Читать книгу “Ты будешь там?” онлайн

* * *

Рождество. Раннее утро.
Сан-Франциско с трудом просыпается после праздника. Улицы пусты, магазины закрыты.
Во многих домах царит праздничная атмосфера. Дети просыпаются и бегут открывать подарки. Улыбаются пожилые люди. Играет музыка, слышны радостные крики. Но для некоторых это тяжелый день, когда особенно остро ощущается одиночество. На Юнион-сквер бомжи ютятся на деревянных лавочках. В больнице «Ленокс» девушка двадцати лет умерла от ожогов. А где-то недалеко от моря расстались два любящих человека.
К дому Элиота подъехало такси и повезло Илену в аэропорт.
Молодой врач тоже покинул дом. Он ездил по дорогам куда глаза глядят, несколько раз чуть не попал в аварию. В китайском квартале открылись магазины. Элиот зашел в первое попавшееся кафе и сразу прошел в туалет.
Его вырвало. Он умыл лицо и вдруг, вытирая руки полотенцем, почувствовал, что рядом кто-то есть. Страдания обострили чувства Элиота. Он научился мгновенно определять присутствие гостя из будущего — того, кто принес ему столько страданий.
Молодой человек обернулся и резко ударил двойника кулаком в челюсть. Тот упал на кафельный пол, не ожидая нападения.
— Это все из-за вас!
Старый врач с трудом поднялся на ноги.
— Вы виноваты в том, что она уехала! — кричал Элиот.
Не желая терпеть оскорбления, старый доктор схватил двойника за волосы и дал ему коленом в живот. Элиот скорчился от боли.
Обменявшись ударами, оба стояли друг напротив друга, тяжело дыша.
Элиот первый прервал молчание и произнес с болью в голосе:
— Она была всем для меня…
— Я знаю, поэтому ты ее и спас.
Старый врач положил Элиоту руку на плечо, пытаясь успокоить:
— Если бы не ты, она бы умерла.
Элиот поднял голову и посмотрел на собеседника. Странно, но он все еще воспринимал его как чужака. Молодой человек прожил лишь половину жизни. А его двойник на тридцать лет старше, и у него гораздо больше опыта, знаний.
Но может быть, и больше угрызений совести, сожалений?
Элиот почувствовал, что его собеседник собирается уходить: начались судороги и пошла носом кровь — характерные признаки того, что старому врачу пора возвращаться в будущее.
Мужчина схватил салфетку и попытался остановить кровь. На этот раз ему хотелось остаться с молодым Элиотом подольше, он знал, что тому предстоят долгие годы одиночества и страданий. Доктор не мог найти слов утешения для своего двойника, да это было и не важно: словами не облегчить такого горя.
Больше всего старший Элиот сожалел, что они так и не поняли друг друга и расстаются во взаимной вражде и недоверии.
Он не хотел уходить, не протянув руку помощи молодому Элиоту. Уверенный в том, что они видятся в последний раз, и помня свое состояние в те годы, старый врач утешительно произнес:
— Ты хотя бы будешь знать, что Илена жива и здорова, а я жил все эти тридцать лет с осознанием ее смерти. Поверь мне, это большая разница.
— Да иди ты!
«Хм… не так-то просто общаться с самим собой», — подумал старый врач, исчезая.
Последнее, что он запомнил, был образ его двойника с немым укором в грустных глазах.

У людей больше нет ни на что времени. Они покупают в магазинах уже готовые продукты у продавцов. Но поскольку не существует магазинов, где продают друзей, то у людей их больше нет.
Антуан де Сент-Экзюпери

Сан-Франциско
1976 год
Элиоту 30 лет

Элиот вышел из туалета. Он еле держался на ногах от гнева и бессилия.
Что он сделал, чем провинился, чтобы заслужить такое наказание?
Доктор все еще не мог забыть взгляд Илены, когда он произнес, что больше не любит ее. Сколько было в ее лице отчаяния, горя, неразделенной любви!
Конечно, он поступил так бесчеловечно, чтобы спасти ее, но она никогда об этом не узнает и всю оставшуюся жизнь будет ненавидеть его.
Да он и сам себя сейчас ненавидел.
Мрачный и уставший, Элиот сел за барную стойку и заказал стакан рисовой водки. Выпив залпом, он заказал следующий, а затем еще один.
Ну вот, сейчас он напьется, как напивался его отец, — до полного беспамятства.
Вообще Элиот пил мало и только чтобы сделать приятное Матту, знатоку хороших напитков, который частенько просил друга оценить тот или другой сорт вина. Элиот, живя в семье пьяницы, еще в детстве испытал на себе все последствия чрезмерного употребления алкоголя и не собирался уподобляться своему папочке.
Но сегодня именно это ему было и надо: он хотел забыться, потерять контроль над своими мыслями. Элиот заказал еще один стакан водки. Официант подозрительно посмотрел на него и замешкался, прекрасно понимая, что клиент собирается напиться до невменяемого состояния.
— Дай сюда, — взревел Элиот, выхватывая из рук остолбеневшего официанта бутылку и кидая десятидолларовую бумажку на барную стойку.
Он вышел на улицу, прижимая к груди бутылку. Дойдя до машины, сел, завел мотор и заорал:
— Смотри, папа, я как ты! Я весь в тебя!
И машина понеслась по улицам города.

* * *

Найти наркотик в Сан-Франциско не так уж сложно.
Наркоманы часто бывали пациентами Элиота, и доктор хорошо знал, какие места они посещают.
Мужчина направился в Тендерлойн, квартал, пользующийся дурной репутацией. Здесь легко можно было достать любые наркотики. Десять минут он ездил по узким грязным улицам в поисках знакомого наркодилера. Наконец увидел его. Это был негр Ямда, с которым Элиот не раз имел дело. Чернокожий преступник пытался продавать свой товар на территории «Фри Клиник» людям, лечащимся от передозировки. Элиот пару раз разбирался с ним лично, и однажды дело дошло до рукоприкладства.
Конечно, молодой врач мог бы найти другого человека, распространявшего наркотики (а их в квартале достаточно), но у него было острое желание унизить себя в собственных глазах.
Увидев доктора, наркоторговец хотел было спрятаться в переулке, но, оценив его внешний вид, быстро понял, что сегодня Элиот пришел к нему в качестве клиента.
— Что, док? Хреново?
— Что у тебя есть?
— Сколько дашь?
Элиот достал кошелек. Насчитал семьдесят долларов — сумма, достаточная для большого количества травы.
— Выбирай, что сердцу угодно, — предложил Ямда с ликованием в голосе. — Есть гашиш, ЛСД, героин…

* * *

В периоды затишья кажется, что мы их победили.
Что наконец смогли их изгнать.
Что они больше не вернутся.
Никогда.
Но это не так.
Наши демоны всегда с нами.
Прячутся в тени, ждут своего часа.
Ждут, что мы потеряем бдительность.
И когда уходит любовь…

* * *

Приехав домой, Элиот с трудом поднялся по лестнице и сразу направился в ванную. Маленький лабрадор, услышав, что вернулся хозяин, выбежал ему навстречу и проводил до двери, весело помахивая хвостом.
— Отвяжись! — крикнул Элиот щенку и попытался его пнуть, но промахнулся.
Растакуэр обиженно взвизгнул и попытался вновь привлечь внимание хозяина. Но Элиот схватил его за шкирку и безжалостно выкинул в холл.
Оставшись один, доктор заперся в ванной, достал из аптечки шприц и иглу. Вынул из кармана пакетик героина, который продал ему Ямда.
Нужно было как можно быстрее что-то с собой сделать, лишь бы забыть сегодняшний кошмар, забыть глаза Илены, забыть слова двойника из будущего и отключиться. Элиот не хотел, как хиппи, испытать кайф или освободить сознание. Он надеялся, что в голове станет пусто и сердце перестанет так сильно болеть.
Разведя героин водой и профильтровав, Элиот впрыснул наркотик в вену на руке.
Горячая волна накрыла его с головой, и он почувствовал, что уплывает куда-то далеко-далеко, в темноту…

* * *

Сан-Франциско
1976 год. Несколькими часами позже…
Матту 30 лет

В это рождественское утро Матта охватила полная хандра. Последние недели француз работал не покладая рук на только что купленном небольшом винном заводе и смог достаточно быстро наладить процесс.
Сегодня жизнь показалась ему пустой и никчемной. Заглушив в себе чувство гордости, он взял телефон и набрал номер Тиффани. Он уже давно собирался извиниться за свое поведение. Телефон долго не отвечал. Возможно, девушка уехала из города, не предупредив его.
Вот что случается, когда откладываешь дела на потом.
В полдень француз решил поехать к морю. Элиот должен был улететь на Гавайи, а Матту полагалось зайти покормить Растакуэра и прогуляться с ним по пляжу.