Читать книгу “Ты будешь там?” онлайн

В холле больницы он увидел взволнованных пациентов, врачей и медсестер, столпившихся у телевизора.
Элиот еще помнил слова своего двойника, произнесенные в 1976 году: «11 сентября 2001 года во Всемирном торговом центре Нью-Йорка произошло нечто непредвиденное».
В течение всех этих лет Элиот спрашивал себя, что бы это могло быть. Растолкав людей, он подошел к телевизору и увидел…

2002, 2003, 2004, 2005…
Элиоту 56, 57, 58, 59…

Мы располагаем лишь малым количеством времени.
И очень часто растрачиваем его понапрасну.

Сенека

Манхэттен
Январь 2006 года
Элиоту 60 лет

Элиот взял отпуск, чтобы помочь Энжи устроиться в Нью-Йорке, где девочка собиралась учиться медицине.
Оставив дочь обустраиваться в новой квартире, он уехал по делам на несколько часов. Такси доставило его к одному из современных небоскребов на углу Парк-авеню. Купер вошел в здание и поднялся в лифте на тридцать третий этаж. Вчера он сдавал здесь анализы и сегодня должен был получить результаты. Элиот решил проверить здоровье в Нью-Йорке, а не в Сан-Франциско, где все его знали. Конечно, у врачей существует понятие медицинской тайны, но все равно в больнице, впрочем, как и везде, слухи распространяются с быстротой молнии.
— Заходи, Элиот, — пригласил его доктор Джон Голдвин.
Мужчины учились вместе в Калифорнии и часто созванивались. Элиот сел в кресло, а Голдвин открыл папку и положил на стол несколько снимков.
— Я не буду тебе врать, Элиот, — сказал он серьезно.
— У меня рак, да?
— Да.
— Последняя стадия?
— Боюсь, что да.
После недолгого молчания Элиот уточнил:
— Сколько мне осталось?
— Несколько месяцев.

* * *

Четвертью часа позже Элиот шел по улице среди небоскребов и машин. Небо было голубым, но холод сковывал тело.
Все еще находясь в шоке от услышанного, доктор потерянно бродил по улицам.
Проходя рядом с магазином, Купер увидел свое отражение в витрине. Боже, я стал похож на своего двойника. Тридцать лет промелькнули как один день.
Ну вот я и стал им…
Глядя на свое измученное лицо, опущенные плечи, он мысленно обратился к своему двойнику: «Если бы ты меня предупредил!..»

Бросив меня на произвол судьбы, Он ушел однажды солнечным утром.
Эдит Пиаф


Февраль 2007 года
Элиоту 61 год

Три минуты до смерти…
Элиот лежал на диване, завернувшись в одеяло, и смотрел, как заходит солнце над Сан-Франциско.
Он дрожал и, несмотря на кислородную маску, с трудом мог дышать.
Ему казалось, что его тело распадается на мелкие части.

Две минуты до смерти…
Вот и пришел этот страшный час. Время отправляться в последний путь.
Говорят, что жизнь меряется не продолжительностью, а качеством — тем, как ты ее прожил.
Легко судить о смерти людям, которые пышут здоровьем!
Что же касается Элиота, он постарался взять от жизни все. Но получилось ли у него? Все познается со временем.
Ближе к смерти.

Последняя минута…
Ему хотелось бы умирать с улыбкой на губах, как счастливому человеку.
Но это, оказывается, непросто.
Напротив, Элиот чувствовал себя одиноким и покинутым, как маленький мальчик.
Он боялся.
Он не предупредил Энжи.
Рядом с ним никого не было.
И тогда, чтобы не чувствовать себя тоскливо, Купер стал думать об Илене. В последнюю минуту жизни он убедил себя, что она рядом с ним и все так же любит его.

Он человек и потому может иметь секреты.
Но он также имеет право рано или поздно их раскрыть.

Филип Рот

Февраль 2007 года
Три дня спустя

Зимнее солнце освещало зеленые аллеи кладбища Гринвуд. Непосвященным это печальное место казалось старинным уютным парком.
Только что опустили гроб, и все, кто хотел попрощаться с Элиотом, стояли перед ямой, по очереди молча кидая в нее землю. Энжи подошла первой вместе с мамой, прилетевшей из Милана. Потом подходили коллеги и пациенты, которых оперировал Элиот. Если бы он мог увидеть свои похороны, то был бы тронут количеством людей, которые хотели проводить его в последний путь. На кладбище пришел и детектив Малден, он уже давно вышел на пенсию. Старик подошел к гробу, опираясь на руку своего бывшего коллеги, капитана Дугласа, теперь возглавляющего городской комиссариат.
Церемония длилась полчаса и закончилась незадолго до наступления темноты. Люди быстро разошлись. Многие, вернувшись домой, грустно думали: «И я когда-нибудь умру… Главное, чтобы это случилось не скоро».

* * *

Маленькое кладбище опустело, поднялся ветер, гоня прочь припозднившихся людей.
Убедившись, что он остался один, пожилой мужчина, державшийся в стороне во время траурной церемонии, подошел к могиле.
Это был Матт. Тиффани уговаривала его не ходить на похороны. Она считала, что не стоит провожать в последний путь человека, который за последние тридцать лет ни разу не позвонил.
Но Матт все равно пришел.
Со смертью Элиота окончательно ушла надежда на примирение, которую он тайно лелеял все эти годы. Матт подозревал, что тридцать лет назад с Элиотом случилось нечто странное, как иначе объяснить его внезапную перемену по отношению к лучшему другу? И как оправдать разрыв с Иленой, ведь Элиот так любил ее?
Все эти вопросы навечно останутся тайной.
— Ты унес свои секреты с собой, — грустно вздохнул Матт.
Воспоминания вдруг нахлынули на него, и он с болью и радостью обратился мыслями к тем годам, когда они с Элиотом дружили.
Матт опустился на колени перед памятником и замер. Горькие слезы стекали по его щекам. С возрастом слезы все чаще наворачивались у него на глазах, и он ничего не мог с этим поделать. Он стал сентиментальнее и мудрее.
Поднимаясь, Матт тихо сказал:
— Ты ушел первым, так что займи мне местечко в раю, как обещал тридцать лет назад.
Он уже собирался уходить, но почувствовал, что кто-то подошел к нему сзади.
— Вы, наверное, Матт…
Он обернулся и увидел молодую красивую женщину в черном пальто.
— Меня зовут Энжи, я дочь Элиота, — представилась она, протягивая ему руку.
— А я Матт Делюка.
— Папа говорил, что вы останетесь у могилы дольше всех и так я смогу вас узнать.
— Мы были друзьями, — смущенно прошептал Матт. — Очень близкими друзьями… — После недолгого молчания он уточнил: — Но это было давно, еще до твоего рождения.
Внимательно разглядывая девушку, Матт был поражен ее сходством с Элиотом. Энжи заимствовала у отца многие черты и была очень обаятельна, даже несмотря на печаль в глазах.
— Мой папа оставил вам вот это, — сказала она, протягивая ему бумажный пакет.
— Правда?.. — удивленно спросил Матт.
Энжи, помедлив, добавила:
— Незадолго до смерти он сказал мне, что если у меня будут проблемы…
— То что? — подбодрил Матт смущенную девушку.
— Он сказал, что если мне нужна будет помощь, то я всегда могу обратиться к вам и вы поможете.
Тронутый доверием старого друга, Матт подтвердил:
— Конечно, я сделаю все, что в моих силах.
— Ну, тогда до свидания, — сказала Энжи, удаляясь.
Матт подождал, пока девушка скроется из виду, и повернулся к могиле.
— Ты можешь на меня рассчитывать, — уверенно сказал он. — Я присмотрю за ней.
И ушел с кладбища, прижимая к груди пакет. Он опять плакал.

* * *

Матт мчался по 29-му шоссе в Калистогу, городок, расположенный в Напа-Вэлли, — туда, где находился его виноградник. Тиффани уехала в Европу, чтобы провести рекламную кампанию по распространению их вин, и Матт не хотел возвращаться в пустой и холодный дом в Сан-Франциско.