ее любит, но его все еще терзали сомнения. Откашлявшись, он пробормотал:
— А как же... мое «медицинское состояние»?
Терри рассмеялась:
— Медицинское состояние?
— Ну... ты ведь понимаешь, что я имею в виду.
И тут Терри вдруг спросила:
— Скажи честно, Бастьен, ты все еще меня любишь? Или, может быть, ты очень на меня обиделся из-за того, что мне потребовалось столько времени на обдумывание? Может, ты теперь уже не хочешь иметь со мной дело? — Она затаила дыхание в ожидании ответа.
— Терри, милая, я по-прежнему люблю тебя, — проговорил Бастьен. — И я буду любить тебя всегда. По крайней мере ближайшие пятьсот лет. А после этого нам, возможно, придется подумать над тем, как продлить нашу жизнь.
Терри улыбнулась и обошла вокруг стола.
Бастьен же смотрел на нее все еще с некоторой настороженностью. Но тут Терри села к нему на колени, и он с облегчением вздохнул. А она, снова улыбнувшись, сказала:
— Теперь я точно знаю, что могу принять твое «медицинское состояние». И я хотела бы провести всю свою жизнь — какой бы долгой или короткой она ни была — вместе с тобой. А теперь, если не возражаешь... может, покажешь, как ты меня любишь? — Она обняла его и добавила: — Я прекрасно понимаю, что нам необходимо серьезно поговорить, но поверь, сейчас мне действительно надо ощутить твою близость. Я чувствовала такой холод в душе после твоего отъезда...
Бастьен почувствовал, как постепенно уходит оцепенение, в котором он пребывал последние три недели, и на смену ему приходит сострадание. Точно так же чувствовал себя и он — ужасно холодным и совершенно одиноким. И казалось, что вместе с Терри ушли из его жизни радость и счастье.
Обнимая ее за талию, он склонился над ней, чтобы поцеловать. Губы ее были теплыми и необычайно сладкими, как и прежде. И он почти тотчас же почувствовал, как в нем вспыхнули страсть и желание. Ему очень не хватало ее все эти дни, не хватало ее прикосновений, разговоров с ней, просто ее присутствия. А как же ему не хватало ее вздохов и стонов, движений ее жаркого тела, сливающегося с его телом.
Рука Бастьена как бы сама легла на грудь Терри, и она, тихонько вздохнув, крепко прижалась к нему, а потом застонала, отзываясь на его ласки. И в тот же миг Бастьен ощутил странную боль в груди, и только теперь ему стало понятно выражение: «Я люблю тебя так, что мне больно». Он действительно чувствовал боль в сердце, и только Терри могла унять эту боль.
— Терри, любимая... — прошептал он, касаясь губами ее лица. — Терри, я хочу тебя.
— А я тебя хочу, — ответила она хриплым голосом, в голосе ее прозвучал призыв, больше походивший на мольбу.
На мгновение отстранившись от Бастьена, Терри глубоко заглянула ему в глаза, а потом вдруг запустила пальцы в его волосы и крепко прижалась губами к его губам. Она целовала его с той же страстью, которую он помнил и которой жаждал все эти дни, и Бастьен чувствовал, как боль уходила его из сердца и на смену ей приходила совсем другая боль, терзавшая его тело гораздо ниже груди.
Он так страстно желал Терри, что сейчас просто не мог быть осторожным, ласковым и терпеливым. Его страсть, готовая в любую секунду взорваться, требовала немедленно сорвать с нее одежду и овладеть ею тут же, в кабинете. Дрожа от нетерпения Бастьен начал нетерпеливо расстегивать пуговицы ее блузки, и несколько маленьких кругляшков оторвались от ткани и с тихим стуком упали на пол. Когда же он с громким стоном распахнул ее блузку, его ждало разочарование — под блузкой оказался черный атласный бюстгальтер. Тут Терри расстегнула застежку, и Бастьен тотчас накинулся на ее груди — принялся целовать их и ласкать. Потом, прижавшись губами к отвердевшему соску, пробормотал:
— Наверное, нам нужно перейти на диван.
— Нет-нет, не надо, — прошептала Терри. И вдруг, вывернувшись, из его объятий, поднялась на ноги. Бастьен уставился на нее с недоумением, но оказалось, что и Терри не была настроена на долгую прелюдию. В следующее мгновение она снова уселась ему на колени, только на сей раз оседлала его.
— Ты снова надела юбку, — прошептал Бастьен, лизнув ее в сосок. Потом провел ладонью по ее бедру, обтянутому тонким нейлоном, и добавил: — Но колготки будут мешать.
— Нет, не будут, — возразила Терри. Она взяла его за руку и направила ее себе под юбку. Оказалось, что на ней были вовсе не колготки, а настоящие чулки. И трусиков на ней не было.
Глухо застонав, Бастьен впился пальцами в ее обнаженные ягодицы, а Терри тут же расстегнула его брюки.
— Я хочу тебя прямо сейчас, — прошептала она.
— Да, прямо сейчас, — повторил он.
В следующее мгновение Терри резким рывком спустила с него брюки и, раздвинув ноги, устроилась так, чтобы ей было удобнее принять его.
— О, Терри!.. — простонал Бастьен, когда она медленно начала опускаться на его вздыбленный фаллос. И тут же горячая влага сладостным жаром обожгла ею чресла.
— О, Бастьен, — прошептала она в ответ, приподнимаясь, а затем вновь опускаясь.
— Проклятие!.. — выдохнул Бастьен; он припал губами к ее шее и тут же почувствовал, как его клыки начинают выдвигаться для укуса.
Усилием воли Бастьен поборол свой порыв и, чтобы избежать соблазна, вновь прижался губами к губам Терри. Она тотчас ответила на его поцелуй, а затем снова принялась то подниматься, то опускаться в неспешном, но чувственном ритме. И эта ее неспешная ритмичность сводила Бастьена с ума — ему ужасно хотелось немедленно выплеснуть свою страсть, всю сразу и без остатка — ведь он так долго был без Терри.
Не в силах более терпеть, Бастьен задрал ее юбку повыше и, крепко взяв Терри за бедра, резко потянул ее на себя.
Очевидно она ожидала этого побуждения, потому что в тот же миг, громко застонав, стала двигаться все быстрее. А потом вдруг прижалась горлом к его губам и, задыхаясь, выкрикнула:
— Бастьен, пожалуйста!
В тот же миг он укусил ее, и Терри, вскрикнув, замерла, оцепенела. Бастьен же по-прежнему не отрывался от ее шеи, и через несколько секунд Терри вдруг почувствовала, как все ее тело содрогается от совершенно неожиданного наслаждения — такого с ней еще не случалось, казалось даже, что все их прежние соития — ничто по сравнению с этим небывалым блаженством. Волны экстаза возносили ее в заоблачные высоты, а потом бросали вниз, вызывая сладостное ощущение счастья. В какой-то момент у нее промелькнуло: «О Боже, я больше не смогу такого выдержать!» И в следующее мгновение она погрузилась во тьму.
— Ты потеряла сознание.
Раскрыв глаза, Терри в изумлении уставилась на Бастьена, потом осмотрелась. Оказалось, что Бастьен перенес ее на диван, и теперь она лежала, а он сидел с ней рядом.
— Ты меня укусил? — пробормотала она, глядя на него с недоверием.
Бастьен поморщился и тихо сказал:
— Милая, мне очень жаль. Я не хотел, но ты прижала мои губы к своей шее, и я... — Он в растерянности пожал плечами.
— Не беспокойся, все в порядке, — тут же успокоила его Терри. Потом вдруг воскликнула: — Черт побери, Кейт говорила, что это — потрясающе! Но «потрясающе» — это еще слабо сказано. Словами этого не передать...
— Значит, ты в порядке? — с беспокойством в голосе спросил Бастьен.
Терри с улыбкой кивнула. Она была в полном порядке. Она была лучше, чем в полном порядке. Она чувствовала себя великолепно!
Тут их взгляды встретились, и Терри прошептала:
— Я люблю тебя, Бастьен Мне очень жаль, что мы потеряли целых три недели. Но мне требовалось время, чтобы принять это. Сначала все было очень легко и совершенно — словно волшебная история о любви.
— А потом все обернулось кошмаром, — заметил Бастьен.
— Нет, не кошмаром, — возразила Терри. Затем призналась: — Ну, возможно, было немного страшновато. Но только потому, что твое объяснение...
— Мне очень жаль, — перебил Бастьен. Он рассмеялся и, запустив пальцы в свою шевелюру, добавил: — Поверь, я тогда ужасно волновался, был сам на себя не похож от волнения. Поэтому и не сумел объяснить тебе все должным образом.
Терри с улыбкой кивнула:
— Да, я знаю. Я прекрасно тебя понимаю.
Она приподнялась и села. Голова у нее слегка кружилась, и она на мгновение прикрыла глаза. Бастьен же вздохнул и прошептал:
— Знаешь, я не сдержался, но больше такого не случится.
— Ты шутишь! — воскликнула Терри. — Я очень надеюсь, что такое еще не раз случится. Это было... — Терри покачала головой. — У меня просто слов нет, чтоб описать такое чудо.
Бастьен виновато улыбнулся и сказал:
— Терри, я очень тебя люблю. К сожалению, я часто совершал ошибки и, возможно, могу совершить еще не одну в будущем. Мне очень жаль, что я...
— Тихо! — Терри прижала палец к его губам. — Какой бы ты ни был, Бастьен, для меня ты — само совершенство.
Тут же их губы слились в поцелуе. Потом Бастьен, чуть отстранившись, внимательно посмотрел на нее и с серьезнейшим видом спросил:
— Так что же ты собираешься делать в ближайшие лет пятьдесят?
— Гм... — Терри пожала плечами. — Вообще-то у меня нет никаких планов в данный момент. Я просто уволилась с работы и продала свой дом. Так что теперь я — вольная пташка.
— Правда? И ты не против связать свою жизнь с моей?
— А я все ждала, когда же ты меня об этом попросишь, — с улыбкой ответила Терри.
— Сейчас, любимая. Сейчас спрошу. — Он взял ее лицо в ладони и, пристально глядя ей в глаза, проговорил: — Ты согласишься прожить еще лет пятьсот, возможно — даже больше? Поверь, в мире есть множество интересных вещей, так что нам с тобой будет чем заняться.
Терри снова улыбнулась и тут же кивнула:
— Думаю, что мне это очень понравится.
Бастьен крепко обнял ее и прошептал:
— Ты изумительная женщина, Терри. И я безумно люблю тебя.
Терри рассмеялась, а к глазам ее подступили слезы.
— А я люблю тебя, Бастьен.
— Что ж, пойдем? — Он помог ей подняться и начал оправлять ее одежду.
— А куда мы идем? — спросила Терри, когда Бастьен повел ее к двери.
— Домой, — объяснил он, останавливаясь у лифта и нажимая кнопку вызова. Двери тотчас открылись, и Бастьен втащил Терри в кабину. — Там, наверху, есть шампанское и джакузи, и я... Я хочу сейчас же провести твое «обращение» и начать нашу совместную жизнь.
Прислонившись спиной к стене, Бастьен привлек Терри к себе. И в тот же миг двери лифта закрылись, отгораживая их от всего остального мира.
— Любимая, я не могу ждать. Подозреваю, что с тобой жизнь станет чудесным, удивительным приключением.
Терри с улыбкой кивнула. Она была абсолютно уверена, что Бастьен прав. Она точно знала: будут хорошие времена, будут, наверное, и трудные, но жизнь всегда будет захватывающим приключением.
Кстати, о приключениях... Этих двоих ждала еще подготовка к свадьбе.