Читать книгу “Ты будешь там?” онлайн

Я хочу, чтобы ты помнил о тех счастливых днях, когда мы были друзьями.
Тогда жизнь была краше, а солнце — ярче.

Жак Превер и Жозеф Косма

1976 год
Элиоту 30 лет

Взяв щенка на руки, Элиот направился к машине. Он должен был рассказать Матту обо всем, что случилось сегодня. Первым делом надо было позвонить Илене. Однако Купер передумал и повесил трубку до того, как женщина успела ответить. Он собирался описать ей все, что с ним случилось, но так, чтобы она не приняла его за сумасшедшего. Это было непросто. Нет, прежде следует самому все как следует разузнать, а уж затем беспокоить дорогих его сердцу людей.
Элиот открыл дверцу «фольксвагена» и посадил лабрадора на переднее сиденье. Он начинал чувствовать привязанность к маленькому щенку, которого, казалось, сильно взволновало ночное происшествие.
Элиот выехал из приморского комплекса и попал в итальянский квартал. Стояла ночь, машин на дороге почти не было. Доехал на Ломбард-стрит и прошел восемь крутых виражей, следующих один за другим. Из-за них Ломбард-стрит и получила название самой извилистой улицы мира. Красота ее впечатляла, но сегодня вечером Элиот был слишком взволнован, чтобы обращать внимание на клумбы и подсветку.
Молодой человек быстро пересек Норт-Бич, проехал мимо двух башен собора, в котором несколько лет назад Мэрилин Монро обвенчалась с Джо Ди Маггио, и попал на самую вершину Телеграфного холма.
Въехав на холм, Элиот припарковал машину под углом к тротуару, вывернув колеса, как того требовали правила.
— А ты сиди тут, — приказал он собаке.
Щенок недовольно заворчал в ответ, но врач не смягчился.
— Очень сожалею, но это обсуждению не подлежит, — отрезал он, хлопнув дверью.
Элиот стремительно прошел по небольшой дорожке, обсаженной эвкалиптами, сбежал вниз по ступенькам вдоль склона холма. Здесь было красиво и тихо и веяло чем-то деревенским, словно местечко находилось не в самом сердце мегаполиса, а где-то за его пределами. Отсюда открывался прекрасный вид на весь город, а на заднем плане возвышалась светящаяся башня Койт-Тауэр. Обильная сочная растительность служила убежищем для птиц: воробьев, диких попугаев, дроздов-пересмешников… Мужчина пробрался вдоль зарослей рододендронов, фикусов и бугенвиллей по деревянной лестнице. И вот ворота в заброшенный сад. Как всегда, он перелез через них и поднялся на порог деревянного дома, из которого доносился томный припев Марвина Гейя. Элиот собирался было постучать, но, увидев открытую дверь, недолго думая, вошел, сгорая от желания поскорее рассказать другу о ночном происшествии.
— Матт, ты здесь? — крикнул он, входя в гостиную. — Ты не поверишь, что со мной произошло…
Но тут же оборвал себя на полуслове. На столике у окна стояли два бокала с шампанским, рядом — миндальное печенье в вазочке. Приятный запах индийских духов витал по комнате. Элиот нахмурился и обежал взглядом гостиную: туфли-лодочки на высоком каблуке лежали у камина, лифчик пастельного тона был брошен на диване, кружевные трусики зацепились за статуэтку… Похоже, Матт дома не один. Для него же лучше. Если Матт носит все это белье, то он Элиоту больше не друг! Доктор на цыпочках направился к выходу, но вдруг услышал:
— Эй, ты, привет!
Он обернулся, застигнутый врасплох. Перед ним стояла женщина, которую они с Маттом встретили на пляже, но… абсолютно голая.
— Э-э-э… здравствуйте, — отводя глаза, пробормотал в ответ Купер. — Простите, что…
Как будто устыдившись своей наготы, прикрывая одной рукой грудь, а другой низ живота, она грациозно подошла к Элиоту, опьяняя его своей сексуальностью.
— Матт не говорил, что ты тоже будешь участвовать, — задорно сообщила она.
— Не-е-ет… вы ошибаетесь. Я пришел, чтобы…
— Что ты тут делаешь в такое время? — прервал его на полуслове появившийся из спальни Матт, обернувший нижнюю часть тела простыней.
— Мешаю, как видишь…
— Какая проницательность! Но раз уж ты здесь, давай я представлю тебе Тиффани. Она приехала в Сан-Франциско участвовать в отборе на роль очередной девушки Джеймса Бонда.
— Очень приятно, э-э-э… Не буду пожимать вам руку, потому что руки у вас, как я вижу, заняты.
Тиффани улыбнулась, сверкнув безупречно белыми зубами.
Элиот повернулся к другу:
— Послушай, Матт, мне очень нужна твоя помощь!
— Прямо сейчас? Здесь? А до завтра это не может подождать? — поинтересовался француз. Ясное дело, он вовсе не хотел отрываться от такой очаровательной девушки, даже ради друга.
— Ты прав, я позвоню завтра, — согласился Элиот, немного расстроенный. — Прости, что помешал.
Он уже успел сделать несколько шагов по направлению к двери, когда Матт, осознав, что с товарищем действительно случилось нечто из ряда вон выходящее, схватил его за плечо.
— Подожди, дружище, расскажи, что там у тебя.
В другом углу комнаты Тиффани, почувствовав себя ненужной, быстро оделась и собралась уходить.
— Ладно, мальчики, я оставлю вас вдвоем, — сообщила она, собирая вещи. — Если вы предпочитаете общество друг друга…
— Да нет же! — горячо запротестовал Матт, стараясь удержать Тиффани. — Это совсем не то, что ты думаешь. Элиот — мой друг!
— Не волнуйся, дорогой, — заверила она его, — мы же в Сан-Франциско. Я все поняла…
Даже не взглянув на друга, Матт выбежал в сад следом за Тиффани, клянясь всеми богами, что он не гей, и выпрашивая номер телефона. Но молодая женщина, оскорбленная тем, что ею пренебрегли, не соглашалась. Матт с удвоенной настойчивостью спрашивал номер, когда вдруг налетевший с Тихого океана порыв ветра сорвал с него простыню, служившую самодельной тогой. Он схватил первый попавшийся под руку горшок с кактусом и прикрыл им причинное место. Матт еще какое-то время упорно бежал за Тиффани, но та, несмотря на каблуки-шпильки, словно газель, скакала по дорожке. Но тут в соседнем доме зажегся свет. Разбуженная шумом старушка высунула голову в окно. Заметив возмущенное лицо соседки, Матт начал отступать. Он помчался к дому, но, добежав до входной двери, поскользнулся на последней ступеньке и растянулся на пороге. Иголки кактуса впились в его голое тело.
Взвыв от боли, он закрыл за собой дверь и устремил на Элиота тяжелый взгляд, полный упрека.
— Я очень надеюсь, что причина, по которой ты тут всех взбаламутил, достаточно веская.
— Я схожу с ума! Такой причины тебе достаточно?
— Сделай одолжение, не смотри на меня так. И пожалуйста, помолчи немного.
— Я ничего и не говорю, — заверил его Элиот, сдерживая улыбку.
— Ладно уж, проходи, — разрешил Матт. — Я оденусь, и ты расскажешь, что с тобой случилось.
Элиот прошел на кухню и поставил на плиту чайник, намереваясь приготовить кофе. Несмотря на обещание молчать, он не смог удержаться, чтобы не крикнуть Матту:
— Мой тебе совет: попробуй использовать щипчики для выдергивания волос — вдруг поможет!

* * *

Француз избавился от иголок и надел джинсы и свитер. Свежий и бодрый, он занял место за столом.
— Ну, рассказывай, — велел он, наливая себе чашку кофе.
— Я опять его видел, — спокойно произнес Элиот.
— Дай-ка угадаю: ты видел путешественника во времени?
— Да, он оказался у меня на террасе сегодня вечером.
Матт поморщился, попробовав напиток, а затем добавил два кусочка сахара.
— Этот человек говорит то же, что и в прошлый раз? — нахмурившись, спросил он.
— Он утверждает, что он — это я, только на тридцать лет старше.
— Странный симптом, не правда ли, доктор?
— Честно говоря, я не знаю, что и подумать. Он многое обо мне знает… Мои семейные тайны, личные намерения…
— Он тебя шантажирует?
— Нет, он утверждает, будто явился сюда, чтобы увидеть Илену.
— В любом случае, если еще раз встретишься со своим другом из будущего, не забудь спросить, кто выиграет в ближайших футбольных матчах или на бирже… — Матт снова скорчил недовольную гримасу, сделав глоток кофе. Добавив еще три куска сахара и немного молока, продолжил: — Мы могли бы заодно и денежек срубить.
— Ты мне не веришь? — раздосадованно спросил Элиот.
— Да нет же, я верю, что какой-то тип тебя преследует. Но я не верю, что он из будущего.
— Видел бы ты, как он испарился… — задумчиво произнес Элиот.
— Знаешь, ты меня беспокоишь. В нашей компании дураком всегда прикидываюсь я. — Матт встал со стула и вылил напиток в раковину, ворча: — Брр, ну и гадость твой кофе! — Потом продолжил: — Это моя роль, старина, ты что, забыл? Я имею право глупо шутить и совершать дурацкие поступки. А ты у нас воплощение здравомыслия и мудрости. Так что не бери на себя мои функции.
— Очень мило с твоей стороны, но у меня на самом деле плохое предчувствие. Этот тип меня пугает. Хоть старик и говорит, что желает мне добра, я в этом сомневаюсь.
— Ну тогда надо его найти и выбить всю дурь из его башки, — заявил Матт, хватая бейсбольную биту, лежавшую на диване.
— Не горячись, — вздохнул Элиот. — Он вдвое старше нас с тобой.
— Тогда что ты предлагаешь?

Марвин Пени, Гей — чернокожий певец, музыкант и автор песен, стоявший у истоков современного ритм-энд-блюза. Прославился как исполнитель лирических баллад.