Читать книгу “Незавершенные дела” онлайн


— Новую жизнь? Пожалуй. Но мне это далось совсем не легко.
Ванесса пристально смотрела на мать:
— А как ты могла меня отпустить?
— У меня не было выбора, — просто ответила Лоретта. — Я считала, что для тебя так будет лучше. Что ты так хочешь.
— Это я-то хочу? — переспросила Ванесса, слыша, как сдерживаемый гнев прорывается наружу в виде иронии. — А разве меня спрашивали?
— Я спрашивала тебя об этом в каждом письме — хорошо ли тебе, не хочешь ли ты вернуться домой. Мои письма возвращались ко мне нераспечатанными. И я решила, что это и есть твой ответ.
Кровь бросилась в лицо Ванессы.
— Ты никогда мне не писала! — воскликнула она.
— Я писала тебе все эти годы. Я надеялась, что ты сжалишься и прочтешь хотя бы одно письмо.
— Я ничего не получала, — решительно заявила Ванесса, сжимая и разжимая кулаки.
Тогда из небольшого сундучка, стоявшего в ногах ее кровати, Лоретта достала вместительную шкатулку. Когда она открыла крышку, Ванесса увидела пачку писем.
— Я все их сохранила.
Их был не один десяток — адресованных ей в гостиницы по всей Европе и США. Судороги в желудке принудили Ванессу сесть на край кровати и дышать осторожнее.
— Значит, до тебя они не доходили? — пробормотала Лоретта. Ванесса могла только помотать головой. — Получается, он лишил меня даже такой мелочи, как переписка с тобой. — Лоретта со вздохом спрятала шкатулку обратно.
— Почему? — сипло спросила Ванесса, превозмогая саднящую боль в горле. — Почему он не показывал мне твои письма?
— Может быть, он делал это из опасения, что я помешаю твоей карьере. Но это он напрасно, я ни за что не стала бы препятствовать тебе достичь того, чего ты хотела и, конечно, заслуживала. Понятно, он по-своему защищал тебя. И наказывал меня.
— Но за что?
Лоретта повернулась и отошла к окну.
— Я, черт возьми, имею право знать! — Ванесса со злости вскочила и тут же, невольно вскрикнув, схватилась за живот.
— Ван? — Лоретта, взяв дочь за плечи, осторожно усадила ее обратно на кровать. —
Что с тобой?
— Ничего, — скрипя зубами от боли и бешенства ответила Ванесса. Ее злило, что кто-то видит ее слабость. — Простая судорога.
— Я позвоню Хэму.
— Нет! — Ванесса схватила ее за руку. — Мне не нужен врач, это всего лишь нервы. И еще я неудачно вскочила.
— Все равно, пусть посмотрит тебя. — Мать села рядом и обняла ее за плечи. — Ван, ты такая худышка.
— Я вымоталась за последний год, много нервничала, потому и решила отдохнуть. Но чувствую я себя хорошо.
Слыша ее недовольный тон, Лоретта убрала руку и встала.
— Что ж, решай сама, ты больше не ребенок.
— Вот именно. И я хочу знать, за что отец хотел тебя наказать?
— За измену, — не сразу ответила Лоретта.
— За измену? — переспросила Ванесса, не веря собственным ушам. — Что, у тебя кто-то был?
— Да. — Как ни стыдно было Лоретте признаваться, однако она жила с этим стыдом долгие годы и знала, что от него не умирают. — Мы с ним познакомились примерно за год до вашего отъезда в Европу.
— Понятно.
— Да уж чего тут непонятного? — коротко и сухо рассмеялась Лоретта. — Оправдываться и объяснять что-то я не собираюсь, я и так расплачиваюсь за это двенадцать лет.
— А ты его хотя бы любила? — Ванесса разрывалась между желанием пожалеть мать и осудить.
— Нет. Я в нем нуждалась. Большая разница.
— Получается, ты была с ним только ради секса? Секс на стороне — ах как мило.
По лицу Лоретты было видно, что ее обуревают разнообразные эмоции, и ей потребовалось некоторое время, чтобы начать говорить.
— Секс на стороне — это всего лишь расхожее выражение. Возможно, ты сможешь меня понять, как женщина женщину, если не простить.
— Я вообще ничего не понимаю. — Ванесса встала. Глупо плакать о прошлом. — Мне надо подумать. Поеду проветрюсь.
Когда она вышла, Лоретта села на кровать и долго сидела, не вытирая слез.
Тем временем Ванесса бесцельно колесила по округе. Многие фермерские участки были разделены и проданы по частям, и там, где раньше росла кукуруза или свекла, теперь стояли дома, окруженные заборами. Видя это, Ванесса чувствовала боль утраты. Похожее ощущение возникало у нее, когда она думала о своей развалившейся семье. Смогла бы она понять, если бы на месте ее матери была другая женщина? Наверное, пожала бы плечами и высказалась в том духе, что жизни без измен не бывает. Но здесь речь шла не о чужой женщине, а о ее родной матери.
В конце концов она очутилась у дома Брэди. Почему она приехала именно к нему? Ей нужен был кто-то, готовый ее выслушать. Неравнодушный.
Огни в окнах горели. Из дома доносился лай Конга, заслышавшего ее машину. Она медленно подошла к двери, подняла руку, чтобы постучать, но сквозь стекло увидела, что Брэди стоит по другую сторону и смотрит на нее. Он открыл дверь.
— Привет.
— Я просто каталась… — Чувствуя всю глупость ситуации, она попятилась. — Я поеду. Уже поздно.
— Входи, Ван. — Он удержал ее за руку. Пес обнюхивал ее брюки, виляя хвостом. — Хочешь чего-нибудь выпить?
— Нет. — Ванесса и сама не знала, чего хочет.
Она явно отвлекла его от дела. У стены стояла лестница, из проигрывателя, включенного на полную мощность, гремел рок, отдаваясь эхом от стен и потолка. Руки, одежда и волосы Брэди были запорошены белой пылью, и у нее возникло нелепое желание почистить его.
— Ты занят…
— Да вот, стену ошкуриваю. — Брэди выключил музыку. От внезапно наступившей тишины она еще больше смутилась. — Очень успокаивает, между прочим. Хочешь попробовать? — спросил он, подбирая с пола кусок наждачной бумаги.
Она вымученно улыбнулась:
— Как-нибудь потом.
Он подошел к холодильнику и достал банку пива.
— Ты серьезно?
— Да. Я не могу сейчас остаться.
Он откупорил банку и сделал большой глоток. Прохладная жидкость омыла его запыленное горло и унесла с собой ком, образовавшийся там, когда он увидел Ванессу у себя во дворе.
— Смею предположить, что ты больше на меня не злишься, — заметил Брэди.
— Понятия не имею. — Ванесса подошла к окну посмотреть, нет ли на небе луны, но луна пряталась за тучами. — Я совершенно запуталась.
Ему были знакомы и этот взгляд, и осанка, и тон ее голоса. Ему доводилось видеть ее такой, когда она убегала из дома от родительских ссор.
— Расскажи мне.
Она знала, что он предложит. Так было всегда. Она ждала этих слов.
— Напрасно я сюда приехала, — начала она со вздохом, — это все равно что увязнуть в старой колее.
— Ну или снять каблуки и надеть удобную обувь, — подмигнул Брэди. — Послушай, присядешь, может быть? Я сейчас обмахну для тебя козлы, или хочешь — садись вон на бочку шпаклевки.
— Нет, спасибо, я не могу сидеть. — Ванесса все стояла у окна и рассматривала свое собственное бледное отражение в стекле, напоминавшее призрак. — Мать призналась мне, что у нее появился любовник незадолго до нашего с отцом отъезда в Европу. — Не слыша реакции, она обернулась и внимательно взглянула на Брэди. — А ты ведь знал.
Он пожал плечами:
— Это я потом узнал. — Обида и недоумение у нее на лице подействовали на него как магнит. Он подошел и погладил ее по волосам. — Потом это всплыло. Маленький город, что ты хочешь.
— А отец узнал сразу, — продолжала она. — Мать так прямо и сказала. Потому, наверное, он меня и увез. А она осталась.
— Странно было бы с моей стороны просвещать тебя на эту тему, Ван. Если тебе интересно, то ты должна обратиться к матери.
— Я не знаю, как к ней обращаться, что у нее спрашивать. Отец мне ничего такого не говорил.
Брэди не был удивлен, но он не верил, что ее отец помалкивал, озабоченный исключительно благом дочери.
— А что еще она тебе рассказала? Ты не спрашивала, с чего это она вдруг?
— Мне не пришлось допытываться — она сама призналась. Она сказала, что даже не любила этого человека, что изменяла с ним ради секса.
Брэди потупился, глядя на банку с пивом.
— Что ж, предлагаю вытащить ее на улицу и на глазах у всех забить камнями.
— Это не смешно! — взорвалась Ванесса. — Она изменяла мужу и делала вид, будто ничего не происходит, будто мы по-прежнему одна семья.
— Все это так, — спокойно согласился Брэди, — но, зная Лоретту, можно не сомневаться, что у нее были для этого серьезные причины. Странно, что это не пришло тебе в голову.
— Как ты можешь оправдывать супружескую измену?
— А я и не оправдываю. Я всего лишь хочу напомнить тебе, что в жизни есть не только черное и белое, и я уверен, что, когда ты успокоишься, ты еще спросишь у матери об этих серых пятнах.
— А если бы такое случилось в твоей семье? Как бы ты себя чувствовал?
— Паршиво, чего уж там. — Брэди отставил пиво в сторону. — Обнять тебя?
— Да, — пробормотала Ванесса, чувствуя, что слезы вот-вот польются из ее глаз, и с благодарностью прижалась к нему.
Он нежно обнимал ее и гладил по спине. Как друг. Он понимал, что большего сейчас не требуется. Какими бы сложными ни были его чувства, он не мог отказать ей в этом. Его губы легко касались ее волос — он любил их густой глубокий цвет, аромат, тепло. Она крепко его обняла и положила голову на грудь. «Идеальный у нее все-таки рост, — думал Брэди, — как раз мне до подбородка».
Он был такой прочный. Из ветреного мальчишки он превратился в удивительно крепкого, надежного мужчину. Без лишних вопросов он давал ей именно то, что ей сейчас было нужно. Ни больше, ни меньше. Закрыв глаза, она думала о том, как просто — до ужаса просто было бы влюбиться в него заново.