Читать книгу “Ты будешь там?” онлайн

— Не сердись, но мне кажется, ты плохо выглядишь.
— Долго еще будут продолжаться эти любезности?
— Я беспокоюсь за тебя. Ты слишком много работаешь.
— Я хорошо себя чувствую, слышал?! Немного устал во время поездки в Камбоджу…
— Не надо было туда ездить, — недовольно отрезал Матт. — Я считаю, что Азия…
— Напротив, поездка была интересной и познавательной. Со мной приключился забавный случай.
— Какой же?
— Я встретился со старым камбоджийцем. Помог ему, и он, как джинн из лампы, предложил исполнить мое самое заветное желание.
— И что ты ему заказал?
— Попросил невозможного.
— Сделать так, чтобы ты выиграл наконец хотя бы одну партию в гольф?
— Матт, перестань.
— Ну а что же тогда?
— Я сказал, что хотел бы увидеть еще раз одного человека.
В это мгновение Матт понял, что друг говорит серьезно, и шутливое выражение сразу исчезло с его лица.
— И кого же ты хотел увидеть? — спросил он, заранее зная ответ.
— Илену…
При этих словах на обоих друзей словно опустилась пелена грусти. Но Элиот быстро стряхнул с себя задумчивость. В то время как официант подавал первое блюдо, он продолжил рассказ об удивительном пузырьке с пилюлями и о кошмаре, который приснился ему ночью.
Матт постарался приободрить друга:
— Мой тебе совет: забудь об этой истории и сделай небольшой перерыв в работе.
— Ты даже представить не можешь, насколько реальным казался мне этот кошмар и как я разволновался, когда проснулся. Так странно встретить самого себя, только на тридцать лет моложе…
— Ты и вправду думаешь, что сон был вызван пилюлями?
— Ну а чем же еще?
— Может, ты накануне съел что-нибудь несвежее, — предположил Матт. — Не следует слишком часто ходить в китайские забегаловки.
— Матт, перестань!
— Я серьезно. Не ходи больше к Шоу. Утка у него готовится не иначе как из собачатины…

* * *

Оставшуюся часть обеда друзья провели в хорошем настроении. С Маттом всегда было весело. Когда друг оказывался рядом, Элиот забывал все свои мрачные мысли и проблемы. Разговор принял шутливый оттенок и крутился вокруг менее серьезных вопросов.
— Ты видишь ту девушку у барной стойки? — спросил Матт, проглатывая последнюю ложку десерта. — Она на меня смотрит?
Элиот повернулся и взглянул в указанном другом направлении. Очаровательная наяда с длиннющими ногами и глазами огромными, как у лани, томно потягивала из бокала сухой мартини.
— Да это же девочка по вызову, старина.
Матт покачал головой:
— Я так не думаю.
— Спорим?
— Ты так говоришь, потому что она смотрит на меня, а не на тебя.
— Сколько лет ты бы дал ей?
— Двадцать пять.
— Ну а тебе сколько?
— Шестьдесят, — признался Матт.
— Потому она на тебя, на старика, и смотрит, что является девочкой по вызову.
Матт принял удар, перед тем как горячо возразить:
— Я еще никогда не чувствовал себя настолько в форме, как сегодня!
— Мы стареем, дружище, это жизнь, и я думаю, тебе пора смириться.
Матт принял сей очевидный факт с легкой тревогой.
— Ну, я поехал, — сказал наконец Элиот и поднялся из-за стола. — Пойду спасу еще несколько жизней. А ты? Что ты собираешься сейчас делать?
Матт бросил взгляд в сторону барной стойки и с грустью констатировал, что наяда и думать забыла про него, теперь она весело болтала с молодым клиентом. Раньше француз с легкостью смог бы отбить красавицу у этого фата, но теперь он чувствовал: сегодняшняя битва им проиграна.
— Моя машина на стоянке, — сказал Матт, догоняя Элиота. — Пожалуй, подвезу тебя до больницы. Такому старичку, как я, может понадобиться медицинский осмотр…

Проведите час с симпатичной девушкой, и вам покажется, что прошла минута. Сядьте на минуту на горячую сковородку, и вам покажется, что прошел целый час. Это и есть относительность.
Альберт Эйнштейн

Сан-Франциско
1976 год
Элиоту 30 лет

— Хорошо, не правда ли? — спросил Матт, растягиваясь на песке и показывая на простирающуюся перед ними огромную бухту, окруженную холмами.
В то время финансовое положение друзей оставляло желать лучшего. Они и помыслить не могли об обеде в ресторане. В полдень молодые люди любили встретиться на пляже и съесть по хот-догу, перед тем как вернуться на работу.
Тот день был замечательным и солнечным. Вдалеке Голден Гейт, окутанный легким туманом, казалось, парил на ковре из молочных облаков.
— Ты прав, здесь лучше, чем в тюрьме, — согласился Элиот, вгрызаясь в огромный бутерброд.
— У меня есть потрясающая новость, — заявил с таинственным видом Матт.
— Да? Какая?
— Потерпи еще немного, старина, этот сюрприз останется на десерт…
Рядом веселились несколько молодых людей, решивших воспользоваться последним теплом бабьего лета. Клешеные штаны, тонкие свитера у парней; длинные разноцветные туники, курточки персикового цвета и украшения-безделушки у девушек.
Матт включил проигрыватель и попал на хит сезона: песню «Hotel California» группы «Иглз».
Насвистывая припев, Матт рассматривал людей на пляже.
— Видишь девушку справа? Она на нас смотрит?
Элиот осторожно обернулся. Молодая, грациозная, словно нимфа, она лежала на полотенце и лениво облизывала итальянское мороженое. Скрестив длинные ноги, красавица бросила выразительный взгляд в их сторону.
— Очень даже возможно.
— Как она тебе? — спросил Матт, кивнув девушке.
— Напоминаю, в моей жизни уже есть женщина.
Матт махнул рукой.
— Ты знаешь, что всего пять процентов млекопитающих живут парами?
— Ну и что из этого?
— Почему бы нам не присоединиться к остальным девяноста пяти процентам, которые не усложняют свою жизнь бессмысленными принципами?
— Не знаю, согласилась бы с тобой Илена или нет…
Матт проглотил последний кусок хот-дога и бросил беспокойный взгляд на друга.
— Слушай, с тобой все нормально? Ты неважно выглядишь.
— Не любезничай. Ты меня смущаешь.
— Я за тебя волнуюсь, ты слишком много работаешь.
— Работа — это здоровье.
— А, понял, ты опять ужинал у этого китайца, недалеко от твоего дома?
— У мистера Шоу?
— Да. Ты уже пробовал его утку по-пекински?
— Очень вкусно.
— А по-моему, эта утка сделана из собачатины.
Продавец, разносивший мороженое, прервал их разговор:
— Какое мороженое желаете, господа: фисташковое, карамельное, кокосовое?
Элиот доверился вкусу своего друга, и Матт с удовольствием выбрал мороженое для обоих. Как только продавец ушел, разговор возобновился.
— Как прошел уикенд во Флориде? У тебя озабоченный вид.
— Вчера вечером произошло нечто удивительное, — признался Элиот.
— Внимательно слушаю.
— Я встретил кое-кого в аэропорту.
— Женщину?
— Мужчину… лет шестидесяти.
В то время как Матт хмурил брови, Элиот рассказал ему о своей странной встрече с таинственным мужчиной, который исчез в туалете.
Выслушав друга, француз недовольно прокомментировал:
— О, это еще хуже, чем я думал.
— Клянусь, это правда.
— Послушай меня, дружище, тебе надо сделать небольшой перерыв в работе.
— Не беспокойся за меня.
— С чего это мне беспокоиться, Элиот? Когда ты говоришь, что твой двойник приходит к тебе из будущего, — это ведь абсолютно нормально, правда?
— Да ладно тебе, давай лучше поговорим о чем-нибудь другом.
— Как поживает твоя драгоценная Илена?
Элиот повернулся к океану, и несколько мгновений его взгляд блуждал среди тумана, окружавшего металлические столбы Голден Гейт.
— Она хочет, чтобы у нас был ребенок, — задумчиво произнес он.
Лицо Матта просияло.
— Классно! Можно я буду крестным?
— Я не хочу детей, Матт.
— Да? И почему же?
— Ты прекрасно знаешь. Мир стал слишком опасным и непредсказуемым…
Матт закатил глаза.
— Ты бредишь, старина. Ты будешь рядом, чтобы защищать своего малыша. И Илена, и даже я — все мы примем посильное участие. Для чего же тогда нужны родные и крестные родители?

Наяды — в греческой мифологии были нимфами водной стихии.